Accessibility links

ТБИЛИСИ---Режиссер Мамука Купарадзе рассчитывает, что его новый фильм «Вердикт августовской войны» будет показан грузинскими телеканалами. Однако картина, посвященная событиям 2008-го, грузинской аудиторией воспринимается неоднозначно. Это продемонстрировал показ, состоявшийся в минувшие выходные в Доме кино в Тбилиси.

Последствия войны августа 2008 года и их позднейшая интерпретация всеми сторонами конфликта стали предметом новой картины скандального режиссера. Мамука Купарадзе, верный своему творческому методу, сталкивает точки зрения своих собеседников в Тбилиси, в Цхинвали и Сухуми на военный конфликт трехлетней давности.

Кто развязал войну? Ответы на этот вопрос в фильме резко отличаются от трактовки, которой придерживаются грузинские власти. Например, утверждается, что еще 7 августа 2008 года грузинское руководство начало операцию «по наведению конституционного порядка» в Южной Осетии. При этом, вопреки уверениям режиссера, что в картине официальная позиция представлена в полном виде, в ней проигнорирован главный аргумент Тбилиси – война была вынужденным ответным шагом на ввод дополнительных российских подразделений в зону конфликта.

Один из героев фильма, известный абхазский фотограф Ибрагим Чкадуа считает, что по своему политическому значению события августа 2008 года равнозначны трагедии 11 сентября в Соединенных Штатах. Эксперт британской организации «Ресурсы примирения» Лоренс Броерс считает резоны грузинского руководства в пользу применения силы сомнительными:

«Конечно, Грузия вроде бы имеет право это делать. Но пока никаких результатов не видно. Когда подобное происходит в третий раз - три президента, три конфликта, три поражения - обязательно надо подумать, что дает нам такая стратегия?»



В документальное повествование вплетена трагедия грузинских деревень в Южной Осетии, некоторые из которых были полностью уничтожены после войны, а некоторые разграблены. В Абхазии и в Южной Осетии появились российские военные базы. Оба региона стали еще более зависимы от Москвы. Госсоветник де-факто президента Южной Осетии Коста Дзугаев сожалеет об изгнании из региона грузинского населения. Это противоречит традициям взаимоотношений между двумя братскими народами. Однако ответственность за происшедшее, по его мнению, целиком на совести Грузии:

«История наших народов, грузинского и осетинского, очень напоминает историю двух близких людей, я бы даже сказал, братьев. Ведь хорошо известно, что крепче всего любят друг друга близкие родственники. И сильнее всего ненавидит друг друга близкая родня. […] Грузинское государство развалили гру-зи-ны. Это не сделали южные осетины. И, на мой взгляд, этого не сделали и абхазы».

В течение почти часового показа зрители в кинозале тихо комментировали кадры. Абхазский политолог Ираклий Хинтба заметил, что даже либеральные круги Сухуми не считают возможным возвращение грузинского населения в Абхазию. В ответ на это кто-то в передних рядах кинозала бросил реплику: «Ну вот, а мы о чем постоянно говорим?!»

По окончании показа грузинская часть аудитории в большинстве своем согласилась с тем, как расставлены акценты в картине. Но были и недовольные. Среди них - председатель Верховного совета Абхазии в изгнании Гия Гвазава:

«Тень и свет так расположены в этом фильме, что тень все время ложится на Грузию, а свет - на другие стороны. Я считаю, что надо одинаково освещать проблему и говорить правду».

В ответ Мамука Купарадзе как раз и заявил, что он полностью воспроизвел в своей картине аргументацию грузинского руководства. А потом пояснил, почему он выбрал для своей работы именно такое название. «Вердикт августовской войны» – это приговор добрым отношениям между народами, которые еще совсем недавно жили вместе:

«Грузинская мечта - объединение с абхазами и осетинами - стала еще более нереальной. Я думаю, что это как раз тот «вердикт», который грузинскому обществу вынесла война».

У Мамуки Купарадзе есть надежда, что грузинские телеканалы покажут его новый фильм. Он также намерен повезти свою картину в Сухуми и Цхинвали.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG