Accessibility links

На референдуме в Турции большинство граждан проголосовало за расширение президентских полномочий. Между тем наблюдатели в Грузии полагают, что это не скажется на добрососедских отношениях между Турцией и Грузией.

Минимальный перевес, с которым победили сторонники президентской формы правления, дает повод предположить, что речь идет не о победе Эрдогана, а о начале наметившегося раскола в турецком обществе, говорит основатель Центра стратегического анализа Георгий Рухадзе.

По мнению аналитика, референдум выявил географию этого раскола. Жители крупнейших городов Турции – Стамбула, Анкары, Измира, т.е. центров сосредоточения капитала и бизнеса, не поддержали инициативу президента. После референдума противостояние президента и политэлит не только не ослабнет, а, наоборот, усилится. На этом этапе Грузии не остается ничего другого, как занять выжидательную позицию, считает Георгий Рухадзе:

«У Грузии и Турции есть общая повестка дня – НАТО. Турция является членом этой организации, а Грузия – аспирантом, при этом два наших соседа состоят во враждебном военном блоке. Поэтому в разговоре о будущем следует исходить из этого постулата. А внутреннее политическое устройство Турции является второстепенным для нас политическим моментом и никак не сказывается на укреплении двусторонних контактов, как показывает пример Азербайджана. Руководству Грузии следует продолжить курс на укрепление связей с региональным лидером».

В этом контексте, по словам политолога, наибольший интерес вызывает легитимация итогов референдума со стороны Запада. Если это не произойдет, Турция пойдет по пути изоляционизма, и тогда ценность Грузии для Запада, как единственного партнера в регионе, придерживающегося прозападного курса, возрастет. Впрочем, по словам Георгия Рухадзе, развитие событий по позитивному сценарию еще возможно:

«Отношения Турции и ЕС получат пробоину, если Эрдоган инициирует еще один референдум, по которому гражданам страны придется сделать выбор в отношении введения в стране смертной казни. Думаю, если это произойдет, перспектива членства Турции в ЕС будет равна нулю. Однако я придерживаюсь мнения, что в случае легитимации признания его новых полномочий со стороны Запада Эрдоган не будет инициировать отмену смертной казни, так как экономическое развитие Турции в большей степени зависит от отношений с Евросоюзом».

Независимый аналитик Заал Анджапаридзе также не склонен драматизировать итоги референдума:

«Думаю, взаимоотношения Турции и Европы сохранятся на нынешнем уровне. Да, Турция продолжит демонстрировать более жесткий тон, вынуждая европейцев считаться с новыми реалиями, но на более радикальные шаги не пойдет. Что касается дальнейших отношений этой страны с Грузией, то я и здесь не предвижу драматических изменений. В случае если события все же пойдут по негативному сценарию, то изоляционизм Турции может обернуться ростом панисламских настроений и, как следствие, повышенным вниманием Турции к региональным проблемам Аджарии. Впрочем, повторюсь: я считаю маловероятным подобный сценарий».

В завершение следует отметить итоги референдума, проведенного среди граждан Турции на территории Грузии. Из 711 человек конституционные преобразования поддержали 40,66% опрошенных, а 59,34% высказались против.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG