Accessibility links

Унитарная Россия


Встреча Дмитрия Медведева с главами и религиозными лидерами северокавказских республик. Сочи, 2009 год.

Встреча Дмитрия Медведева с главами и религиозными лидерами северокавказских республик. Сочи, 2009 год.

ЧЕРКЕССК---Координатор "Единой России" по национальной политике, главный редактор журнала "Вестник Российской нации" Абдул-Хаким Султыгов предложил объявить 2012 год годом Русской политической нации. Сформироваться она может, считает Султыгов, только после того как национально-территориальные образования в России откажутся от своего статуса. Далее следует упразднить федеральный договор и создать унитарное государство. Вместе с тем, по словам Султыгова, такая реформа не может проводиться сверху, сами субъекты федерации должны ее инициировать.

Функционер партии власти вдруг, без всякого согласования со своим партийным руководством, предлагает отказаться от федерального устройства России, как патриот и как частное лицо. Эксперт московского «Центра Карнеги» Алексей Малашенко усомнился в искренности господина Султыгова:

«Во-первых, такие инициативы в нашей стране никогда не исходят снизу, они исходят только сверху. Султыгов, это тот человек, который находится между низами и верхами, но отражает явно позицию верхов. Это очередной пробный шар – возможно ли такое или нет? Раньше это пробовал Жириновский, еще кто-то. Так что вот эта централизация идет и будет идти, и, фактически, это утрата того, что называется Российской Федерацией. Как там Россия будет называться, я уже не знаю. Это даже уже сегодня не федерация, а нечто другое. А теперь это как бы будет легитимизированно».

Национальные окраины обнаруживают другое понимание российского государства. По мнению председателя «Карачаевского конгресса» Казбека Чамаева, Российская Федерация – это государство на паях, в которое каждый народ вошел со своей исконной территорией и со своим суверенным правом. Единственная альтернатива федерации, по его мнению, это империя, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Например, такими, как борьба народов за независимость.

«Все 89 субъектов собрались в Кремле, все подписали федеративный договор. После этого образовалась Российская Федерация. Сейчас, мне кажется, что федерации не будет. А куда денутся республики? Унитарного государства не бывает при таком количестве наций. Унитарное государство может быть в Америке или в Германии, там, где живет один народ, а другие национальности пришлые. А тут люди живут сотнями, тысячами лет, и имеют свои исконные территории. Они вовсе не нуждаются ни в чьей помощи, это самодостаточные народы и самодостаточные государственные образования. Они могут жить только в условиях федерации».

Слушать


Эксперт из Кабардино-Балкарии Хажисмель Тхагапсоев считает подобную реакцию закономерной:

«Я думаю, что такой ход едва ли вызовет бурю восторга в национальных регионах. В России есть разные силы. Есть и силы, которые все понимают как панславянизм, как русскую империю. Можно говорить о формировании российской гражданско-политической нации, которая не снимает культурного различия и признает культурное различие. Это правильная постановка вопроса и ни у кого нет возражений против этого. От него куда денешься? Это форма жизни 150 народов, проживающих в современной России».

Инициатива господина Султыгова воспринимается как очередное проявление воли Рамзана Кадырова, считает руководитель центра политической информации Алексей Мухин:

«Чеченские политики плывут дальше Рамзана Кадырова, предлагая унифицировать региональные образования и избавиться от понятия «национальная республика». Действительно, здесь можно усматривать верноподданнические мотивы. Но одновременно здесь играет роль и то, что Рамзан Кадыров является сторонником создания на Северном Кавказе что-то типа халифата. Естественно, с доминированием определенных национальных составляющих. Но такая унификация встретит, безусловно, сопротивление в других национальных республиках, которые считают себя не менее значимыми на Северном Кавказе, и считают, что именно вокруг них он должен объединится».

Призыв объединиться в одну политическую нацию, когда 70% России выступает от отделения Кавказа от России, а кавказцы обыденно рассуждают, смогут ли они удержаться от войны всех против всех, после того, как Россия их бросит, выглядит явно преждевременным. Тем более, что власть, на совести которой лежит львиная доля ответственности за то, что происходит в стране, не подает надежд на качественные изменения. Зато инициатива по отмене федерализма может понравиться российскому избирателю на предстоящих в 2012 году президентских выборах, считает Алексей Малашенко:

«Я думаю, что большинство россиян, в основном русских, к этому отнесутся с большой симпатией, мы знаем какие сейчас настроения: «Что это получается? Там какие-то республики, какие-то президенты кавказские. А так все, и их больше не будет, и будут как все». То есть, я думаю, что власть, которая это инициирует, будет на этом выигрывать в глазах общества, особенно перед выборами. «Вот какие решительные – взяли и все заменили».

Если даже это и так, и инициатива господина Султыгова - это предвыборный пиар, то непонятно почему предметом обеспокоенности россиянина должно быть не качество его жизни, не состояние его гражданских прав, а статус северокавказских республик.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG