Accessibility links

Грузинское общество непредсказуемо: когда национальная валюта накренилась, как Пизанская башня, и начала оседать, как Вавилонская, а руководство правящей партии и администрация президента протаранили друг друга, подобно пылающим галерам в кинофильме «Бен-Гур», и кабинет министров с мрачной решимостью Кассандры предрек неминуемый рост цен, – самый яростный спор развернулся вокруг фотографии некоего обнаженного юноши.

Краткое содержание предыдущей серии: молодой человек из Тбилиси отправился отдыхать в Сванетию. Неизвестно, как долго фигурант наслаждался горным воздухом и из каких еще источников черпал вдохновение, но, как бы там ни было, он совлек с себя одежду, вышел на балкон гостиницы и сфотографировался на фоне легендарных сванских башен, слегка прикрывшись левой рукой и воздев к небесам правую, после чего выложил снимок в социальную сеть. В следующий раз Грузия увидела главного героя этой истории уже в видеоформате: сидя на заднем сидении автомобиля в обществе двух личностей весьма суровой наружности в сванских шапочках, он смиренно извинился за свое поведение.

Если бы на здание тбилисской мэрии упал Тунгусский метеорит, о чем втайне мечтают многие горожане, реакция, вероятно, была бы менее бурной. Традиционалисты торжествовали и чуть ли не приплясывали от возбуждения, как жрецы перед окровавленным жертвенником, а либералы гневно требовали наказать блюстителей нравов в сванских шапочках. Но полицейские, установив, что стороны не имеют взаимных претензий, умыли руки, как и завещал им Понтий Пилат. А некоторых зрителей, судя по реакции в соцсетях, прежде всего, встревожила фраза одного из горцев о том, что обычаи и традиции стоят для него выше законов и Конституции.

Здесь следует отмотать пленку назад – в первой половине XIV века Георгий V Блистательный освободил Грузию от монгольского ига, образумил феодалов, перебив самых буйных, и, наконец, занялся делами горных областей, погруженных в хаос. Убийства и грабежи делали жизнь в горах невыносимой; насилие захлестывало сопредельные равнинные княжества. Георгий, подобно предшественникам, мог послать туда карательную экспедицию, но, решив «дойти до самой сути», отправился в горы сам. Царь подолгу беседовал с местными жителями, посещал разные общины и, вернувшись в столицу вместе с их старейшинами, созвал советников. Он создал особый, адаптированный к условиям гор свод законов, который вобрал в себя древние установления и обычаи, не отвергая их, но подчиняя верховенству права в его средневековом понимании, и ввел суровые наказания за тяжкие преступления.

С тех пор жизнь горцев Восточной Грузии упорядочилась, а их сближение с жителями равнинных областей в процессе создания единой нации стало необратимым. Исторические судьбы Сванетии были несколько иными, но в конце концов и она пришла к схожим отношениям с центральной властью, а если шире – со всей остальной Грузией. К чувствам горцев принято относиться с подчеркнутым уважением, но в то же время их традиции давным-давно не рассматриваются как альтернатива закону. И их противопоставление Конституции явилось отрицанием не только новейших либеральных веяний, но и важнейшего принципа государственного строительства, обеспечившего единение горных и равнинных областей благодаря одному из самых проницательных грузинских монархов.

Сама форма публичного видеопокаяния в присутствии оппонентов совершенно не распространена в Грузии, поэтому параллельно основной дискуссии выпускники «школы жизни» и профессора «уличной академии», обменявшись мнениями, пришли к выводу, что демонстративная публичность п(р)оступка не является достаточным основанием для пренебрежения неписанными правилами классической разборки ad libitum, посетовав, что раньше трава была зеленее, а люди хоть и круче, но не в пример гуманней.

Некоторые активистки помчались в горы фотографироваться на фоне древних святынь и заснеженных вершин с вытянутыми в небезызвестном жесте средними пальцами и, мягко говоря, несколько приподнятыми юбками, но эта кампания не стала массовой и ни на шаг не приблизила спорящих к пониманию сути проблемы.

Сегодня в столичном обществе доминирует представление о Грузии как о европейском островке в океане азиатчины. Ментальные связи с Россией, Персией, другими соседними странами и народами в рамках данного подхода игнорируются или воспринимаются как препятствие. Горные же области, подобно гигантским каменным мостам, соединяют Грузию с миром Кавказа и присущей ему особой идентичностью, от которой многие молодые грузины отстраняются с презрительной усмешкой. Благодаря современным информационным технологиям друзьями и своего рода соотечественниками для них становятся единомышленники в других странах, а вот в грузинских традиционалистах они зачастую видят врагов, готовых растоптать их свободу и европейскую мечту с орочьей жестокостью. Так возникает страх, затем желание нейтрализовать опасность с помощью государства, и неокрепшие умы быстро приходят к рассуждениям о том, что великая цель оправдывает любые средства.

Семь столетий лет назад Георгий V начал с того, что выслушал людей, которых ему советовали принудить к повиновению, и лишь затем приступил к решению проблемы. Вероятно, именно такой подход поможет сделать дальнейшую европеизацию привлекательной и менее болезненной как для всего традиционалистского сообщества, так и для отдельно взятых жителей горных областей, а в перспективе и для их соседей по Кавказу. Если же относиться к происходящему как к крестовому походу европейской Грузии против азиатской или кавказской Грузии, то сопротивление будет нарастать и его жертвой станет единство нации.

Правительству выгодны подобные споры. Старая оппозиция в коме, а новой пока не видать, и недовольные граждане высказывают свои претензии властям сами, не прибегая к посредническим услугам оппозиционных партий. Если это продлится достаточно долго, значительная часть оставшегося наедине с правительством общества начнет ощущать оппозицией себя и рейтинг «Грузинской мечты» полетит под откос, как эшелон, подорванный партизанами. Партия власти чувствует себя спокойнее, когда жители Грузии на время забывают о насущных проблемах и рассуждают, к примеру, о правовых и моральных аспектах умеренного эксгибиционизма в высокогорной полосе.

Тем не менее спор о скандальном селфи не был бесполезен – за ним скрывалась очередная лихорадочная (пусть безуспешная) попытка выяснить, «откуда мы пришли, кто мы и куда идем». Еще раз стало очевидно, что некоторые идеи и черты национального характера вошли друг с другом в противоречие и его нельзя преодолеть наскоком. Но, возможно, не все так плохо, раз уж обе стороны называют высшей ценностью свободу, хоть они и воспринимают ее по-разному.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG