Accessibility links

Кто не рад Олимпиаде?


Строящийся грузовой двор "Россельхозакадемия" в Нижнеимеретинской бухте, где началась подготовка к строительству олимпийских объектов. 2008 год.

Строящийся грузовой двор "Россельхозакадемия" в Нижнеимеретинской бухте, где началась подготовка к строительству олимпийских объектов. 2008 год.

ПРАГА---В ходе олимпийского строительства, как утверждают сочинские общественные деятели, на территории нижней Имеретинской низменности исчезают уникальные памятники природы. Федеральные и местные чиновники не реагируют на многочисленные жалобы местных жителей, объясняя важность проводимых здесь работ. Наш корреспондент Олег Кусов поговорил об этой проблеме в рубрике «Гость недели» с председателем территориального общественного самоуправления “Псоу” Натальи Калиновской, которая начала разговор с проблемы возведения новой трассы от Сочи до самопровозглашенной республики Абхазия. Во время строительства трассы, как рассказывает Наталья Калиновская, были уничтожены уникальные зеленые насаждения.

Наталья Калиновская: Она есть в программе олимпийского строительства, в шести-семи километрах вдалеке от олимпийских спортивных объектов. Дорога очень дорогостоящая, это миллиарды рублей. К тому же под эту дорогу попадает большое количество зеленых насаждений. В данный момент пилят кипарисы. Нам показали разрешающую документацию на одиннадцати листах. Под топор уходят кипарисы, и катальпы, и лапина, а это растение из Красной Книги, и другие деревья. То есть возле казачьего рынка, возле границы, под топор уходит огромное количество зеленых насаждений. Помимо этого сносят и дома жителей: это улица Таврическая, улица Веселая, улица Урожайная. Хотя, если бы к этому вопросу подошли умно, то можно было сохранить и эти кипарисовые аллеи, и не переселять жилой массив, потому что рядом сады из фейхоа и эту дорогу можно было сдвинуть. И вообще, зачем ее от олимпийских объектов строят в сторону Грузии? Это не выгодно, люди страдают, природу губят, деньги тратят.

Олег Кусов: Вы наверняка обращались с таким вопросам к местным властям. Получили от них ответ зачем нужна такая дорога, когда уже есть еще одна?

Наталья Калиновская: Я поднимала этот вопрос. У нас и в Сочи в центральном районе очень много под снос попадает: и красивейшие платановые аллеи, которые пересадить уже невозможно, и люди точно так же попадают под переселение. А жилого переселенческого фонда уже нет. Под расширение вокзала в данный момент попала одна семья – 50 квадратов жилой площади, 5 человек прописаны. “Олимпстрой” дает 296 тысяч рублей на 5 человек. Сказали, что земля не оформлена, а ваше жилье стоит вот столько. Извините, но это меньше 10 000 долларов. Что на эти деньги может купить семья? А просто переселять, их не могут, потому что такового жилого фонда нет. Я задала этот вопрос нашему мэру Пахомову. Он пожал плечами и сказал, что “раз это олимпийская программа, значит так надо, я тоже не понимаю”. Жалко этот курортный город. У нас летом в августе 37, 38 градусов жары в тени. Если спилить кипарисовую аллею в сторону Совхоза Россия по Таврической к морю, то те туристы и местные жители, которые будут идти пешком, будут лишены тени. Есть разрешения, а разрешение подписано муниципалитетом. То есть, борьбы муниципалитета с этими программами нет, наша администрация просто молча опускает руки и закрывает глаза на все, что происходит в городе. Очень жаль. Завтра Олимпиада закончится, а мы останемся без зеленых насаждений. А то, что собираются высаживать сейчас, за четыре года не наберет ни рост, ни такую красоту, которая была изначально. Мы просто теряем город-курорт.

Слушать



Олег Кусов: Создается впечатление, что олимпийской программе закон не писан.

Наталья Калиновская: Мало того, что он не писан, у нас все идет впопыхах. Сначала мы принимаем решение о том, что Олимпиада будет в Сочи, потом нам навязывают олимпийскую заявочную книгу, которая, извините, написана на английском языке, а от нее отойти в влево или вправо нельзя. Неужели они не видели и не знали, что Имеретинская низменность - это особо охраняемые земли колхидских болот, что там больше десяти памятников природы и Красной Книги, которые защищаются международными конвенциями - рамсарскими, бухарестскими? А сейчас получается, что эти памятники природы практически все уничтожены. Начинают нагло, подделывая под олимпийский фонд и под олимпийскую программу, менять зоны общего пользования, такие, как пляжная полоса. По законодательству, на ста метрах пляжной полосы от уреза воды, никто не имеет права строить или проводить хозяйственную деятельность. И краснодарские власти никак не могут успокоиться, им хочется не только забрать ту территорию, которая идет под спортивные объекты, им очень хочется забрать любыми методами всю Имеретинскую низменность. То ли это инвестиционный проект, то ли нас сейчас пытаются укатать в асфальт. Четырехполосные, шестиполосные дороги возле границы, которые никому не нужны. Там у нас двухполосная дорога и прекрасная аллея, которая идет в Совхоз Россия в центральную усадьбу по улице Таврической, где стоит лапина, кипарисы, красивейшие магнолии. Но почему-то решили сделать не двухполосную, а четырехполосную дорогу. А в полях, к пятизвездочным отелям - шестиполосную. Да хоть двенадцатиполосную делайте к отелям, но то, что касается жилого массива - у нас двухполосная дорога стоит прекрасная и пустая, ведь мы находимся на отшибе. А нам навязывают четырехполосную со спилом абсолютно всех деревьев, и на море две автостоянки на самом пляже. Закрадывается такая мысль, что местное население любыми методами с берега Черного моря хотят просто убрать. А вот кто это делает? Наверное, тот, кто дает распоряжение об изъятии земельных участков и подписывает эти программы.

Олег Кусов: Олимпийская стройка недалеко от вашего дома. Вот глядя из окна, как вы считаете, стоит строить все эти дворцы спорта?

Наталья Калиновская: Имеретинская низменность - это 10 километров от речки до речки. Сама олимпийская спортивная стройка, находятся ближе к Мзымтинскому порту, где «Базэл», и к реке Мзымта. Мы от этой стройки в пяти километрах. То есть, после спортивных объектов, идет село Некрасовка для переселенцев, идет бухта. Потом начинается Совхоз Россия, в котором живу я. У меня под окнами, согласно новому генплану, должна находится территория орнитологического парка и плеяда озер для перелетных птиц. Но в 2009 году в январе-феврале-марте, вместо орнитологического парка и строительства озер, произошел, не знаю как правильно сказать, захват территории. На этой территории появился второй грузовой железнодорожный двор, на котором поставили заводы железобетонных изделий. В жилом массиве, в 36 метрах от наших окон. Провели железнодорожные пути, где ведется по сей день разгрузка-выгрузка цемента и других материалов. Завод делает тюбинги для прохождения в тоннелях, то есть вот они тоннель пробили, потом сразу бетонные изделия устанавливаются и получается тоннель, вот это делается под нашими окнами. Естественно, мы не рады Олимпиаде, потому что пыль, шум, работа день и ночь, разгрузка вагонов, грязь. Писали письма президенту, лично я три письма написала, чтобы заставили хотя бы поставить забор, поглощающий шум и пыль. Как долго будут стоять эти заводы, никто не знает. Сначала сказали, что закончат в 2009 году, потом якобы их закроют в феврале 2010 года . Я разговаривала с представителями РЖД и задала им этот же вопрос: на каком основании захватили территорию орнитопарка? И был там такой ответ: мы ничего не захватывали, какую территорию вам предоставили, такую мы и огородили и поставили свой завод. Кто предоставляет у нас территорию, кто дает распоряжения? Естественно, это Краснодар. Кто смел предоставить территорию орнитологического парка под строительство завода? Здесь преступление на преступлении. А сейчас мы, наши старики, дети, вместо курортной зоны попали в производственную и дышим цементом. А рядом появился еще асфальтовый завод. Теперь, помимо цемента, мы дышим еще и асфальтовой гарью. Пока вот такая ситуация.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG