Accessibility links

В Москве обсудили черкесский вопрос


В черкесском сообществе конференцию считают кремлевским ответом на аналогичную конференцию в Тбилиси и обращение представителей черкесской диаспоры к парламенту Грузии с просьбой признать геноцид черкесов в ходе Кавказской войны 19 века

В черкесском сообществе конференцию считают кремлевским ответом на аналогичную конференцию в Тбилиси и обращение представителей черкесской диаспоры к парламенту Грузии с просьбой признать геноцид черкесов в ходе Кавказской войны 19 века

В четверг в Москве прошла конференция под названием «Черкесский вопрос: историческая память, историографический дискурс, политические стратегии».

В черкесском сообществе ее считают кремлевским ответом на аналогичную конференцию в Тбилиси - «Скрытые преступления - продолжающиеся конфликты», и обращение представителей черкесской диаспоры к парламенту Грузии с просьбой признать геноцид черкесов в ходе Кавказской войны XIX века.

Организаторами конференции, которая прошла в МГИМО, выступили Николай Силаев, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО, и Наима Нефляшева, старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН, эксперт рабочей группы Общественной палаты Российской Федерации по развитию общественного диалога и институтов гражданского общества на Кавказе.

Заявленная цель конференции - «Черкесский вопрос: сформировать экспертную площадку для обсуждения проблематики, связанной с массовым исходом народов Северного Кавказа в Османскую империю в XIX веке и форм исторической памяти об этой трагедии и политических стратегий, эксплуатирующих эту память».

Наима Нефляшева подвела итоги конференции:

«Участники конференции признают, что в среде российских кавказоведов существуют разные точки зрения на суть, хронологию и характер Кавказской войны и мухаджирства. Совершенно необходимо, чтобы эти различия не выносились за рамки академических дискуссий и не превращались в предмет политического торга или орудие в большой геополитической игре. Участники дискуссии договорились о создании рабочей группы кавказоведов, которые рассмотрят все подходы к проблеме мухаджирства и сформулируют конкретные предложения, способствующие снижению остроты политического противостояния вокруг черкесского вопроса».

- Можно ли считать эту конференцию своеобразным ответом на тбилисскую конференцию, которая прошла в марте прошлого года, и обращение черкесской диаспоры в грузинский парламент с просьбой признания геноцида в ходе Кавказской войны?

«Вы знаете, я бы не назвала это ответом, хотя по хронологии, может быть, получается ответ. Когда мы с Николаем ее задумывали, я сказала, что мы опоздали. Мы должны были ее провести в 2008 или, например, в 2009 году. Потому что те вопросы, которые уже закручивались вокруг черкесов, они, естественно, уже тогда требовали какого-то взвешенного академического комментария или экспертных оценок».

Вполне понятно, что о чем бы ни шла дискуссия на подобных конференциях, главным вопросом, который невозможно будет обойти – вопрос о геноциде черкесов в Кавказской войне XIX века.

И здесь, казалось бы, все просто. Геноцид – это конкретный юридический термин. Не проще ли передать архивные документы Кавказской войны юристам для соответствующего экспертного заключения? Ведь дискуссия историков может быть бесконечной, тем более если учесть полярные точки зрения на эту проблему в российском академическом сообществе.

«Полагаю, что если юристам угодно обсуждать исторические сюжеты, никто им не может это запретить, - говорит Юрий Силаев. - Что же касается дискуссии историков, то для академического сообщества разногласие – это нормальное явление. Вопрос состоит в том, чтобы эти разногласия не выплескивались в политическую сферу и не превращались в предмет манипуляций. Что же касается того, что историки никогда не придут к единому мнению, то я полагаю, что в данном случае мы можем смело брать на вооружение лозунг «Движение – все, конечная цель – ничто». Важен сам факт профессионального обсуждения, профессиональной дискуссии».

Очевидно, эту конференцию нужно было созывать даже не 2, а 20 лет назад, когда парламент Кабардино-Балкарии признал геноцид черкесов, а депутаты Кабардино-Балкарии и Адыгеи впервые обратились к федеральному центру с просьбой рассмотреть вопрос о праве народа – изгнанника на репатриацию.

Оживление академического сообщества уже после того, как черкесский вопрос стал предметом обсуждения на международном уровне, выглядит явно запоздавшим, считает лидер движения "Черкесский конгресс" Руслан Кешев из Нальчика:

«Мы благодарны всем ученым, принявшим участие в конференции. Вместе с тем хочу сказать, что черкесский вопрос – это не вопрос дискуссии историков, потому что с историей более-менее там давно уже все ясно. Черкесский вопрос – это вопрос политический, вопрос признания геноцида не имеет отношения к научной проблематике. 20 лет назад парламент Кабардино-Балкарской республики принял постановление о признании геноцида черкесов в Кавказской войне, и с тех пор эта проблема вышла на качественно новый уровень международного обсуждения. Если какая-то из стран в ближайшее время признает геноцид черкесов, это будет означать, что черкесский вопрос будет возведен в статус международной проблематики».

Слушать

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG