Accessibility links

Предвыборные ставки на Южную Осетию


Алексей Власов: Несмотря на то, что Южная Осетия, в общем-то, небольшая по размерам и по численности населения территориальное образование, видимо, у кого-то в этой игре очень большие ставки

Алексей Власов: Несмотря на то, что Южная Осетия, в общем-то, небольшая по размерам и по численности населения территориальное образование, видимо, у кого-то в этой игре очень большие ставки

ПРАГА---Сегодня ведущий «Некруглого стола» главный редактор радио «Эхо Кавказа» Андрей Бабицкий.

Андрей Бабицкий: Наши собеседники - из Владикавказа Инал Санакоев, старший научный сотрудник Североосетинского института гуманитарных и социальных исследований, кандидат политических наук, из Москвы Алексей Власов, доктор наук, главный редактор сетевого журнала «Вестник Кавказа». Я хотел бы обсудить ситуацию в Южной Осетии, как мне кажется, это особенно актуально после того, как местные правоохранительные органы пытались задержать делегацию, которую возглавлял один из главных оппозиционеров Южной Осетии. В общем, можно сказать, что предвыборная кампания в республике началась. Так оценивают этот инцидент очень многие эксперты. Инал Борисович, как вам кажется, сегодня глава Южной Осетии Эдуард Кокойты пробует себя в роли Рамзана Кадырова, человека, который берет республику под полый контроль, невзирая ни на какие внешние силы? Чем объясняется то, что он стал действовать так жестко?

Инал Санакоев: Ситуация с будущими выборами мне очень сильно напоминает ситуацию неопределенности. Потому что, с одной стороны, официально действующая власть не может представить пока свою кандидатуру, которая получила бы хоть какую-то поддержку в обществе. С другой стороны, оппозиционные силы, которые, в основном, находятся в Москве, также не могут выдвинуть более-менее яркого представителя из своей среды, который также получил бы хоть минимум поддержки в обществе Южной Осетии. И поэтому нынешняя ситуация характеризуется вот такими инцидентами. Я думаю, что такие инциденты могут повториться через какое-то время.

Андрей Бабицкий: Алексей, как на ваш взгляд, сегодня Кокойты действительно имеет абсолютную независимость в плане выбора каких-то политических стратегий, давления на оппозицию, или он вынужден будет в ходе предвыборной кампании, которая продлиться до конца года, прислушиваться к Москве?

Алексей Власов: Знаете, дело не только в Кокойты. Несмотря на то, что Южная Осетия, в общем-то, небольшая по размерам и по численности населения территориальное образование, видимо, у кого-то в этой игре очень большие ставки. Я думаю, не только у Кокойты, но и в Москве, и во Владикавказе, и в Цхинвале. И потому свобода или несвобода любого политического игрока - здесь вещь относительная, и определяется она переплетением бизнес-интересов, политических интересов, геополитических интересов разных игроков и разных сил. Кокойты только один из этих игроков. Поэтому, наверное, не стоит пока оценивать ситуацию.

Андрей Бабицкий: Вы имеете в виду, что для Москвы он один из этих игроков?

Алексей Власов: Конечно, абсолютно так. Поэтому здесь не стоит линейно выстраивать схему “Кокойты и оппозиция, представленная несколькими персонами”. Если смотреть из Москвы, то ситуация гораздо сложнее, поскольку на этой игровой доске больше фигур, чем только нынешний президент и его оппоненты. И все это создает очень нервную и сложную обстановку, которая, на мой взгляд, будет только ухудшаться, осложняться, к моменту выборов.



Андрей Бабицкий:
Инал Борисович, Алексей сказал, что на этом поле несколько фигур. Я, однако, вижу все-таки пока только одну фигуру, поскольку, как мы знаем, оппозиционные партии не зарегистрированы и они не имеют возможности вести политическую деятельность в Южной Осетии. Их голоса звучат во Владикавказе и в Москве, и нигде более. Каким образом мы можем представить себе это противостояние именно в пределах республики Южная Осетия?

Инал Санакоев: Я с вами согласен в том плане, что для деятельности оппозиции созданы достаточно жесткие условия в Южной Осетии и ей придется тяжело. В этом плане нынешняя ситуация, напоминает ситуацию первых выборов Кокойты 2001 года. Тогда ей тоже не было просто, но, однако, оппозиции удалось сказать свое слово и принять участие в выборах. Я думаю, что и сейчас оппозиция найдет какие-то легитимные рычаги и примет участие в избирательной кампании. Но, несмотря на то, что несколько партий не были допущены, и зарегистрированными остаются Коммунистическая партия, которая формально также в оппозиции, и партия Отечество, которая также позиционирует себя, как оппозиция нынешней власти, я думаю, так или иначе, через какие-то механизмы, оппозиция примет участие в избирательной кампании.

Андрей Бабицкий: Алексей Власов, я так понял по вашим словам, что Москва сейчас рассматривает разные кандидатуры. А как это вообще выглядит? Кокойты и его оппоненты, скажем так, лоббируют свои интересы в каких-то провластных группах непосредственно в Москве, там в Кремле, в Белом доме?

Алексей Власов: Это, конечно, сравнение относительное, но выглядит это примерно так, как не так давно развивалась ситуация вокруг Киргизии. Лидеры большинства политических сил стремились заручиться поддержкой Кремля, понимая, что именно от этого во многом и будет зависеть их судьба на выборах в Кенеш. Здесь примерно та же картина. Например, господин Медоев. Правда, по нынешним поправкам к конституции не очень понятно насколько высока вероятность его участия в выборах по цензу оседлости. И некоторые фигуры, в том числе те, которые были упомянуты в связи с инцидентом в Цхинвали. Оппозиция, безусловно, выстраивают свои линии коммуникации с представителями московской политической элиты. Отсюда, кстати говоря, и любой приезд российского политолога, политика, эксперта в Цхинвал сразу вызывает бурю эмоций. В этом я на личном опыте мог убедиться, когда в ноябре или в декабре прошлого года побывал в Цхинвале. Это имело совершенно фантастические последствия с точки зрения “черного пиара”. Это, с моей точки зрения, свидетельство того, что любая, даже неполитическая засветка московской фигуры из экспертной или из политической среды, сразу проецируется на:: а) кого он представляет? б) чьи интересы этот человек будет лоббировать во время выборов? в) а кто из Кремля стоит за спиной этих людей? Вот такая фантасмагория. Но, наверное, она ясно показывает, что очень много субъективного и иррационального в развитии ситуации вокруг предстоящих президентских выборов в Южной Осетии.

Андрей Бабицкий: Я задам вам не очень корректный вопрос, но, может быть, вы найдете, что на него ответить. Говорят, что регионы представляют очень большой коррупционный интерес для Москвы, для каких-то кругов вокруг Кремля или Белого дома, а уж такой регион, который находится за границей России, который гораздо сложнее контролировать - его коррупционное значение существенно выше. И, наверное, по этому признаку тоже осуществляется выбор будущей кандидатуры в Москве?

Алексей Власов: Я хотел сказать, что все-таки нельзя приравнивать Южную Осетию, допустим, к ситуации, которая связана с интересом некоторых чиновников в Кремле, к каким-то “вкусным” российским регионам. Здесь все-таки работает и момент геополитики, потому что, помимо ситуации с восстановлением, тех средств, которые выделяются из бюджета на социально-экономический подъем Осетии, здесь еще и тема, связанная с противостоянием с Грузией. У кого-то из чиновников, безусловно, как всегда есть некий свой корыстный интерес. Но, чем ближе момент выборов, тем больше будет влияние тех людей, например, из силового блока, которые считают, что Южную Осетию, в конце концов, пора превратить в некое зеркало успеха российской внешней политики на Южном Кавказе, в противофазу Грузии. А потому, деньги - это конечно хорошо, но давайте все-таки и покажем эффективную систему правления, поставим тех людей, которые будут реально работать на имидж республики, а значит и на имидж России. Поскольку, признав Южную Осетию, как вы понимаете, Москва взяла на себя серьезные репутационные риски.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG