Accessibility links

Игорь Кочетков: «Они никакие не активисты, а просто люди, которые страдают»


ПРАГА---В Чечне проходит массовая кампания против геев. «Новая газета» получила данные о задержании более ста мужчин и об убийстве как минимум трех человек. «Счет задержанных идет уже на сотни. Количество убитых исчисляется десятками», пишет автор расследования Елена Милашина. Среди задержанных, как утверждается, есть представители муфтията и известные телеведущие. Протесты гомофобской направленности охватили Северный Кавказ после того, как ЛГБТ-активист Николай Алексеев подал заявку в администрации Нальчика, Черкеска, Ставрополя и Майкопа на проведение гей-парадов в надежде опротестовать отказ в ЕСПЧ.

После выхода материала в «Новой газете» ситуацию прокомментировала правозащитник Совета при главе Чечни по развитию гражданского общества и правам человека Хеда Саратова. Она заявила, что преследование геев не осуждается в чеченском обществе, и к случаям их убийства «судебная система и все органы отнесутся с пониманием. Я чеченка, я живу в этом обществе, и то, что вы говорите, это даже страшнее войны». К ее голосу присоединился пресс-секретарь Рамзана Кадырова Альви Каримов, который назвал публикацию «Новой газеты» ложью и дезинформацией. А также добавил: «Если бы в Чечне были такие люди, у правоохранительных органов не было бы никаких забот с ними, поскольку сами родственники отправили бы их по адресу, откуда не возвращаются».

Ряд ЛГБТ-групп создали горячую линию и готовы помочь эвакуировать тех жителей Чечни, которых преследуют. Мы обсуждаем ситуацию с членом Совета российской ЛГБТ-сети Игорем Кочетковым.

Катерина Прокофьева: Игорь, в статье говорилось о том, что известно о троих убитых в Чечне, а позже количество исчисляется десятками… Как именно факт их гибели связали с преследованием геев?

Игорь Кочетков: «Новая газета» проводила журналистское расследование, но мы на протяжении последних примерно двух недель из разных независимых источников получали сведения о том, что в Чеченской Республике идет настоящая кампания по отлову и похищению людей, которых подозревали в гомосексуальной ориентации, и эти люди пропадают, их убивают. Сначала это были слухи, мы, естественно, стали это проверять, искать дополнительные источники, связались с нашими коллегами-правозащитниками из других организаций и журналистами. И вот, с каждый днем приходит все больше подтверждений того, что это правда. Мы открыли горячую линию, где принимаем сообщения от непосредственно пострадавших или их близких, и я могут подтвердить, что действительно идет кампания, и это не какие-то единичные факты, а система – люди пропадают и им грозит опасность. Я не могу сейчас, разумеется, вдаваться в какие-то подробности, так как, во-первых, мы не все еще знаем и, во-вторых, разглашение этих подробностей грозит жизням людей. Поэтому я могу лишь сказать, что, да, действительно, то, о чем было написано в газете, правда.

Катерина Прокофьева: Много ли человек обратилось за помощью по тому адресу, что вы дали в своей статье, на горячую линию?

Игорь Кочетков: Я вам отвечу так, что люди обращаются. Понятно, что для них это непросто, и есть недоверие, которое приходится преодолевать, но люди обращаются. Я не хочу называть сейчас их конкретное количество.

Катерина Прокофьева: Написано, что вы готовы помочь им… Готовы эвакуировать людей, – каким образом?

Игорь Кочетков: Да, мы готовы помочь людям выехать за пределы республики. Каким образом это происходит, мы опять-таки обсуждаем с каждым конкретным человеком, и я не буду вдаваться в подробности.

Катерина Прокофьева: Там говорится, что вы получаете подтверждения от местных ЛГБТ-активистов. Я спрашиваю себя: правомерно ли вообще говорить «чеченские ЛГБТ-активисты»?

Игорь Кочетков: Я думаю, что это, конечно, неудачное выражение. В Чечне не может быть ЛГБТ-активистов – там невозможно вообще какое-либо открытое проявление себя для гомосексуальных людей. Имеются в виду чеченские люди с гомосексуальной ориентацией. Они никакие не активисты, а просто люди, которые страдают, которые сейчас находятся в большом риске, и естественно, что некоторые из них передают дезинформацию. Хотя в условиях Чечни, и это уже является активизмом, – вообще готовность кому-то что-то рассказать.

Катерина Прокофьева: Для меня было открытием, что, как сказано, чеченские геи массово покидают закрытые тематические группы в соцсетях на эту тему. Мне интересно, эти группы действительно есть, существуют, люди действительно настолько рискуют, что заводят себе аккаунты в соцсетях?

Игорь Кочетков: Понимаете, а что они еще должны делать? У людей как бы естественная потребность человеческого общения. Да, они общаются, в том числе, и в интернете, и, к сожалению, это небезопасно. После того, как началась в Чечне эта кампания, мы знаем, что многие покидают их и уходят из соцсетей, и в этом дополнительная сложность, потому что нам сложнее достучаться до них, донести нашу информацию и предложить помощь. Но тем не менее есть такие группы, есть места, где они общаются.

Катерина Прокофьева: Как вы оцениваете поступок господина (Николая) Алексеева, и уверены ли вы, что именно заявка на проведение гей-парада на Северном Кавказе спровоцировала эту зачистку? Может быть, это просто предлог?

Игорь Кочетков: Я могу сказать, что подобного рода ситуации, в том числе убийства чести, как известно, случались в Чечне и до этого, т.е. не то, что никогда такого не было, и вот опять. Но просто сейчас идет такая целенаправленная кампания, и это, конечно, что-то новенькое, во всяком случае, для меня. Я не готов сейчас говорить о том, что послужило поводом или причиной для этого. Могу сказать, что, безусловно, ответственность за то, что происходит, несут те люди, которые это делают, несут чеченские власти. Вчера официальные представители чеченского руководства открыто заявляли, что убивать геев – это нормально с точки зрения чеченских национальных традиций. Понятно, что к чеченским национальным традициям это никакого отношения не имеет, но эти люди своими словами подтверждают, что, да, они несут за это ответственность. Поэтому обвинять нужно, прежде всего, их. Что касается действий Николая Алексеева, то я знаю, что он подавал заявки на проведение публичных акций, в том числе, и в Нальчике. Я думаю, что действительно была как минимум неудачная идея, потому что предсказать реакцию руководства кавказских республик и каких-то радикально настроенных жителей в этих республиках бывает невозможно. Это очень сложный и закрытый регион. Мы не можем даже получать нормальную информацию о том, что там происходит. И поэтому, конечно, это было, мне кажется, недостаточно продуманное действие.

Катерина Прокофьева: А что, вы полагаете, что кто-то действительно собирался проводить эти публичные шествия в Майкопе, Нальчике?

Игорь Кочетков: Это надо спрашивать у тех, кто подавал заявки. Я их не подавал. Я не могу судить о том, что они там собирались проводить, а чего нет, – ясно, что это абсолютно невозможно, и здесь, я думаю, даже не надо объяснять почему. Тем не менее они это сделали, и я думаю, что последствия своих действий они не продумали. Но еще раз подчеркну, что ответственность и вина за те похищения и убийства, которые сейчас происходят в Чечне, лежат, безусловно, не на активистах, даже не на совершающих какие-то непродуманные действия, а на тех людях, которые покрывают эти действия и совершают их. И вот людей, которые совершают, необходимо найти, необходимо провести расследование. Если российские власти, в том числе федеральные, этого не сделают, то они тоже возьмут на себя ответственность за эти смерти и похищения.

Катерина Прокофьева: Хеда Саратова и пресс-секретарь (Рамзана) Кадырова вчера сделали эти заявления, в которых прямым текстом сказали, что «и полиция, и следственные органы отнесутся с пониманием к факту убийства родственниками геев». На это последовала какая-то реакция от федеральных властей или вообще какая-то реакция?

Игорь Кочетков: Я пока никакой реакции от федеральных властей не видел. Мы – российская ЛГБТ-сеть – сегодня, буквально час назад распространили заявление, которое опубликовано на нашем ресурсе и разослано в СМИ, где мы говорим о том, что никакие национальные или религиозные традиции не могут оправдать похищение и убийство человека. Любые ссылки на национальные традиции и любое оправдание похищений и убийств – это не только аморально, но и преступно. Поэтому мы завтра подаем в Следственный комитет и прокуратуру сразу два заявления: первое касается требования проверки сведений, опубликованных в «Новой газете», а второе – проверки высказываний этих деятелей, которых вы назвали, на наличие в этих высказываниях состава преступления, потому что с моей точки зрения это называется «покрывать убийц и оправдывать убийства». Это абсолютно недопустимо, это отвратительно в конце концов, не говоря о том, что это действительно преступно.

Катерина Прокофьева: Но если мы возьмем чисто национальные традиции, то как именно отслеживаются и доказываются факты приверженности нетрадиционной ориентации, – ведь для такого обвинения нужны конкретные доказательства, даже если мы возьмем традиционное исламское право.

Игорь Кочетков: Дело в том, что тут два момента: во-первых, для того, чтобы человека обвинить в гомосексуальности, его достаточно просто обвинить, – любого человека можно в этом обвинить, доказать это невозможно; второе – что касается национальных традиций, то в высказываниях этой дамы, которую вы процитировали, есть очень интересное противоречие: с одной стороны, они говорят, что геев в Чечне не было и нет, а, с другой стороны, вот есть такие традиции, по которым их можно убивать. Простите, если геев не было и нет, то откуда взялись традиции отношения к ним? Т.е. явно, что то, что сейчас творится, к традициям не имеет никакого отношения. Это люди реализуют какие-то свои садистские комплексы, какие-то свои темные страсти, – я не знаю, как это охарактеризовать. То, что эти ссылки на мнимые мифические традиции – оправдание собственного зверства, для меня не подлежит никакому сомнению.

Катерина Прокофьева: Скажите, у вас, может быть, есть информация - кавказцы, которые живут за пределами Чечни, в Европе или США, как-то комментируют сложившуюся ситуацию?

Игорь Кочетков: Да, конечно, мы на связи со многими людьми. Разумеется, мы общаемся, в том числе, с людьми, которые живут за пределами Российской Федерации и у которых погибли друзья в ходе этой резни, и мы об этом знаем. Чеченское сообщество же относительно небольшое, а уж чеченское гей-сообщество еще меньше, поэтому, конечно, они очень связаны, и даже те люди, которые живут за пределами России, знают о том, что происходит.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG