Accessibility links

Анаид Гогорян: Завершился визит президента Абхазии в Турцию. Как вы считаете, эта поездка решит вопросы репатриации?

Белла: Думаю, что да. Не напрасно он столько лет хотел туда попасть. Если наше правительство, наш народ хочет этого, я думаю, что да. Лишь бы было желание со стороны Абхазии. Больше над этим нужно работать всем – и правительству, и другим, кому это следует делать. Мы хотим, чтобы они приехали, это наши братья. Они тоже, по-моему, стремятся сюда. Просто надо все сделать для того. Само собой не получится, для этого нужно поработать.

Батал: Думаю, что повлияет. Будут возвращаться. Тем более я знаю, что строят дома для них.

Анаид Гогорян: Смогут они адаптироваться в Абхазии?

Батал: Это от нас зависит, смогут они или нет, от народа Абхазии. Как мы их примем. И вообще как к ним будем относиться. Думаю, что смогут. Как-никак, у нас райский уголок, я думаю, что жизнь не хуже, чем в Турции или где-либо. Так что им не сложно будет адаптироваться.

Ольга: Может быть, и вернутся, но не все. Кто-то обустроился, кто-то как-то где-то устроился, живет, но кто-то и согласится вернуться.



Джабах: Я думаю, что не смогут, потому что там люди живут своей жизнью. У них дети есть, школа, кто-то ждет, когда их дети окончат университет, кто-то ждет, чтобы выйти пенсию, потом приедет сюда. Поэтому постоянно они чего-то ждут. Сколько есть – еще чуть-чуть добавится, и больше не будет. Тем более у тех, кто сюда приехал, экономическая ситуация не улучшается: бюрократические барьеры, домашние проблемы, ведь безопасность, законность еще не очень… Если конкретную систему, как Израиль создал, не создадут, ничего не изменится.

Ирина: Я думаю, что должны приезжать, обязательно.

Анаид Гогорян: Как вы думаете, они адаптируются в Абхазии?

Ирина: Наверняка они и так адаптировались. Но вообще, конечно, должны адаптироваться.

Анаид Гогорян: Как вы думаете, созданы у нас условия для их возвращения?

Ирина: Они сами себе создают эти условия.

Рафаэль: Не думаю.

Анаид Гогорян: Почему вы думаете, что они не вернутся?

Рафаэль: Вернутся, может быть, но мало совсем.

Анаид Гогорян: С чем это связано, как вы считаете?

Рафаэль: Наша внутренняя обстановка, наша жизнь. Там, в Турции, они гораздо лучше живут, чем здесь. Не захотят они сюда вернуться. Массового возвращения не будет, мы должны создать все условия, чтобы их не грабили, чтобы у них была возможность строиться, чтобы мы могли квартиры для них построить. Если все хорошо у нас будет, они все вернутся. А так в ближайшее время, не думаю.

Стелла: Они там уже привыкли жить, там все по-другому, я думаю, что нет.

Девушка: Мне кажется, что все возможно, вполне вероятно.

Анаид Гогорян: А что нужно сделать, чтобы они возвращались?

Владимир: Создать какие-то условия для них, чтобы было реально возвращаться и жить.

Инга: Мне кажется, что как и те, кто здесь уже живут, они найдут способ влиться в наше общество.

Мужчина: Как было, так и будет. Его визит вряд ли поможет. Они прекрасно знают ситуацию нашу. Будет способствовать приезду? По-моему, нет. Ну, может, несколько человек приедут, это не играет никакой роли. Я не думаю, что этот визит даст что-то.

Анаид Гогорян: Как вы думаете, репатрианты смогут здесь адаптироваться?

Алексей: Почему нет, конечно, смогут, и нужно.

Рита: Они уже возвращаются. Я думаю, что результат обязательно будет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG