Accessibility links

СУХУМИ---Сегодня в полдень я побывал в приморской сухумской кофейне «У Акопа», в просторечии именуемой брехаловкой. Зашли мы туда с одной знакомой, с которой давно не виделись, сегодня случайно встретились и решили пообщаться. Когда расположились за столиком, пошли, естественно, взаимные расспросы о житье-бытье, но не тут-то было… Через пару минут к нам подсели со своими чашками двое, один из которых, вузовский преподаватель по имени Астамур, предварительно вежливо поинтересовался: «Не помешаем?» Что мне оставалось делать – сказать, что помешают?

Спутник Астамура, мужчина лет сорока пяти, с сумрачным смуглым лицом, тут же начал допытываться у меня, как будто мы были знакомы сто лет и возобновили прерванный недавно разговор: «Ну что, читали в «Республике Абхазия» интервью с Кварчия?».

«С Еремеевичем? О том, как члены абхазской делегации вели переговоры в российском МИДе о делимитизации границы? – уточнил я. – Читал. Много интересного». «Ну, ну, – заинтересовалась моя спутница. – И что он рассказывает? Кто берет интервью?» «Заира Цвижба. Мне больше всего запомнилось из прочитанного, что спорные моменты по границе возникли, оказывается, еще в 1999 году. Мол, некий бизнесмен Брагин и один из депутатов города Сочи выступили с претензией, что Абхазия препятствует использованию чуть ли не исконно принадлежащих им земель – поселка Аибга и целого лесного массива в верхней зоне Гагрского района.

Опубликовали ряд статей в сочинских газетах, обратились к руководству Российской Федерации, чтобы те разобрались и создали возможность для беспрепятственной деятельности сочинцев в этом регионе. Копия этого письма была переслана в Абхазию Владиславу Ардзинба. И он дал команду главе администрации Гагрского района разобраться в притязаниях сочинцев. Словом, с тех пор этот вопрос муссируется сочинцами, прежде всего, и Краснодарским краем…»


«А я обратил внимание на такое там выражение: «запредельное землепользование», – сказал Сумрачный. – Это в смысле «беспредел» что ли?»

«Нет, я так понял, что «запредельное» – в смысле «за пределами российской границы». Там речь о том, что в советские времена сочинцам разрешалось пользоваться площадями на абхазском берегу Псоу и они отчитывались за это пользование перед Гагрским районом и перед Абхазией».

«Ну, так и что в сухом остатке? – спросила моя спутница. – Что решили?»

«Вопрос о передаче российской стороне 160 квадратных километров на левом берегу Псоу снят. Подписан протокол, что граница проходит по реке от устья до истока. А вот что касается горного поселка Аибга, который расположен на обоих берегах, то это уже будет обсуждаться отдельно, в следующий раз. Хотя Валерий Кварчия говорит, что там нынче зимовали всего две семьи, летом жили 12 человек, а прописаны более трехсот».

«Ну вот видишь, – заговорил Астамур, обращаясь ко мне. – Никаких 160 квадратных километров! А вы, журналисты, такую панику развели, такой шум подняли на радость тбилисским политикам!»

«Ага… А тебе не приходит в голову, что этот шум, может быть, и помог быстрее снять этот вопрос? – возмутился я. – А ты не задумывался: журналистам все это приснилось, что ли? Откуда они это узнали, если не от тех же членов абхазской комиссии по делимитации?.. Другое дело, что тем вначале служебная этика не позволяла официально что-то комментировать. А насчет Тбилиси… Друг мой, ты что, тоже из тех, кто призывает: давайте не писать ни о каких проблемах, чтобы не лить воду на мельницу… и так далее? Ну давайте вернемся в советские времена и будем закрывать глаза ладошками! Если газета «Правда» ничего о происшедшем не написала, значит, ничего и не было, да? Но в результате у наших недругов просто появится еще аргумент: «В Абхазии нет свободной прессы, это тоталитарное государство». Вот и все. Кстати, вчера я еще прочел статью в российской газете «Наша версия». Называется «У России появились территориальные претензии к Абхазии?», автор, кажется, Георгий Филин. Так вот, он говорит, что документ насчет этих 16 тысяч гектаров готовился не в МИДе России, и спрашивает, почему так случилось, что он не был там заранее согласован. Российскую прессу тоже будем ругать за то, что она на эту тему пишет?»

«Вообще мне кажется, – сказал Сумрачный, – что оппозиция и так полезна, но в Абхазии она полезна еще больше. Чтобы озвучивать какие-то вещи, которые наше руководство российскому прямо сказать не может, но может в случае чего апеллировать к поднятому ею шуму: народ, мол, у нас не примет».

На этом и разошлись.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG