Accessibility links

ВЗГЛЯД ИЗ РОСТОВА---На днях Нино Бурджанадзе обвинила Михаила Саакашвили в нежелании возвращать перешедшие под контроль России провинции и призвала грузинский народ сделать это вопреки воле президента. Для российского уха это заявление звучит как несмешной анекдот.

Судите сами. Не далее как в конце прошлого года бывший спикер Бурджанадзе и бывший премьер Ногаидели ступили на гостеприимную российскую землю и были приняты по высшему разряду. Они посещали достопримечательности столицы, встречались с первыми лицами государства, с ними делилась бесценным опытом партия «Единая Россия», а патриарх Московский и всея Руси Кирилл пообещал пророссийски настроенной грузинской женщине лично содрать побелку с обезображенного абхазскими богомольцами культового сооружения. И вдруг такая неприятная неожиданность. Герой популярного российского мультфильма кот Матроскин в аналогичной ситуации говорил: «Дожили! Мы его, можно сказать, на помойке нашли. Отмыли, очистили от очисток… А он нам фигвамы рисует!»

Ну что ж, поверим Бурджанадзе на слово. Допустим, Саакашвили действительно отказался от силовой активности. Что в этом случае ждет Сухуми и Цхинвали в самое ближайшее время?

Во-первых, надо признать, что оба региона успешно влились в дружную семью «кавказских паразитов» – национальных республик, бюджет которых почти целиком формируется за счет Москвы. И распределение этих средств там ровно такое же – «распильно-откатное». Жирует узкая прослойка господ, контролирующих денежные потоки, основная масса населения – чужие на этом празднике жизни. А значит, дальнейшая судьба Сухуми и Цхинвали целиком и полностью зависит от ситуации на российском Северном Кавказе.

А теперь давайте взглянем на Россию в общемировом контексте. Ближний Восток и Северную Африку сотрясает волна народного протеста. В Тунисе и Египте власть уже сменилась. В других странах может смениться в любой момент. В Москве принято говорить «у нас такое невозможно» ввиду относительной стабильности, зажиточности, неагрессивности и нерелигиозности населения. Говорится это о России в целом.

Между тем, Северный Кавказ заслуживает совершенно отдельного разговора. Здесь ситуация настолько похожа на ближневосточную, что остается только удивляться: почему там до сих пор не полыхнуло. В Тунисе поводом для массовых беспорядков стал акт самосожжения отчаявшегося человека. На Северном Кавказе, где в ходе борьбы с исламистским подпольем людей похищают, пытают и запугивают, шаткое равновесие может быть нарушено в любой момент. Собственно, тлеющая гражданская война там идет уже давно.

Об этом свидетельствуют едва ли не ежедневные сводки, в которых уничтоженных боевиков и убитых силовиков примерно поровну. В горячую фазу эта война может перейти в любой момент. Последствия будут совершенно непредсказуемы. Одно можно сказать точно: у Москвы нет никаких рычагов, чтобы повлиять на ситуацию.

А теперь представьте: неизбежное началось. Зона гражданского конфликта легко перекидывается с российского Северного Кавказа на Абхазию и Южную Осетию. Говорить о российском присутствии в этом случае вообще не придется. Москва будет решать совершенно другие задачи: защищать приграничные «русские регионы», эвакуировать некоренное население из Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии и так далее.

Если я правильно понял грузинского президента, он сейчас «закладывается» именно на такой сценарий. Действительно, Грузии в ближайшем будущем предстоит не агрессия, а сугубо миротворческая миссия… А Бурджанадзе надо просто пореже ездить в Москву. Как говорил апостол Павел, «дурные сообщества портят хорошие нравы».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG