Accessibility links

Они ждали нас 25 лет


Участники историко-просветительской конференции считают, что процесс восстановления ингушской республики не закончен до сих пор

Участники историко-просветительской конференции считают, что процесс восстановления ингушской республики не закончен до сих пор

На этой неделе в Ингушетии вспоминали об общенародном референдуме по образованию республики, состоявшемся 25 лет назад. О том, как и в каких условиях проходило общенародное голосование, очевидцы этого события рассказали на историко-просветительской конференции, специально приуроченной к этой знаменательной дате.

25 лет назад, 30 ноября 1991 года, ингуши сделали свой очередной исторический выбор – провели первый общенародный референдум. 3 декабря т.г. общественное движение «Опора Ингушетии» совместно с КПЦ «Эздел» приурочили к этому событию конференцию, на которую пригласили участников референдума, представителей государственных, муниципальных органов власти и общественных организаций.

Референдум стал прологом к восстановлению Ингушской Республики, но почему-то именно эта дата до сих пор никак не отмечалась наряду с другими событиями в истории молодой кавказской республики. Организаторы конференции прежде всего хотели выразить глубокое уважение тем, кто 25 лет назад благодаря своему мужеству и самоотверженности выполнил тяжелую, но очень важную задачу по проведению первого референдума, а также стоял у истоков становления государственности ингушей. «Нас слишком долго не было рядом с ними. Они слишком долго ждали нашего признания, многие из них уже никогда не услышат нашей благодарности», написано в пресс-релизе, анонсирующем это мероприятие. Бембулат Богатырев, Бексултан Сейнароев, Якуб Куштов, Беслан Костоев, Юсуп Героев, Ибрагим Костоев, Муса Дарсигов, Бек Абадиев, Федор Боков, Магомед Музаев, Султан Хамчиев и многие другие известные в Ингушетии люди стояли у истоков образования республики. Имена этих людей упомянул на своей страничке в Инстаграм и глава республики Юнус-бек Евкуров.

Главный редактор республиканской газеты «Сердало», политолог Якуб Патиев в своей статье «1991 год. Референдум» вспоминает о тех событиях, которые предшествовали всенародному опросу. За месяц до голосования ингушей, 27 октября 1991 года, президент Чеченской Республики Джохар Дудаев издал указ об объявлении суверенитета. После выхода Чечни из состава России выбирать ингушам было особо не из чего – либо примкнуть к чеченцам, либо остаться в составе Российской Федерации. Активисты движения Народный Совет Ингушетии выступили с инициативой проведения референдума среди ингушей с целью узнать их мнение по этому вопросу.

17 ноября 1991 г. на многотысячном митинге в г. Назрани народный депутат России Б. Богатырев и народный депутат СССР М. Дарсигов рассказали о своей встрече с президентом России Б. Н. Ельциным, который обещал решить ингушскую проблему в случае подтверждения ингушами желания остаться в составе России. Через несколько дней, 22 ноября, там же, в Назрани, на еще одном, общенациональном, митинге одобрили решение провести референдум.

25 ноября Народный Совет опубликовал заявление, в котором говорилось о том, что Советы народных депутатов всех трех ингушских районов, а также ингушского населения Пригородного района, поддержали решение Народного Совета Ингушетии о проведении 30 ноября 1991 года всенародного опроса, и призвал всех граждан Ингушетии «сказать свое «да» Ингушской республике в составе РСФСР».

По данным, приведенным в статье Патиева, парламент Чеченской Республики 27 ноября 1991 г. принял Постановление №41 о признании не имеющими юридической силы результатов назначенного на 30 ноября референдума ингушского народа. Мэр г. Грозного Беслан Гантамиров запретил проведение референдума на территории города. Президиум Верховного Совета Северо-Осетинской ССР принял Постановление «О референдуме ингушского народа» и назвал его «грубым вмешательством во внутренние дела суверенной Северо-Осетинской ССР».

Да и не все ингуши были согласны на проведение плебисцита. Против выступили сторонники партии «Нийсхо», которые не видели в этой акции никакой необходимости и по мере своих возможностей препятствовали ее проведению. Были и такие, кто настаивал на сохранении единой чечено-ингушской республики. Среди них и группа действующих офицеров-ингушей тогда еще советской армии, приезжавших в гости к Джохару Дудаеву с предложением создания единой вайнахской республики. Об этих разногласиях вспоминали и участники конференции в Назрани, но все присутствующие сошлись во мнении, что нет смысла сейчас предъявлять кому-то претензии и обвинения, тем более что и сторонники, и противники референдума хотели только блага для своего народа и восстановления исторической справедливости.

Референдум состоялся в назначенное время. В Грозном, несмотря на запрет горсовета, никаких препятствий для участников голосования не было. Сотрудники милиции, выставленные возле закрытых участков для проведения референдума, к своим обязанностям отнеслись формально и всех желающих голосовать пропускали. В Осетии, напротив, были случаи, когда организаторов референдума просили освободить помещения, арендованные для проведения этого мероприятия. Тем не менее голосование продолжилось на улице. Урны размещали в багажниках машин, а ведомости заполнялись на капотах автомобилей. По сообщениям Народного Совета Ингушетии, проголосовало 73,7% (96 873 чел.) от числа имеющих право голоса и 92,5% (89 661 чел.) из них ответили «да» на поставленный вопрос».

Вопрос был один: «Вы за создание Ингушской Республики в составе Российской Федерации с возвратом незаконно отторгнутых земель и со столицей в г. Владикавказе?»

5 февраля 1992 г. президент России Б. Ельцин обратился к Верховному Совету РФ с законодательной инициативой об образовании Ингушской Республики в составе РФ.

4 июня 1992 г. был издан соответствующий закон Российской Федерации, но без учета мнения ингушей, высказанного ими на референдуме. Де-факто республику создали без границ и не включили в ее состав Пригородный район и г. Владикавказ. Менее чем через пять месяцев произошел осетино-ингушский конфликт, который окончательно похоронил надежду на исполнение федеральными органами итогов референдума. В молодую, еще не сформировавшуюся республику хлынул поток беженцев и вошли колонны бронетехники.

Участники историко-просветительской конференции считают, что процесс восстановления ингушской республики не закончен до сих пор, поэтому в итоговой резолюции они обратились к руководству России, республик Ингушетия и Северная Осетия с просьбой принять все необходимые меры для исполнения решения первого референдума ингушского народа и закона РФ «О реабилитации репрессированных народов», для того чтобы завершить процесс реабилитации ингушей.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG