Accessibility links

Тот, кто приносит хлеб


Похоронам предшествовали масштабные митинги, участники которых требовали похоронить Артура Саркисяна на военном кладбище «Ераблур», где покоятся герои Карабахской войны

ПРАГА---22 марта в Ереване похоронили Артура Саргсяна, который получил прозвище «Доставляющий еду» за то, что во время захвата «Сасна црер» патрульно-пропускного пункта, он, рискуя жизнью, прорвал полицейский кордон и привез протестующим хлеб и воду. Кроме того, он – с трудом передвигающийся инвалид.

После того как группа сдалась, Саркисяну было предъявлено обвинение в пособничестве вооруженной группе. Затем его отпустили под подписку о невыезде, затем снова взяли под стражу. Он начал голодовку, требуя отпустить его. Власти остались равнодушными. После 25-дневной голодовки в больнице для заключенных его отпустили, и вскоре он скончался.

Похоронам предшествовали масштабные митинги, его требовали похоронить на военном кладбище «Ераблур», где покоятся герои Карабахской войны. В итоге его похоронили на Шаумянском кладбище, но это уже не принципиально.

В день его смерти собравшиеся на площади Республики скандировали антиправительственные лозунги, в последующие дни шествия проходили спокойнее, хотя активисты перекрывали движение. Гораздо более масштабную волну возмущения смерть Саркисяна вызвала в армянском сегменте соцсетей.

Власти, которые допустили его кончину, понесли огромный репутационный удар. Для правящей партии это крайне невыгодно. Однако насколько люди, вышедшие на улицы, смогут поменять расклад предстоящих выборов? Беседуем об этом с экспертом армянского Центра политических и международных исследований Рубеном Меграбяном.

Катерина Прокофьева: Недавно в Ереване похоронили Артура Саркисяна… Расскажите, почему его смерть вызвала такой резонанс в обществе, как проходили акции протеста и насколько они были многочисленными?

Рубен Меграбян: Смерть Артура Саркисяна вызвала крайнее недовольство со стороны общества, независимо от того, какой позиции они придерживались в июльские дни, когда вооруженная группа захватила полк патрульно-постовой службы полиции. Независимо от этого смерть Артура Саркисяна потрясла многих, потому что произошла после того, как повторно арест был избран в качестве меры пресечения после того, как он был освобожден по состоянию здоровья, и была договоренность, что он будет сотрудничать со следователями и являться на допросы и другие следственные действия. Тем не менее из-за неявки на допрос, невзирая на состояние его здоровья – кстати, говорится, что он предупреждал о своей неявке, – он потом объявил голодовку, и только после этого был повторно освобожден, но затем случилось то, что случилось. Во всяком случае, ответственность за его смерть несет государство. Независимо от того, в чем он обвиняется, по каким статьям и в чем суть обвинения – будь он тысячу раз виновен или хоть преступен, тем не менее государство – правоохранительная, судебная системы – не имеет права убивать человека.

Катерина Прокофьева: А против кого был направлен этот протест? Он коснулся кого-то конкретно – министра юстиции, здравоохранения, следователей, прокуроров?

Рубен Меграбян: В первую очередь, конечно, министра юстиции, прокуратуры и главы специальной следственной службы, которая и ведет это дело. А также против пенитенциарной системы, в адрес которой мы в докладах Совета Европы читаем очень много нелицеприятного. Это главные адресаты протестов.

Катерина Прокофьева: Адресаты протестов понятны, но кто-то понес наказание?

Рубен Меграбян: Нет, ведется расследование уже по факту смерти Саркисяна, а результатов пока нет.

Катерина Прокофьева: Серж Саргсян в тот день, когда Артур умер в ереванском центре, был в Москве на переговорах с (Владимиром) Путиным. С тех пор от него не поступило ни одного заявления по этому поводу?

Рубен Меграбян: Да, Серж Саргсян по данному вопросу комментариев не давал.

Катерина Прокофьева: Представители РПА призвали не политизировать его смерть. Как вы считаете, это ослабляет реально позиции правящей партии перед выборами?

Рубен Меграбян: Во всяком случае, выставляет всю систему власти в целом и Республиканскую партию в крайне негативном свете. Тем более, эта партия выступает на выборах под лозунгом «Безопасность и прогресс», и на фоне того, что происходит сейчас, это можно считать своего рода оксюмороном. Поэтому, конечно, правящей партии придется приложить очень много усилий, чтобы доказать обратное.

Катерина Прокофьева: Некоторые эксперты считают, что, напротив, нет критической массы этих людей, которые вышли на площади, и, несмотря на массовое возмущение, для РПА это никаких проблем не составит.

Рубен Меграбян: На выборах, конечно, это проблем не составит, во всяком случае, это не повлияет на исход выборов. Что касается отношения общества к власти, то сейчас уровень доверия очень низкий, и веры в то, что выборы способны что-то изменить, тоже особой нет. Тем не менее я остаюсь при том мнении, что все-таки правящей партии придется многое доказывать, независимо от того, повлияет ли это на результат выборов или нет, но тем не менее это вопрос репутации.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG