Accessibility links

О борьбе за штурвал на терпящем бедствие корабле


Как считают многие наблюдатели, протестные настроения в обществе в ходе парламентских выборов, возможно, скорее сможет использовать для себя не «старая оппозиция», а «третья сила»

Как считают многие наблюдатели, протестные настроения в обществе в ходе парламентских выборов, возможно, скорее сможет использовать для себя не «старая оппозиция», а «третья сила»

В последние годы такие периоды, как подготовка к разнообразным праздникам и их проведение, мероприятия наподобие проходивших в соседнем Сочи Олимпийских игр, курортный сезон и так далее, воспринимаются многими в абхазском обществе как дарованные объективными обстоятельствами передышки в борьбе политических элит за власть. Все было бы гораздо проще и не так докучало массам, если бы в какой-то момент истории Республики Абхазия в этой борьбе не возобладало нетерпение.

Поскольку мы не одни в этом мире, хочу напомнить, что в государствах с так называемой устоявшейся демократией, кто бы как ни относился к деятельности той или иной властной команды, смена ее происходит «строго по расписанию», то есть после очередных всенародных выборов – будь то США или Австралия, Франция или Германия... Но в некоторых странах оппозиционные политики оказываются слишком нетерпеливы для этого. Вот в прошлом году, например, удалось отстранить от власти действовавшего президента в Бразилии. Аналогичная попытка была предпринята позавчера в венесуэльском парламенте, но вчера верховный суд Венесуэлы заявил, что Национальная ассамблея не имеет для этого соответствующих полномочий и Николас Мадуро остался у государственного руля.

Подобное нетерпение в независимой Абхазии впервые проявилось в 2003 году, когда общественно-политическое движение «Амцахара», очень быстро радикализуя свои требования, заявило вдруг о необходимости объявления импичмента первому президенту Владиславу Ардзинба, хотя до президентских выборов оставалось меньше года. Другое оппозиционное ОПД – «Айтайра» – посчитало это требование алогичным (к тому же президент был болен) и не поддержало его. Политический кризис осени 2004-го показал, что в обоих противостоящих друг другу политических лагерях немало тех, кто готов прибегнуть к методам силового «продавливания» ситуации. В 2009 и 2011 годах сторонники Хаджимба дважды проигрывали президентские выборы, но в 2014-м нетерпение в этом политическом лагере взяло верх и привело к событиям 27 мая...

Нынешние оппозиционеры также, начиная с весны 2015-го, повели разговоры о необходимости досрочной смены президента. Мне запомнилась многозначительная фраза на пресс-конференции одного из лидеров Блока оппозиционных сил о площади перед Абхаздрамтеатром как о месте проведения народного схода: «Нам тоже нравится это место...»

Прошлогодние провал референдума 10 июля о досрочных президентских выборах (провал, у которого много «отцов») и сход 15 декабря, закончившийся компромиссным соглашением между оппозицией (большей ее частью) и властью, наводят на мысль о поражении нынешних «нетерпеливых» и возвращении борьбы за власть в Абхазии в общепринятое, выборное русло. Но было бы слишком оптимистично и опрометчиво считать, что это «поворот навсегда». Очень многое тут будет зависеть от парламентских выборов, до которых осталось два месяца, в частности, от того, пройдут ли они без больших эксцессов.

Недавно мне довелось побеседовать с известным абхазским общественно-политическим деятелем Алхасом Тхагушевым. Говорили о «времени, в котором стоим», о разных периодах политической борьбы в независимой Абхазии. И я, в частности, высказал такое соображение:

«Я как-то сопоставляю невольно ситуацию перед 2004 годом и нынешнюю. Тогда все было впервые, и были у многих какие-то надежды, что, да, смена власти, она многое позволит исправить, преобразить. А сейчас, по моим ощущениям, очень вырос процент людей, которые не видят смысла в своем участии в этой борьбе».

Алхас Тхагушев сказал на это:

«Не являюсь ярым сторонником ни тех, ни других, но боюсь, что в этой сшибке, оттого, что они в эти игры играют, и те, и другие, к сожалению, мы в итоге можем потерять страну. В итоге и те, и другие окажутся у разбитого корыта, и мы все – вместе с ними. Но при всем при этом, если отделить людей, поддерживающих Блок оппозиционных сил и нынешнюю власть, то большей части населения Абхазии все равно, кто будет у власти. Но есть процент вот этих активных людей, которые живут в своей какой-то параллельной реальности. Корабль уже тонет, а они все борются за место у штурвала. Ребята, нужно спасать корабль, нужно думать, как выкачать воду, нужно думать о том, как сделать, чтобы он вообще плыл. А эти ребята – у них сшибка за то, кто к штурвалу подойдет».

Когда мы заговорили о том, почему «нетерпеливые» в лагере Хаджимба сумели в 2014-м осуществить свой проект и каковы тут шансы у Блока оппозиционных сил (сейчас, в частности, на то, чтобы добиться весомого успеха на парламентских выборах), Алхас сказал:

«Мы должны понять, что та оппозиция десять лет шла к власти. Это не два, не три года прошло с того момента, когда они реально потеряли власть. И в обществе накопилась определенная усталость. Говорят же, не мной это придумано, что некий определенный цикл десятилетний существует в демократических обществах, даже суперпопулярная политическая сила в устоявшихся демократиях может вполне себе проиграть с треском выборы только потому, что люди устали от нее, потому что людям кажется: «Ну вот, хватит, пусть придут другие, они в лучшую сторону что-то изменят, хотя вроде бы и так хорошо». С другой стороны, у нас никогда не было такого за последние годы, чтобы бюджет был так секвестирован, и не раз. Это к вопросу опять же о наших взаимоотношениях с Российской Федерацией, насколько они эффективны. Если в части, касающейся бюджета, у нас постоянно был рост, а сейчас такой обвал, то тут сложно прогнозировать, потому что я не знаю, как власть будет вообще удерживать ситуацию на уровне, который сейчас имеется, по зарплатам, пенсиям... Такого сокращения реальных доходов населения у нас давно не было. А любое сокращение, мы знаем, ударит по людям, живущим на зарплату. А это подавляющее большинство граждан Абхазии, среди которых будет расти недовольство».

Как считают многие наблюдатели, протестные настроения в обществе в ходе парламентских выборов, возможно, скорее сможет использовать для себя не «старая оппозиция», а «третья сила» – молодые, учрежденные в последние год-полтора партии и общественные организации.

Недавно, кстати, на «Эхе Кавказа» прозвучало мнение, что, судя по тому, как граждане Абхазии ходили в последние месяцы на избирательные участки, на парламентских выборах будут большие проблемы с явкой из-за апатии электората. Я так не думаю. Давайте не будем забывать, что референдум 10 июля провалился, по сути, из-за «обоюдного» бойкота властью и оппозицией (хотя бойкот власти был неофициальный). Что касается декабрьских повторных выборов в двух сухумских избирательных округах в парламент вместо выбывших депутатов, то ЦИК обязан был по закону назначить их, но электорат воспринял эти выборы двух парламентариев, которым предстояло работать пару-тройку месяцев, как насмешку и выразил это свое восприятие неявкой.

А вот 12 марта, уверен, будет совсем по-другому, борьба предстоит жаркая, и каждого избирателя постараются «задействовать». Впрочем, ждать осталось недолго.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG