Accessibility links

Запрет на возвращение


В основном запрет на пересечение грузинской границы распространяется на активистов общества «Дарьял», объединившего более 2000 выходцев из Казбегского района Грузии

В основном запрет на пересечение грузинской границы распространяется на активистов общества «Дарьял», объединившего более 2000 выходцев из Казбегского района Грузии

ВЛАДИКАВКАЗ---Решение Тбилиси о введении безвизового режима для жителей Северного Кавказа действует, как выяснилось, с некоторыми ограничениями. Жители Казбегского района, осетины и мохевцы, занимавшиеся скотоводством, на зиму перебирались в Северную Осетию.

Выехав осенью 2005 года, обратно они вернуться уже не смогли. Россия в 2006 году закрыла границу с Грузией. В результате население приграничного Казбегского района оказалось в экономической изоляции. И только спустя четыре года Военно-Грузинская дорога вновь открылась, но не для всех.

Большинство осетин, уроженцев Казбегского района и Трусовского ущелья, по-прежнему лишены возможности вернуться в свои дома, посетить святилища, могилы предков. В основном запрет на пересечение грузинской границы распространяется на активистов общества «Дарьял», объединившего более 2000 выходцев из Казбегского района Грузии.

В осетинском селении Коби проживает сейчас шесть человек. А осетинские села, расположенные в Трусовском ущелье, практически обезлюдели. Как рассказывают сами жители этих сел, неоднократно пытавшиеся въехать на территорию Грузии, на грузинском посту у пограничников есть списки активистов общества «Дарьял», по которым людей заворачивают обратно. Лидер организации дважды после отмены визового режима рассчитывал проехать в Коби, где не был с 2005 года. Но каждый раз его отказывались пропустить.


Гаирбек Салбиев
- председатель общественной организации «Дарьял» - объясняет ситуацию так:

«Ни один человек, имеющий личную позицию, не пропускается через границу. Более того, у тех, кого не пропускают, разбирают дома. Конкретно мой дом в Коби расположен прямо под скалой. Вот недавно приехали оттуда ребята и рассказали, что крышу моего дома в нескольких местах разобрали. Ну хорошо, сельские ребята увидели, пришли и разобрали. Спрашиваю, кто это мог быть. Никто ничего не знает, никто ничего не видел».

Мои собеседники не согласны с обвинениями, звучащими в их адрес из Тбилиси. Житель селения Четырс (назовем его Асланом) утверждает, что общество «Дарьял» никогда не выступало за отторжение Казбегского района от Грузии.

«Никогда представители общества «Дарьял» такого не заявляли - наоборот, всегда ратовали за добрососедские отношения с Грузией, Казбегским районом. Единственное, чего они требовали - свободного проезда на территорию Казбегского района», - объясняет мне Аслан.

Аслан рассказал мне, что на въезде в Трусовское ущелье грузинскими властями установлен КПП в районе села Четырс, а вся территория ущелья объявлена приграничной зоной, для посещения которой необходимо специальное разрешение. Никто из жителей этих осетинских сел таких пропусков получить не смог. Грузинские власти таким образом лишают осетин возможности вернуться в родные места, полагает Аслан:

«Самое главное святилище осетин, Таранджелос, расположено в Трусовском ущелье. Кроме того, в селах имеются и другие святилища праздники там отмечались каждый год. Из Осетии приезжали паломники. Сейчас такой возможности у них нет. Поэтому мы стремимся, чтобы скорейшим путем нам дали возможность посещать нашу родину. Это решение зависит от руководства Грузии».

Гаирбек Салбиев говорит, что к нему за помощью обращаются и мохевцы, испытывающие трудности из-за экономической изоляции. «Без Осетии в Казбегском районе жить невозможно экономически, а не в политическом отношении. Осетия и Казбегский район должны быть единым экономическим целым, и тогда там жизнь будет кипеть», - подчеркивает Салбиев.

Впрочем, никто из осетин Казбегского района иллюзий на скорое возвращение в родные края не питает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG