Accessibility links

Такие, как вы, позорят республику!


Глава республики и ранее выказывал озабоченность по поводу состояния нравственности дагестанцев

ПРАГА---Глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов сделал загадочное заявление, поручив главе своей администрации и журналистам разработать индекс достоинства дагестанца.

«Это десятки индикаторов, из которых будет составляться достоинство человека, достоинство рода, достоинство села, района, республики. Главные критерии для нормального человека, особенно дагестанца, – чувство собственного достоинства», – заявил Абдулатипов, чем поставил дагестанских экспертов и журналистов, на которых и возлагается такая ответственность, в весьма неловкое положение.

Глава республики и ранее выказывал озабоченность по поводу состояния нравственности дагестанцев. Так, недавно он подписал указ «О некоторых мерах по дальнейшему укреплению нравственности в Республике Дагестан», где призывает чиновников не демонстрировать свое материальное благополучие. Разговоры по поводу дагестанского достоинства проходят на фоне постоянных обсуждений в информационном пространстве недостойного поведения жителей республики.

Мы обсудили это с дагестанским общественником, руководителем регионального отделения партии «Яблоко» Альбертом Эседовым.

Такие, как вы, позорят республику!
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:02 0:00
Скачать

Катерина Прокофьева: Альберт, как понимать разработку индекса достоинства в Дагестане, что это вообще значит, по каким критериям он будет разрабатываться и какие индикаторы определения достоинства имелись в виду или могли иметься в виду?

Альберт Эседов: В самом понятии, определении этого индекса, – мы в недоумении, что имелось в виду, что за индекс достоинства конкретно дагестанцев. Речь идет о том, что дагестанский народ, отдельно взятый и т.д. Если это какой-то индекс благосостояния или что-то, связанное с экономикой, то здесь немного другое должно быть; если это какая-то философская категория… Опять-таки не поймешь, кому заказано разработать этот индекс, есть ли такие специалисты и что вообще представляет собой этот индекс. Если имелся в виду кодекс дагестанца, т.е. как он себя должен вести, и просто банально журналисты перепутали понятия, когда передавали, то понятно, что имелось в виду: есть кодекс чести горца, как он себя должен вести.

Катерина Прокофьева: Он дал это поручение руководителю своей администрации, но и журналистам и публицистам. Т.е. если журналистам, то в какой степени журналисты могут повлиять на составление такого индекса?

Альберт Эседов: Что из себя представляет задание, что нужно сделать? Это будет как бы школьное сочинение на заданную тему? Я не знаю, о чем писать – это почтовый индекс или что имеется в виду? У нас есть приоритетные проекты главы республики, они реализуются, широко обсуждаются повсеместно в республике – в муниципальных образованиях, организациях голосуют и т.д. Я три года прошу, чтобы мне хотя бы краем глаза показали. Если вы так широко обсуждаете, приняли, реализуете, то это, наверное, должно быть по каждому проекту что-то такое развернутое, должно быть хотя бы опубликовано. Пока что я не нашел. Вот индекс, о котором мы сегодня говорим, вполне возможно, что-то такое разработано, но пока мы не видели.

Катерина Прокофьева: В информационном пространстве я постоянно натыкаюсь на тему, что кто-то позорит Дагестан – то геи, то трансгендеры, недавно была громкая история с Адамом Алиевым. Вот эта тема: «такие как вы, позорят республику, это недостойно истинного дагестанца» и т.д., все время красной нитью проходит в соцсетях. Вы думаете, что этот дискурс как-то повлиял на заявление (Рамазана) Абдулатипова?

Альберт Эседов: Я сам тоже писал по этому поводу, что у нас образовалась какая-то тенденция, что неизвестно, эти факты существуют или нет, но все это подхватывается. Что есть люди, которые пол поменяли, парень замуж вышел, – просто показывается сама реакция. Получается, что в Дагестане опошляют традиции, которые были у нас, сохраняются самые дикие традиции – т.е. так показывают дагестанцев в центральных СМИ.

Катерина Прокофьева: Сами дагестанцы это гипертрофированно раздувают, подхватывают эти темы и расширяют их?

Альберт Эседов: Я не думаю, что сами дагестанцы. Даже по поводу Алиева, первый информационный запуск был в интернете, я этот ролик тоже видел – какая-то полиция его задержала, при досмотре паспорт был совсем другой, по-моему, на имя Руслана Магомедова, полицейские как будто над ним смеются, высмеивают. Это было, может быть, в Москве, в общем, в Центральной России все это происходило. Потом оказалось, что этот же человек уже оказался с другой фамилией, что уже наталкивает на мысль, что что-то здесь нечисто. Потом оказалось, что он чуть ли не пол поменял, замуж выходит и еще что-то. Был ли мальчик, как говорится, неизвестно, но, с одной стороны, показали, что такое может быть, причем в Дагестане, а потом показывается реакция дагестанцев, потому что у нас однозначное негативное отношение к подобному. Здесь возникает вопрос: кому это нужно, кто это запускает? Мало ли какие проблемы есть, но чтобы вот так это все подхватывалось…

Катерина Прокофьева: И кто это запускает, по-вашему, если вы не согласны с тем, что это делают сами дагестанцы?

Альберт Эседов: Мне кажется, что кому-то это выгодно.

Катерина Прокофьева: Нет, дело не конкретно в этом трансгендере. Девушки какие-то в конкурсах красоты не могут участвовать, в купальнике показываться… Да постоянно что-то происходит. Многие говорят о том, что Москва хочет укрепить кавказскую традиционность, что ей это на руку, что идет такое гипертрофированное культивирование традиций, потому что Кремлю выгодно видеть кавказцев, сидящих, гордящихся костями своих предков и не принимающих никаких ментальных изменений, что они намеренно развивают такую архаизацию общественных нравов, потому что религия, гомофобия, ксенофобия и боязнь потерять свою идентичность – эти страхи можно эксплуатировать для того, чтобы не допустить какого-то протеста против манипулирования извне.

Альберт Эседов: Разве вас не удивляет, что эти проявления, информационные вбросы относятся только к Республике Дагестан? Почему про Чечню мы такого не слышим, Ингушетию, Кабардино-Балкарию и т.д.? Только Дагестан. Если это какие-то геополитические моменты, чтобы здесь что-то расшатать, – тоже могут быть какие-то вбросы, потому что у нас приграничная территория, мы находимся на самом юге, на границе с Азербайджаном, и дальше уже Турция, Сирия и т.д. Если это с этим связано, чтобы расшатать, что-то на границе сделать, – тоже возникает вопрос: кому это надо, если это извне. Если это на уровне Российской Федерации, то почему именно Республика Дагестан? Вы можете сказать, что именно в республике трансгендеры…

Катерина Прокофьева: …обрезание женское тоже недавно было причиной скандала…

Альберт Эседов: Оно было первым, с этого, видно, начиналось, – что-то такое дикое. Плюс к этому, мы еще не соблюдаем свои базовые традиции, у нас трансгендеры, чуть ли не парни замуж выходят и еще что-то. Третье, как я уже сказал, – это реакция на все это. Сами знаете, горячий народ, в сетях не скупятся на слова – приговорить к смерти и что-то такое, в категоричной форме. Т.е. мы показываемся тем регионом для остальной части Российской Федерации, где не поймешь, кто там проживает. Чечня здесь рядом, о них никогда мы такого не услышим – это правильно. Мне бы не хотелось, чтобы пальцем показывали на Дагестан.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG