Accessibility links

Народный рейтинг бывших депутатов


Парламент пятого созыва запомнился тем, что он превратился в «кузницу кадров исполнительной власти» и по рекордному числу повторных выборов

На одном из абхазских интернет-ресурсов проходит сейчас опрос, громко названный «Народный рейтинг». Пользователи интернета могут, проголосовав «за» или «против», оценить деятельность депутатов абхазского парламента пятого созыва, сложившего на днях свои полномочия.

Это любопытное исследование, к результатам которого я обращусь позднее, совпало с моим возникшим ранее намерением дать краткую характеристику пятому созыву в целом. Кстати, в той или форме, например, на некоторых пресс-конференциях, уже предпринимались попытки сформулировать то позитивное и негативное, что связано в восприятии общества с этим созывом, который, безусловно, запомнится многим тем, чего не было в предыдущих.

Нет, конечно, первый, сформированный еще в последние месяцы существования СССР, созыв абхазского парламента стоит и всегда будет стоять особняком, ибо он был создан и действовал в совершенно иных исторических условиях, в предвоенное, военное время и в первые послевоенные годы. Все дальнейшие созывы, начиная со второго, сформированного в 1996 году, избирались, как и первый, по мажоритарной системе и состояли из 35 депутатов. Конкуренция на выборах постепенно повышалась и при формировании пятого и шестого созывов достигла примерно четырех человек на место. И, конечно, начиная с выборов в парламент третьего созыва, непременным атрибутом избирательных кампаний была борьба между выдвиженцами власти и политической оппозиции.

Как во время работы парламента третьего созыва, сформированного в 2002 году, так и пятого, избранного в 2012-м, произошла смена исполнительной власти. Но если в первом случае парламентарии оставались верны своим внутриполитическим воззрениям, то во втором, чтобы вписаться в суровые окружающие реалии, наступившие после 27 мая 2014 года, большинству их, как утверждают злые языки, пришлось «переобуться в воздухе». Впрочем, многие сторонники новой исполнительной власти как раз позицию и усилия парламентариев в мае-июне (а затем и в декабре) прошлого года рассматривают как их главное достижение во время деятельности и заслугу в качестве «миротворцев» в ходе схваток двух основных политических лагерей в Абхазии.

Чем еще отличительным запомнился парламент пятого созыва? Тем, что он превратился в «кузницу кадров исполнительной власти» (выражение, которое пришло в свое время в голову нескольким абхазским журналистам независимо друг от друга), и, соответственно, по рекордному числу повторных выборов в разных избирательных округах в течение последних пяти лет и потраченных на это средств. Нет, разумеется, и раньше такое бывало, что на ту или иную должность в исполнительной власти «рекрутировалось» в течение пяти лет работы созыва один-два парламентария. Но такого их числа не было еще никогда, и, хочется надеяться, больше не будет. Давайте считать: президент Рауль Хаджимба (ну, тут уж ничего не поделаешь, его избрал народ), три премьер-министра – Беслан Бутба, Артур Миквабия и Беслан Барциц (первый и третий проходили при этом «промежуточное звено» в исполнительной власти), сухумский градоначальник Адгур Харазия, министр внутренних дел Аслан Кобахия... Объяснение тут лежит на поверхности: многие руководители, в том числе и государств, склонны подбирать кадры из тех, кого «знают по совместной работе». В данном случае получилось: по работе в парламенте. Ну, и, к сожалению, это свидетельство короткой кадровой «скамейки запасных» в государстве.

Первым подобным случаем в истории абхазского парламентаризма стала в этом созыве ужасная, черная история с депутатом Нодиком Квициния, который 28 октября 2016 года Верховным судом Абхазии был признан виновным в организации двойного убийства – российского предпринимателя Сергея Клемантовича и его спутницы Оксаны Скаредновой -– и осужден к 16 годам колонии строгого режима, а 30 марта 2017 года президиум Верховного суда оставил этот приговор без изменения. Кстати, на тот момент, в марте, Н. Квициния еще не сложил формально полномочия парламентария. Негатива в эту историю добавляет и факт, что парламент, сняв осенью 2013 года с коллеги депутатскую неприкосновенность, в то же время не дал согласия на его арест, благодаря чему после оглашения приговора ВС в прошлом октябре тот скрылся и несколько месяцев находился в бегах.

Продолжая тему скандалов, можно вспомнить и о мутной истории коррупционного свойства в парламенте, разговоры о которой распространились в обществе в начальный период деятельности созыва.

Немалым затруднением в работе депутатского корпуса в тот же период стало то, что в парламент пятого созыва пришло много новичков, не имевших опыта депутатской работы. Спикер Валерий Бганба признавался, что такое отсутствие преемственности очень мешало поначалу в налаживании деятельности парламентских комитетов, был период, когда ему самому приходилось ходить на все их заседания и подсказывать, как строить работу.

Но надо сказать и о том, что очень скоро из рядов молодых неизвестных доселе общественности парламентариев выдвинулось немало весьма перспективных, знающих и мыслящих людей. Не буду их сейчас перечислять, в частности и потому, что элемент субъективности тут неизбежен.

В то же время я не раз ломал голову над ситуацией, которая, думаю, ставила в тупик и многих других. Если взять каждого из хорошо знакомых тебе депутатов, то он сам по себе и умен, и умеет вникать в проблемы, и симпатичен тебе как человек, но все вместе они выдавали порой такие решения, которые вызывали почти всеобщее недоумение и протесты в обществе…

Достаточно вспомнить принятый в конце 2015 года нашумевший закон о здравоохранении, который предусматривает запрет абортов, даже необходимых по медицинским показаниям. Когда шла его ожесточенная, другого слова не подберу, пропаганда в парламенте и в абхазских СМИ с участием московских пиарщиков, мне вспоминались чуть переиначенные строчки Тютчева – «Чему б нас грабли ни учили, а сердце верит в чудеса». Ну, нужно же хоть немного знать мировой опыт, в том числе и в СССР: попытки поднять с помощью этого запрета рождаемость ни к чему хорошему не приводили и впоследствии отменялись. Ну, а в условиях Абхазии, из столицы которой до российской границы ехать полтора часа, данный запрет и вовсе превращается в абсурд. Об этом сразу же напомнил на заседании сессии при первом обсуждении вопроса один из немногих противников данного запрета депутат Ахра Бжания. Но, увы, почти никто не стал его слушать... Что тогда с нашими парламентариями случилось? Какие только мысли тут не приходят на ум...

Ну, а теперь про обещанные результаты интернет-опроса. Разумеется, их нельзя воспринимать как истину в последней инстанции. Прекрасно известно про самые разные привходящие обстоятельства, когда речь идет об интернет-голосовании. И тем не менее. «Народный рейтинг» возглавили следующие депутаты пятого созыва: Алмас Джапуа – 567 баллов, Леонид Чамагуа – 495, Левон Галустян – 469, Ахра Бжания – 429, Валерий Агрба – 382, Беслан Цвинария – 349. А вот пятерка замыкающих этот рейтинг, если начать с конца: Нодик Квициния – 113, Кан Кварчия – 183, Бежан Убирия – 185, Темур Квициния – 188, Роберт Яйлян – 203.

Многие, комментируя эти результаты, задавались вопросом: а все же за что отдавали голоса Нодику Квициния?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG