Accessibility links

МОСКВА---Трагическая судьба ногайского села, разрушенного российской авиацией в 1999 году, стала на этой неделе предметом судебного разбирательства Европейского суда по правам человека.

В который раз новость, относящаяся к событиям на Кавказе, приходит из Страсбурга. 29 марта 2011 года Европейский суд по правам человека вынес решение по делу «Эсмухамбетов и другие против России». Заявителей представляли юристы базирующегося в Лондоне Европейского центра защиты прав человека и Правозащитного центра «Мемориал».

Это дело о гибели 12 сентября 1999 года жителей с.Коги на востоке Чеченской республики, недалеко от административной границы с Дагестаном. Тогда это маленькое ногайское село в Шелковском районе Чечни было полностью уничтожено бомбардировкой с воздуха. В то время бои шли в Новолакском районе Дагестана, куда вторглись боевики Басаева и Хаттаба, затем последовал ввод российских войск в Чечню, так что уничтожение степного села, где жили три десятка семей, была почти не замечена властями и журналистами.

Пятеро сельчан — три женщины и двое детей — были убиты. 104 человека лишились крова и на многие годы стали беженцами. Коги – оно же село Рунное, оно же Вторая ферма - местные называли «небесным домом». До ближайшего села Кумли на территории Дагестана девять километров, до центральной усадьбы 30 километров, в сторону райцентра Шелковская. Бурунная зона: бугры, овраги, солончаки. В 1957 году, когда была восстановлена Чечено-Ингушская автономная республика, границу прочертили так, что ногайское село оказалось в Чечне. До 1990-х это не имело большого значения. Потом в Чечне перестали выдавать зарплату, пенсии и детские пособия, и многие прописались в Дагестане.

Первая война обошла этот медвежий угол стороной, федералы и боевики в округе не появлялись. После войны бандиты угнали скот. Однажды похитили сельчанина, но поняв, что выкуп им тут не соберут, отпустили. Чеченская милиция с бандитами не боролась – скорее наоборот. Жители повыезжали – осталось чуть больше сотни. Приезжали «бородатые»: ваххабиты, шариатские гвардейцы, дежурили среди барханов на условной здесь границе с Дагестаном, собирались устроить пограничный пункт, но увидев местную бедность, тихо ретировались.

Слушать




В 1999-м «бородатых» здесь не видели. В ближайшем дагестанском селе Кумли стояла воинская часть. В августе после нападения Басаева на горный Ботлихский район Дагестана солдаты на бронетехнике зачастили в село. Говорили с местными, интересовались, есть ли боевики, просили немедленно сообщить об их появлении - в общем, были осведомлены об обстановке и держали ее под контролем. 12 сентября 1999 года примерно в пять пополудни со стороны Дагестана появилась пара СУ-25. Они не пролетели дальше, как было ранее, а снизились и с предельно малой высоты атаковали село. При первой штурмовке в селе погибли два брата Эсмухамбетовы, Эльдар и Эльмурат, трех и девяти лет. Штурмовики развернулись и повторили заход.

Они убили трех женщин - мать мальчиков, Барамбике, которая бросилась к мертвым сыновьям, Лидию Абдурахманову и Боту Картакаеву, осколки поразили ее в затылок. Все село - три десятка домов - было разрушено. Не менее шестидесяти воронок между руинами. Жертв могло быть куда больше, просто людей в домах не было, днем они работали. Люди пешком вышли в сторону Кумли, в Дагестан. На следующий день саперы вывезли неразорвавшиеся бомбы и все крупные осколки, на которых могла остаться заводская маркировка. Более того, военные разрушили уцелевшие дома, чтобы их не использовали боевики.

Сто с лишним когинцев стали вынужденными переселенцами в селах Ногайского района Дагестана. Несмотря на многочисленные жалобы, уголовное дело по факту умышленного разрушения домовладения было возбуждено только 21 января 2002 года, спустя два с лишним года, и лишь затем - уголовное дело по факту гибели людей. Расследование было прекращено 23 сентября 2005 года по причине отсутствия состава преступления в действиях военных, которые были признаны правомерными и нацеленными на предотвращение совершения широкомасштабных терактов.

В 2003 году была направлена жалоба в Европейский суд по правам человека. Суд отклонил оговорки правительства о неприемлемости жалобы ввиду неисчерпания заявителями национальных средств защиты, поскольку российское законодательство и судебная практика предусматривают возможность получения компенсации за разрушенное имущество только в случае неправомерных действий должностных лиц.

Правительство утверждало, что проведенная 12 сентября 1999 года атака на село Коги была оправдана и абсолютно необходима, поскольку власти якобы знали о приближении боевиков к селу и об их подготовке к проведению широкомасштабной террористической атаки. Власти, однако, не предоставили никаких доказательств в подтверждение этого. Суд посчитал эти доводы неубедительными: неизбирательное применение силы в местах проживания гражданского населения ни в коем случае не может считаться обоснованным. Особо отмечу, что в подтверждение своей позиции суд ссылается на нормы международного гуманитарного права.

Суд постановил, что власти России не провели тщательного расследования обстоятельства гибели пятерых человек. Наконец, суд признал, что у заявителей не было возможности на национальном уровне восстановить свои права. Суд постановил выплатить двадцати семи заявителям в общей совокупности полтора миллиона евро. Решение было вынесено Европейским судом единогласно. Спустя почти двенадцать лет правосудие дошло и до этого отдаленного села. Слишком долго и слишком далеко – но пока, похоже, ближе Страсбурга правды нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG