Accessibility links

ПРАГА---В Южной Осетии сегодня выходной – в республике отмечают Международный женский день, но не сбавляет темпов предвыборная кампания. В этот раз на высший пост женщина не претендует, но это не лишает выборы интриги. ЦИК отказал экс-президенту Эдуарду Кокойты в регистрации, политик обжалует это решение в суде. Чего здесь больше – права или политики, что намерен предпринять бывший президент и кому могут отойти голоса его сторонников? Эти и другие вопросы обсуждаем с гостями нашего «Некруглого стола» – лидером «Народной партии» Александром Плиевым и лидером движения «Наш дом – Осетия» Аланом Джуссоевым.

Нана Плиева: Первый вопрос, Александр, у меня к вам: вы надеетесь, что Верховный суд удовлетворит ваш иск, вынесет решение в пользу Эдуарда Кокойты, если нет, каков дальнейший план действий, если он есть, конечно?

Александр Плиев: Ну, что мы ожидаем от Верховного суда… Те аргументы, которые представил ЦИК по трем пунктам, нам кажутся абсолютно несостоятельными с юридической точки зрения, ничтожными, т.к. по одному из пунктов ЦИКа он не предоставил справку о судимости, но можно сказать, что он написал в заявлении, в графе «судимость», – «не судим». Если бы всплыл факт судимости, то это был бы один вопрос, но человек смело говорит о том, что он не судим. И если ЦИК хочет доказать наличие у него судимости, то должен был эти документы истребовать у соответствующих органов. Это первый пункт. Второй пункт: «имущественные отношения, декларация о доходах и имуществе», где указывается, что семья Эдуарда Кокойты владеет «Ладой» 2010 года. Эта машина когда-то принадлежала супруге Эдуарда Джабеевича, она давно продана и на балансе этой семьи не состоит.

И третий пункт – это т.н. письмо (Ахсара) Лавоева, где он ссылается непосредственно на председателя КГБ. В этом письме к ЦИКу шесть пунктов, где указано, что он отсутствовал с такого-то по такое-то время в Южной Осетии. Но как раз по всем шести пунктам у нас – инициативной группы Эдуарда Джабеевича – есть материалы, каждый пункт можно посмотреть с 2.01.2016, 2015 года - там есть даты, где непосредственно по всем шести пунктам, которые можно проследить, у нас есть видеоматериалы, фотоматериалы. Мы готовы доказать, что все эти пункты абсолютно беспочвенные и некомпетентно проверенные.

Нана Плиева: Если вы не убедите суд, каков дальнейший план действий?

Александр Плиев: Мы все-таки надеемся, что Южная Осетия – это демократическое государство, где есть только лишь право и верховенство закона. Т.е. нельзя просто так взять и обвинить человека в чем-либо. Тогда о чем это будет говорить, если Верховный суд не прислушается к четким юридическим, правовым документам?

Нана Плиева: Мы помним, что суд когда-то отменил даже итоги выборов...

Александр Плиев: Я не могу с уверенностью сказать, по какой причине были отметены итоги выборов, потому что тогда не присутствовал, не был ознакомлен, но приблизительно знаю, что там были веские аргументы, потому что тогда, как я помню, выступил депутат Государственной Думы, который дал показания о том, что были совершены какие-то неправомерные действия, но об это я не буду говорить сейчас, на данном этапе, потому что это пройденный этап. Мы надеемся, что все-таки третья ветвь власти окажется самой независимой, самой демократичной и правовой. Нельзя не прислушиваться к документам, нельзя не учитывать четкие аргументы. Мы ведь говорим о судебном процессе, где все должно взвешиваться независимо и грамотно.

Нана Плиева: Алан, как только Эдуард Кокойты заявил о своих политических амбициях и включился в предвыборную гонку, представители власти стали обвинять его в попытках дестабилизировать обстановку в республике, выставляли чуть ли не революционным трибуном. Зачем власть укрепляет его имидж лидера протеста?

Алан Джуссоев: Во-первых, то, что Эдуард Кокойты будет идти на выборы, было ожидаемо, и ожидаемо это было примерно с первой половины 2016 года, и все это прекрасно знали и понимали. Никто из него не делал крайнего оппозиционера, реакционера. Идет полемика, есть различные мнения, в том числе, относительно его ценза оседлости, есть мнения достаточно спорные с точки зрения «Народной партии» касательно его имущественных вопросов и т.д. И это все будет рассматриваться в суде. Я бы не сказал, что власть хотела сделать из него реакционера или оппозиционера и она его не пускает. Это предвыборный процесс, это борьба за власть.

Эдуард Кокойты сам был в должности президента около десяти лет и прекрасно понимает, что просто так ни в каком государстве, нигде в мире предвыборные процессы не проходят. Это обычная, стандартная борьба за власть, которая есть и у наших соседей – и у южных, и у северных, и у восточных, и у западных. Так что делать из этого новость номер один я бы не стал. Я считаю, что т.к. сегодня люди об этом говорят, говорят представители «Народной партии», – у нас в обществе разные мнения, и это хорошо, это значит, что у нас нет т.н. уравниловки. Каждый имеет свое мнение, и у каждого будет возможность выразить это мнение у избирательной урны.

Нана Плиева: Не поставит ли под вопрос снятие Кокойты с выборов легитимность всей кампании, доверие граждан к государству?

Алан Джуссоев: Давайте не будем ставить телегу впереди лошади. Давайте, пока суд примет какое-то решение, посмотрим, насколько это решение будет аргументированным, и потом уже будем рассуждать, что легитимно, а что нелегитимно. Ни я, ни Александр Плиев, ни вы этого сказать не можем. «Народная партия» – инициативная группа Эдуарда Кокойты – будет подавать документы в суд, суд будет их рассматривать, и будет дан ответ, а дальше – посмотрим.

Нана Плиева: Александр, оппоненты Эдуарда Кокойты обвиняли его в том, что он готовится к уличным протестам и выведет сторонников на площадь в критический момент. Инициативная группа хотела созвать народный сход, власти не дали разрешения на его проведение. Готов ли экс-президент вывести сторонников на площадь, и если да, то в каком случае?

Александр Плиев: Я хочу подтвердить, что изначально обвинения властей в том, что Эдуард Кокойты готов вывести народ на площадь, абсолютно не имели под собой никакой почвы. На самом деле это похоже на истерию властей. Изначально на сайте ЦИКа некоторые т.н. политические деятели Южной Осетии заранее высказывались, пока даже не были поданы документы, и это указывало на то, что у власти начинается истерия. Я полностью согласен с Аланом Джуссоевым, что, конечно, идет борьба за власть, но эта борьба должна идти в рамках демократического конституционного поля и больше никак. Сторонники Эдуарда Кокойты не раз заявляли о том, что мы действуем только лишь в рамках правового, конституционного демократического поля и наши методы всегда будут демократическими и конституционными.

Заранее было объявлено, что будет оцеплен весь город 4 марта, истерия возникла из-за того, что начинается народный сход и его нельзя пускать. Я думаю, они были ознакомлены с тремя пунктами народного схода – это «единение общества», «непрерывная связь, союз с Российской Федерацией», «за честные, правдивые выборы». Но власти не разрешили проведение этого схода, мы полностью прислушались к нашим властям. Если бы у нас изначально были какие-то цели, как утверждают некоторые горе-политики, насильственного свержения власти, вывести народ, то мы это уже давно бы сделали. Но изначально, как только Эдуард Джабеевич начал подготовку к гонке, сразу сказал, что мы будем действовать только в правовом поле. Какими могут быть дальнейшие действия? У нас в Конституции есть такие статьи, где народ может высказывать свое мнение…

Нана Плиева: В какой форме?

Александр Плиев: Разными путями – митингами, чисто в правовом поле, это могут быть шествия, демонстрации. Но к этому мы пока не хотим идти, и я думаю, мы к этому не придем, потому что верим в объективность нашего суда, профессионализм нашего суда. Я думаю, что суд будет действовать, как Фемида, – с закрытыми глазами и с весами. Невзирая на давление, которое мы видим и ощущаем, мы верим в объективность судьи.

Нана Плиева: Представим ситуацию, что суд выносит решение не в вашу пользу… Призовет ли Эдуард Кокойты своих сторонников поддержать другого кандидата?

Александр Плиев: Мы не будем призывать за кого-то другого, это мы точно знаем, потому что у Эдуарда Джабеевича хватит сил для того, чтобы он вышел в предвыборную гонку. Мы уверены, что он выиграет. Самое непонятное то, что власти это тоже понимают, но наш главный девиз в том, чтобы народ не оставить без выбора, чтобы выборы не прошли без выбора. Мы все прекрасно понимаем, что одним из фаворитов нынешней предвыборной гонки является Эдуард Джабеевич. По подсчетам самих властей, согласно нескольким опросам, лидирует, безусловно, Эдуард Джабеевич.

Нана Плиева: Опросов много, но пока он не может участвовать в выборах…

Александр Плиев: Не было такого опроса, где бы он был на вторых позициях – он всегда был на первых. Как бы ни было и какой бы расклад не произошел на данном этапе, мы прекрасно понимаем, что Эдуард Джабеевич – один из лидеров этой гонки. Как минимум треть населения лишать права выбора – это уже не называется государством и не называется демократическим государством. Наши власти должны четко понимать, что если нашему народу не дать права выбора, то эта власть полностью потеряет доверие этого народа, потеряет лицо. Я бы пожелал власти, которая у нас есть – я их уважаю, ни разу не высказался против кого-либо, хотя всегда являлся депутатом парламента и председателем «Народной партии», но агрессивных или каких-то иных отношений к этой власти у меня нет. Для меня главное – как говорит мой народ. Все говорят: «Дайте нам право выбрать».

Нана Плиева: Алан, если Верховный суд вынесет решение не в пользу Эдуарда Кокойты, кто из кандидатов сможет привлечь его сторонников?

Алан Джуссоев: Я еще раз повторюсь: во-первых, я бы и сегодня, и завтра, пока «Народная партия», инициативная группа Эдуарда Кокойты не подготовили бумаги, не подали в суд, пока не будет рассмотрения и не будет решения суда, я бы комментировать не хотел. Во-вторых, я полностью согласен с Александром Плиевым – у нас есть сегодня зарегистрированные кандидаты, которые уже начали заниматься агитацией. Каждый сам для себя сделает выбор – кому-то больше уйдет (голосов), кому-то меньше, но, с другой стороны, кто будет убедительней, правдивее, к тому и пойдут люди. Наше общество ждет от кандидатов в президенты каких-то программ, оно ждет каких-то изменений. Общество требует перемен. Посмотрим, кто убедит общество, к тому и пойдут. Я сейчас не хочу говорить, что у кого-то более высокое положение, у кого-то менее высокое, – в Южной Осетии выборы всегда проходят в таком режиме, что у нас бывали фавориты, которые потом не выигрывали выборы. Т.е. тут надо работать с обществом.

Нана Плиева: Вы сказали, общество требует перемен, а какой кандидат больше соответствует запросу на перемены?

Алан Джуссоев: Сегодня все кандидаты – и действующий президент, и спикер парламента, и два новых кандидата Алан Гаглоев и (Алан) Козонов – все идут с лозунгами перемен, они говорят, что будет что-то улучшаться. Но я еще раз повторю, что все будут говорить об улучшении, что будут менять чиновников, систему. В принципе, это правильно и логично – что-то надо менять. Все в мире меняется, и мы тоже должны меняться. Но кто предложит убедительные механизмы изменений, за тем и пойдут люди. У нас, как упомянул Александр Плиев, были опросы и, согласно им, лидирует Кокойты. Проведение опроса – это тоже определенный пиар того или иного кандидата. Понимаете, если вокруг человека создавать ореол того, что его не пускают, – так или иначе, это тоже пиар.

Нана Плиева: А власти не способствуют созданию этого имиджа?

Алан Джуссоев: Я сейчас не хотел бы давать оценок абсолютно ничему. Первую оценку могут дать экзит-поллы. На одном из совещаний президент сказал очень важную и правильную вещь: можно говорить много – тот фаворит, другой фаворит, но фаворит тот, за кого проголосуют. Человек выбирает тогда, когда он заходит и зачеркивает того или иного кандидата. Тот, кто сформирует это общественное мнение, тот и выиграет. Несмотря на все наши правовые перипетии, которые есть абсолютно везде, я считаю, что сама процедура голосования в Республике Южная Осетия наиболее прозрачная и справедливая.

Нана Плиева: Почему после достаточно непростых лет правления Эдуарда Кокойты и не менее неспокойных выборов 2011 года, когда власть говорит о достижениях в виде стабильности, о том, что стало свободнее жить, все равно есть спрос на Кокойты?

Алан Джуссоев: Понимаете, Кокойты – это человек, который привел Республику Южная Осетия к независимости; это человек, который привел Республику Южная Осетия к территориальной целостности; это человек, с которым пришло признание со стороны Российской Федерации и некоторых государств. Это человек, который очень много сделал для республики, и сказать, что этого человека кто-то забудет, свободы было больше или меньше, то это значит не знать реального положения вещей в Южной Осетии и о Южной Осетии.

Я считаю, что это политик-тяжеловес, состоявшийся политик. Нельзя недооценивать и невозможно игнорировать Эдуарда Кокойты. Конечно, у него есть и поддержка, и электорат, при этом человеком было много хорошего сделано, потому что говорить, что у нас был сплошной 37-й год, тоже глупо. Мы не останавливаемся ни в 2008 году, ни в 2011 году – жизнь идет вперед и она продолжается. Было очень много ошибок, какие-то ошибки сегодняшним руководством были исправлены, и сегодня тоже есть ошибки, и это может быть исправлено дальше. Я просто очень верю в то, что мы идем не по пути регресса, а по пути прогресса, но делаем это поступательно, а дальше – видно будет.

Нана Плиева: Александр, Эдуард Кокойты решил вернуться в политику всерьез и надолго? Какую нишу он готов занять?

Александр Плиев: Я, конечно, согласен с Аланом Джуссоевым в том, что имя Эдуарда Кокойты неотделимо связано с Южной Осетией, и оно останется навсегда, пока он жив. Как бы ни сложилась судьба Кокойты, я думаю, что он – неотделимая часть Южной Осетии и ее политики. Те пять лет, в течение которых он не участвовал в политике, были, можно сказать, годами передышки и аванса нынешней власти, потому что я знаю, были определенные договоренности с нынешней властью, чтобы Кокойты какое-то время не появлялся, чтобы дал им шанс показать себя народу, создать, как они говорят, стабильность.

На ваш вопрос не был дан полный ответ: почему опять появилась фигура Эдуарда Кокойты. Потому и появилась, что огромная часть населения практически разочаровалась в нынешней власти. Если бы этого не случилось, фигура Эдуарда Кокойты больше бы никогда не появилась. Но, уверяю вас, огромная часть населения поняла, что на самом деле нынешняя власть очень много недоработала – может быть, театр и две-три улицы были отремонтированы, но само социальное положение населения резко ухудшилось. Поэтому они и вспоминают годы Эдуарда Джабеевича, хотя было очень тяжелое довоенное и послевоенное время. Конечно, было очень много ошибок во время Эдуарда Джабеевича, но все равно какая-то харизма, сила, надежда на этого человека у народа осталась.

Народу надо дать право выбрать. Выборы для того и существуют, чтобы народ выбрал того человека, которого он хочет выбрать, если мы считаемся независимым и демократическим государством. Если узурпировать власть и говорить о том, что мы боремся за власть, – бороться за власть можно только конституционными и правовыми методами. Эдуард Джабеевич практически никогда не уходил из политики, он просто дал передышку нынешней власти, чтобы они самореализовались и показали себя, но, видать, что-то не получилось. Если бы у них реально что-то получилось, хотя бы больше 50%, народ бы не ждал Эдуарда Джабеевича. Власть провалила очень многие направления и очень жестко – практически полностью провалила социальную политику, несмотря на огромное финансирование Российской Федерации, мы понимаем, что и половина финансовых средств не осваивается…

Нана Плиева: Много вопросов и к временам правления Эдуарда Кокойты…

Александр Плиев: В годы его правления тоже были серьезные ошибки, особенно в послевоенное время, когда внезапно в Южную Осетию поступило огромное количество финансовых средств, в том числе, накрыло огромное количество проходимцев и аферистов, которые могли поживиться за счет этих финансов, но именно извне. Да, эти ошибки и недочеты были, можно сказать, взвешены, и Эдуард Джабеевич с новой серьезной программой идет на выборы. Главное, чтобы этого человека допустили до выборов, и он покажет…

Действительно, Алан был прав, – те, кто покажет народу новое, прогрессивное в своих политических и экономических программах, их и выберет народ. Надо просто, чтобы народу дали выбрать. Мы прекрасно понимаем, что в политическом плане были огромные недочеты и у нынешней власти, мы ни одного шага не сделали в международном отделе, кроме серьезного подписания договора с Российской Федерацией. У нас идея самой государственности пропала куда-то, которую наш народ нес 19 лет, невзирая на самые страшные и тягостные годы. Но мы же этим жили когда-то… Народ жил тем, что мы строим государство, мы должны быть хозяевами самим себе, т.е. народ должен быть хозяином, как написано у нас в Конституции, а народ был вытеснен с управления государством.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG