Accessibility links

Новый миропорядок и Абхазия


И вот тут мы сталкиваемся с характерной чертой современного миропорядка – вмешательством внешних сил. В данном случае – коалиции западных стран

И вот тут мы сталкиваемся с характерной чертой современного миропорядка – вмешательством внешних сил. В данном случае – коалиции западных стран

СУХУМИ---«Тунис, Египет, Ливия… Далее везде?» – заголовками, подобными этому, пестрит сейчас мировая пресса. Пожар в «арабском доме» перекинулся из Африки в Азию – Сирию, Иорданию, Йемен, страны Персидского залива… «Держатся» пока две оставшиеся в этом доме африканские страны – Марокко и Алжир, но кто даст гарантию, что они устоят?

Аналитики ломают головы и копья, рассуждая, что же случилось с арабами. Впрочем, ничего нового в целом для человечества не происходит: вряд ли история хоть одной страны обошлась без беспорядков, бунтов и революций. И, как обычно и у других, у тунисской, египетской и ливийской революций много разных слагаемых. В разгар египетской политологи склонялись к тому, что в этой крупнейшей по народонаселению арабской стране главным стали контраст между богатством элиты и нищетой низов и усталость от почти тридцатилетнего правления Хосни Мубарака.

А вот ливийцам на бедность жаловаться грех. Небольшое по численности население этой разбогатевшей на нефтедобыче страны было буквально осыпано полковником Каддафи всевозможными льготами и выплатами, которые нам и не снились. Но к усталости более чем от сорокалетнего правления пожилого экстремала Муамара Каддафи здесь приплюсовывалась удушливая атмосфера отсутствия элементарных демократических свобод. Каддафи, конечно, крепкий орешек, и ливийское восстание переросло в гражданскую войну…

И вот тут мы сталкиваемся с характерной чертой современного миропорядка – вмешательством внешних сил. В данном случае – коалиции западных стран. Позитивный или негативный это фактор? Людям, мыслящим пристрастно (западофобам, западофилам и т.д.) все известно и ясно заранее. Они или клеймят Саркози с Обамой, или толкуют о том, что Каддафи нужно срочно свергать. Я не спешил бы так с оценками и уж тем более не излагал бы их так неистово, как некоторые. Слишком со многими неизвестными эта задачка. Да, Каддафи еще тот фрукт, но что мы знаем о тех «повстанцах», которые стремятся его сменить? И не погрузится ли Ливия в тот же хаос, в который ранее погрузились Афганистан и Ирак, если дело дойдет до наземной операции сил коалиции, чего нельзя исключать?



С другой стороны, можно ли утверждать, что вмешательство внешних сил – это всегда зло? Разве успел бы Пол Пот в Камбодже истребить треть собственного народа, если б мировое сообщество жестко пресекло его действия? Но, увы, человечество тогда было слишком занято идеологическим и военным противостоянием «Восток – Запад».

В мировой истории, как и вообще в природе, мы наблюдаем непрерывную борьбу центростремительных и центробежных сил: здесь создание и распад больших и малых империй, феодальная раздробленность… После эпохи великих географических открытий, а затем великих территориальных приобретений мир стал настолько взаимосвязан и взаимозависим, что в каком бы уголке планеты ни возникло противостояние, в него, как правило, втягиваются и другие силы.

Как знать, чем бы закончилось венгерское восстание 1848 года, если б Российская империя – «жандарм Европы» – не поспешила на помощь другой империи – Австрийской? Хорошо известны из истории примеры интернационализации вооруженных конфликтов – англо-бурская война, гражданская война в Испании. А ближе к нашим дням – войны в бывшей Югославии и на постсоветском пространстве…

После Второй мировой войны, с середины ХХ века, центробежные силы явно взяли верх над центростремительными, неуклонно идет процесс образования новых государств и пополнения ООН новыми членами. Центростремительные же силы проявляют себя уже лишь в создании равноправных союзов, таких, как ЕС.

После окончания холодной войны и крушения восточного блока США и их союзники по НАТО гораздо более активно, чем раньше, вмешиваются в дела других стран и чужие конфликты. Но важным сдерживающим фактором тут остается ядерное оружие. Поэтому и чувствует себя вполне уверенно Ким Чен Ир, ничуть не меньший Мальчиш-Плохиш, чем Саддам Хусейн или Муамар Каддафи. Поэтому, в частности, и оказались призрачными надежды Тбилиси руками натовцев восстановить территориальную целостность в границах Грузинской ССР. Сделав все по-своему на территории бывшей Югославии, Запад одновременно отдает себе отчет в том, что Южный Кавказ является сферой жизненно важных интересов России. Да и как иначе может быть с учетом, например, того, что в населении Абхазии русские по-прежнему составляют значительную часть населения?

Абхазии не раз на протяжении своей истории приходилось играть роль зернышка между жерновами соседних держав: Византии и Персии, Османской и Российской империй… Но современная эпоха уже сильно отличается от предыдущих. И те сторонники возвращения Абхазии в «грузинское лоно», которые стращают перспективой превращения ее в «российскую губернию», явно мыслят устаревшими категориями. С учетом всех приведенных мной ранее факторов, России гораздо выгоднее иметь пусть небольшого по размерам и численности населения, но верного союзника в регионе, чем лишнюю мятежную провинцию. Это, уверен, понимает любой здравомыслящий российский политик и политолог.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG