Accessibility links

ТБИЛИСИ---Парламентская ассамблея Совета Европы сегодня приняла резолюцию касательно Грузии. Хотя в самом документе речь шла о проблемах и достижениях грузинской демократии, во время дебатов не обошлось без взаимных обвинений между российской и грузинской делегациями по теме августовской войны.

Авторы доклада и резолюции ПАСЕ по Грузии еще в начале дебатов подчеркнули, что во время работы над документами всячески пытались обойти тематику последствий августовской войны. Главной темой резолюции стали проблемы и достижения демократического развития Грузии. Но как стало ясно сегодня утром, уже в первые минуты дебатов в ПАСЕ именно тема войны была и остается камнем преткновения в спорах российских и грузинских парламентариев.

Все началось в того, что член российской Госдумы Леонид Слуцкий обвинил грузинскую сторону в нежелании участвовать в переговорах с Россией в формате ПАСЕ. По его словам, полтора года назад ПАСЕ предприняла попытки создать отдельную площадку для грузинских и российских парламентариев, где они смогли бы обсудить гуманитарные последствия августовской войны. Слуцкий сказал, что прошло два заседания этой комиссии, после чего грузинская сторона демонстративно оставила стол переговоров:

“Парламентская ассамблея Совета Европы является идеальной площадкой для возобновления диалога. И я уверен, что 21-е столетие станет столетием парламентской дипломатии. Приглашаю наших коллег продолжить диалог как в рамках специальной комиссии бюро, так и в других форматах”.



То, что такая возможность исключена, стало ясно уже через несколько минут. Грузинские парламентарии ответили, что президент Грузии еще в ноябре прошлого года сделал заявление о неприменении силы и призвал российское руководство начать прямые переговоры. «Мы получили холодный отказ», - сказала грузинский парламентарий Чиора Тактакишвили во время дебатов.

Но на этом спор между представителями Грузии и России не завершился. Российские депутаты стали обвинять авторов доклада в том, что они не упоминают почти 60 политических заключенных в Грузии, о которых постоянно заявляет грузинская внепарламентская оппозиция. Масла в огонь подлил глава российской делегации в ПАСЕ Константин Косачев. Он сказал, что испытывает большую любовь к грузинскому народу. Но при всем этом не может не отметить, что в августе 2008 года президент Саакашвили в Южной Осетии «попытался сделать примерно то же самое, что делает Каддафи в Ливии»:

“И то, как действовала Россия, во многом соответствует тому, как действует сейчас международное сообщество, реагируя на эту ситуацию в Ливии”.

Такие аналогии вывели из равновесия грузинских представителей. Их ответ не заставил себя долго ждать. Вот как на это отреагировал грузинский парламентарий Акакий Минашвили:

“Когда вы проводите параллели с Каддафи, может, не следует забывать о Чечне? Когда вы говорите о политических заключенных, может, следует вспомнить Ходорковского? И когда вы говорите о дружбе и любви к грузинам, может, стоит вспомнить сотни тысяч грузин, которых вы выгнали из Абхазии и Южной Осетии, а также из самой России в 2006 году?”

Подобные эмоциональные споры между российскими и грузинскими парламентариями происходили на фоне выступлений членов ПАСЕ из разных стран мира, высказывавших свои замечания относительно резолюции. Лишь несколько из них отважились включиться в спор о войне, поддерживая позицию Тбилиси.

В конце двухчасовых дебатов резолюцию по Грузии поддержали 128 парламентариев. «Против» проголосовали 8 человек. В заключительном слове авторы резолюции заявили, что сегодняшние дебаты стали свидетельством того, что решение прекратить обсуждение тематики августовской войны в ПАСЕ было бы преждевременным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG