Accessibility links

«Рустави 2» против Грузии. Или за?


В неправительственном секторе считают, что своим решением Страсбургский суд не дал Тбилиси повторить ошибку прежних властей и закрыть оппозиционное телевидение

В неправительственном секторе считают, что своим решением Страсбургский суд не дал Тбилиси повторить ошибку прежних властей и закрыть оппозиционное телевидение

В Грузии не утихают споры вокруг решения Европейского суда по правам человека сохранить статус-кво в деле «Рустави 2» до вынесения окончательного решения.

Решение Европейского суда по правам человека бессрочно продлить действие временного приостановления исполнения вердикта Верховного суда Грузии по делу «Рустави 2» вызвало неоднозначную реакцию в стране. Руководство телекомпании и политическая оппозиция назвали постановление ЕСПЧ безоговорочной победой. В правительстве же призывают не интерпретировать заключение Страсбургского суда. Замминистра юстиции Александр Барамидзе напоминает, что решение коллегии – промежуточное, а вовсе не окончательное:

«Дело «Рустави 2» на начальном этапе – на этапе предварительных процедурных рассмотрений. Я бы воздержался от чрезмерной переоценки этого заявления или его недооценки. Это обыкновенное процедурное решение, которое выносят в отношении других стран при наличии соответствующих обстоятельств. Но рассмотрение по существу еще впереди. Главное решение или решения у Страсбургского суда еще впереди».

Впрочем, в правящей партии позволяют себе интерпретировать, указывая на символичность самого названия дела – «Рустави 2» против грузинского государства». Спикер парламента Ираклий Кобахидзе уверен: телекомпания противопоставила себя Грузии:

«Мы спокойно наблюдаем за развитием этих процессов, хотя, конечно, следует отметить, что контекст изменен после того, как дело переместилось в Страсбургский суд. До сегодняшнего дня дело называлось «Халваши против Караманишвили», сегодня же дело называется «Рустави 2» против Грузии». Мы – люди, которые ответственны за защиту интересов Грузии. И отсюда следует, что наша обязанность – защитить престиж Грузии. Уверен, что победителем этого противостояния станет Грузия, так как правда на стороне Грузии».

А руководитель фракции «Грузинской мечты» в парламенте Мамука Мдинарадзе прямо заявил: из названия дела следует вывод – против Грузии в лице «Рустави 2» выступает «Национальное движение». Грузинская сторона отныне включена в дело уже как сторона-ответчик, соответственно, Министерство юстиции должно предоставить доказательства, подтверждающие объективность грузинского правосудия, считает Мдинарадзе.

А вот президент Грузии считает иначе. Руководитель администрации главы государства Георгий Абашишвили передал поздравления Георгия Маргвелашвили журналистам оппозиционной телекомпании:

«Хочу поздравить коллектив «Рустави 2» с этим решением. 3 марта президент Грузии на брифинге отметил, что до решения Европейского суда было очень важно, чтобы в «Рустави 2» остался нынешний менеджмент, сохранился статус-кво. Соответственно, мы приветствуем это решение. Это очередной месседж Грузии со стороны Европы о том, насколько важна для Европы демократия в Грузии, насколько важна свобода слова, насколько важны грузинская государственность и европейский выбор грузинского народа. Европа это ценит».

Исполнение вердикта Верховного суда Грузии, которым права на владение телекомпанией «Рустави 2» были присвоены бывшему владельцу, лояльному властям бизнесмену Кибару Халваши, решением судей в Страсбурге приостановлено до окончательного рассмотрения дела. Европейский суд также призвал власти Грузии воздержаться от вмешательства в редакционную политику телекомпании. Письмо ЕСПЧ, где кратко описывается решение Судебной палаты от 7 марта, опубликовал на своей странице в Facebook генеральный директор «Рустави 2» Ника Гварамия.

При этом грузинский сегмент самой популярной в стране социальной сети разделился на два лагеря. Сторонники «Рустави 2» вовсю обсуждают визит в Страсбург министра иностранных дел. Михаила Джанелидзе обвиняют в попытке воздействовать на судей ЕСПЧ. Противники власти считают, что руководство страны во главе с бывшим премьер-министром Бидзиной Иванишвили этим шагом фактически показало, каким образом в Грузии осуществляется правосудие. А также то, что власти открыто вмешиваются в судебные решения.

Постановление Страсбургского суда комментируют также представители неправительственного сектора и медийного сообщества. По словам главного редактора газеты «Резонанси» Лаши Тугуши, ЕСПЧ послал серьезный сигнал грузинским властям:

«То, что мы смогли защитить грузинскую медиа-среду, войдя в европейское правовое пространство, привнеся это пространство в Грузию, – это беспрецедентная ситуация. Для правительств как в Грузии, так и за ее пределами – это очень серьезный сигнал, чтобы отбить у них охоту контролировать СМИ. Что касается формулировок, например, «Рустави 2» против Грузии» ... я думаю, что в данном случае «Рустави 2», наоборот, на стороне Грузии. Эту формулировку мы должны читать наоборот. Я глубоко убежден, что это дело должно называться: «Рустави 2» для Грузии, а не против».

Более сдержано отреагировал конституционалист Вахушти Менабде:

«В принципе, это решение хорошо для всех. Подождем окончательных выводов Страсбургского суда, который снова выявит те проблемы, перед которыми мы стоим и которые всегда были поводом для споров».

При этом в неправительственном секторе указывают на еще один аспект: своим решением Страсбургский суд спас не только «Рустави 2», но и правительство. Нынешним властям не дали повторить ошибку Михаила Саакашвили и закрыть оппозиционное телевидение. Это, по мнению представителей грузинских НПО, может помочь разорвать заколдованный круг, когда каждое новое правительство приходит под лозунгом демократии, свободы слова, а потом вдруг обнаруживает, что для него свободные, критически настроенные оппозиционные СМИ не так уж хороши и с ними надо бороться.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG