Accessibility links

СУХУМИ---На состоявшейся на днях в Абхазском медиа-клубе «Айнар» пресс-конференции министра внутренних дел Абхазии Леонида Дзяпшба среди прочих ему был задан вопрос о следствии по делу гибели четверых российских железнодорожных рабочих в автокатастрофе в ночь на 13 февраля. Министр, в частности, ответил, что совершивший наезд после выписки из госпиталя находится под подпиской о невыезде (точнее, это «свидетельство о явке»), хотя сам Леонид Дзяпшба против этого. Насколько мне известно, министр настаивал на заключении его под стражу, но судья принял другое решение.

«ДТП с летальным исходом» – это один из самых серьезных предметов озабоченности абхазского общества, но та трагедия вызвала особый общественный резонанс – особенно на фоне того, что, как с оптимизмом отмечалось на той же пресс-конференции, в результате наведения порядка на дорогах количество ДТП в республике в последние месяцы существенно снизилось. Да и не могла не вызвать – как и в любой стране. Еще бы: четыре человека погибли, даже не выходя на проезжую часть улицы, стоя на тротуаре у продуктового магазина (ничего себе, за хлебушком сходили!).

У стены жилого дома №74 по улице Дзидзария, напротив Сухумского железнодорожного вокзала, и сейчас издали видны, когда проезжаешь мимо, траурные венки. Сперва когда появились первые сообщения в СМИ о трагедии, я думал, что водитель ехал из центра города в сторону Нового района и выехал на обочину. Но вот что пишет журналист Елена Лолуа в недавнем номере газеты «Эхо Абхазии» после знакомства с материалами уголовного дела, которое ведет следственный отдел УВД г. Сухума:

«13 февраля с.г. в три минуты первого ночи юрисконсульт Сухумского физико-технического института Тимур Гулария ехал на автомашине марки «Даймлер Крайслер» по улице Дзидзария в сторону центра столицы, с ним была пассажирка. Напротив вокзала он выехал на полосу встречного движения; машину, что называется, закрутило и отбросило на тротуар, где в то время стояли люди. Как показывает Гулария, в момент аварии он потерял сознание. Но когда через считанные минуты к месту столкновения прибыли сотрудники дорожно-патрульной службы, которые оказались неподалеку и услышали удар, его на месте происшествия уже не было. Как значится в деле, в военный госпиталь пос. Агудзера Гулария был доставлен в три часа ночи на неустановленной машине. Пассажирка же, получившая черепно-мозговую травму, оставалась на месте. Сотрудники ДПС вызвали «скорую помощь». Искореженная иномарка лежала перевернутой на крышу».



Как видим, пока в этой истории много загадочного и непонятного. Впрочем, с самого начала в ней присутствовала некая недоговоренность. В первых сообщениях в СМИ со слов сотрудников Генпрокуратуры РА говорилось, что жертвами автокатастрофы оказались сотрудники Южно-Уральской железной дороги РФ Вадим Саматов, Даниил Косенко, Павел Захаров и Андрей Марченко. Все они работали в составе бригад железнодорожников ОАО «Российские железные дороги», осуществляющих с начала февраля этого года ремонт Абхазской железной дороги.

А вот фамилия водителя, который совершил наезд и находился в госпитале, не приводилась. Лишь на следующий день, 14 февраля, она появилась-таки в новом комментарии к происшедшему Генпрокуратуры; но почему, как вы думаете? Как опровержение на ошибочное сообщение челябинского «Первого областного» телеканала о том, что "за рулем иномарки находился сотрудник прокуратуры города Сухум Тимур Владимирович Гулария".

Водитель автомашины «Мерседес» (именно такая марка автомобиля поначалу называлась) «никогда не работал в правоохранительных органах Абхазии. Более пяти лет он является юрисконсультом Сухумского физико-технического института. Как уточнили в пресс-службе Генпрокуратуры, 12 февраля Гулария возглавлял участковую избирательную комиссию по выборам в органы местного самоуправления. Участок №1 девятого избирательного округа располагался в административном здании Сухумского физико-технического института. Гулария с места происшествия не скрывался, в Агудзерский госпиталь его доставили в тяжелом состоянии неизвестные люди, которые оказались в момент ДТП в районе Сухумского вокзала. В настоящее время Гулария проходит стационарное лечение в специально оборудованной палате под охраной сотрудников МВД Абхазии».

Но ведь очевидно, что будь с самого начала озвучена точная информация о совершившем наезд человеке, не появилось бы, скорее всего, и неправильной.

Помню также, как на форуме сайта «Абхазия.оrg» тогда появился ироничный комментарий, что конечно же поскольку родственники погибших живут далеко и у водителя в Абхазии наверняка немало и родственников и друзей, будет сделано все, чтобы он оказался ни в чем или почти ни в чем не виновным. Но, как пишет Елена Лолуа, «ходом расследования этого уголовного дела постоянно интересуются представители Южно-Уральской дирекции по ремонту пути и Абхазской железной дороги. Окончания следствия ждут и жены погибших, они уже выразили желание принять участие в судебном процессе. Кстати, члены семей погибших имеют право выставить гражданский иск о возмещении материального ущерба, но пока неизвестно, будут ли они это делать.

Согласно акту медицинского освидетельствования, в момент совершения наезда Гулария не был в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Управление внутренних дел г.Сухума возбудило уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.5 ст. 263 УК РА («Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц»). Статья предполагает лишение свободы на срок от семи до десяти лет с лишением водительских прав на срок до трех лет.

Закон относит это преступление к категории средней степени тяжести, потому что совершено оно по неосторожности, а не по злому умыслу. Гулария на допросе сообщил, что его автомашина прошла техосмотр и была исправна и что он не нарушал правил дорожного движения, но почему-то не справился с управлением, хоть и ехал со скоростью 60 километров в час. В ходе осмотра места происшествия было установлено, что проезжая часть асфальтированной дороги была сухой, без выбоин, следа тормозного пути не осталось. Так почему произошла авария, и правду ли говорит виновник ДТП?

Для этого была назначенная судебная автотехническая экспертиза, но на главные вопросы следствия она не ответила. Так, эксперт сообщил, что без установления тормозного пути определить реальную скорость, с которой двигался автомобиль, не представляется возможным. Экспертиза не смогла тут дать ответ, поскольку этот вопрос находится в компетенции транспортно-трассологической экспертизы. Но проблема в том, что республиканский НИИ судебных экспертиз при Министерстве юстиции не располагает специалистами по данной экспертной специальности. Поэтому следственные органы, демонстрирующие желание объективно разобраться в этом деле, приняли решение обратиться за помощью к российским специалистам, в том числе и челябинским».

Что же произошло в ту роковую секунду на пустынной трассе у Сухумского вокзала? Что вынесло иномарку на «встречку»? Может, кто-то другой создал аварийную ситуацию? Но водитель не дает внятных объяснений, ссылаясь, как я слышал, на проблемы с памятью из-за полученной травмы. Я не знаком с этим молодым человеком. Охотно верю, что он хороший парень. Не подлежит сомнению и то, что случившееся – огромная трагедия для него самого. Согласен и с тем, что «поломав ему жизнь», погибших уже не вернешь. Но все должно быть по закону. И очевиднее очевидного, что если на предстоящем судебном процессе решение будет приниматься при отсутствии ясной картины происходившего, без четких и весомых аргументов за справедливость этого решения, такое будет чувствительным ударом по вере людей в абхазскую Фемиду. А еще нельзя исключать, учитывая контекст происшедшего, и очередной, увы, конфликтный момент в отношениях абхазской и российской сторон.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG