Accessibility links

Яблочный уксус для Армении


Соцсети пестрят фотографиями яблок с азербайджанскими этикетками

ПРАГА---Вслед за историей с пресловутыми турецкими помидорами, которые якобы завозят в Армению, в стране всю неделю продолжается бурное обсуждение того, как на ереванские рынки попали азербайджанские яблоки. С ведома ли госструктур? Почему продукты из недружественных стран свободно продаются? Если власти назвали это контрабандой, почему до сих пор не найдены виновные? Соцсети пестрят фотографиями ящиков с турецкими и азербайджанскими этикетками. Мы обсудим то, что так волнует армянскую общественность, с журналистом, замредактора армянской газеты «168 часов» Гарником Геворгяном.

Катерина Прокофьева: Гарник, объясните мне, что за шумиха вокруг азербайджанских яблок? Это такая редкость, это неординарное событие и почему это называется контрабандой, в чем, собственно, проблема? В армянском законодательстве что прописано на этот счет? Разве есть ограничения на ввоз продуктов из какой-либо страны, как в России, санкционные продукты?

Гарник Геворгян: Начнем с того, что, в принципе, да, это редкость, хотя бывают случаи, когда на армянском рынке появляется что-то азербайджанское. Несколько лет тому назад был случай, если не ошибаюсь, с азербайджанским чаем. Говорят, что в Ереване можно приобрести азербайджанскую осетрину и т.д., но это не очень распространено. А эта шумиха началась с одной фотографии на Facebook: один гражданин сфотографировал яблоки, которые продавались в Ереване, потом оказалось, что это нередкий случай, т.е. большая партия азербайджанских яблок появилась в Ереване. Что касается законодательства, то санкции как таковые не существуют, т.е. формально не ограничена продажа азербайджанских или турецких вещей. По большей части это был эмоциональный взрыв. Потом властвующие структуры заявили, что это контрабанда, потому что они никак не зафиксировали ввоз этого продукта в Армению.

Катерина Прокофьева: Скажите, а как вообще по яблоку можно определить, что оно выращено в Азербайджане, – этикетку-то можно наклеить любую?

Гарник Геворгян: На ящиках с яблоками было написано: «Made in Azerbaijan». DAD, по-моему, называлась фирма – это такая большая азербайджанская фирма, которая производит эти яблоки. И на самих яблоках маленькие этикетки, где тоже видно, что это выращено в Азербайджане.

Катерина Прокофьева: Была еще громкая история с турецкими помидорами, когда в видеоматериале турецкий фермер говорил, что накачанные химикатами помидоры они отправляют в Армению, а себе оставляют как бы выращенные естественным путем. Бывали еще такие случаи с турецкими продуктами?

Гарник Геворгян: Нет, насколько я знаю, таких случаев не было. По-моему, это тоже по большей части на эмоциональном уровне, чем на самом деле, потому что я не думаю, что производитель точно знает, что эта продукция попадет в Армению, т.к. схема перевозок идет через Грузию. Очень вероятно, что это спекуляция между грузинскими и армянскими бизнесменами или, может, прямо с азербайджанскими, но не думаю. Что касается яблок, то результаты экспертизы еще не представлены, хотя таможенный комитет и другие структуры заявили, что, обнаружив эти яблоки, они их все уничтожили.

Катерина Прокофьева: Было указание их уничтожить, но их показательно катками не давили, насколько я понимаю, т.е., скорее всего, они просто остались на рынке с переклеенными этикетками.

Гарник Геворгян: Есть большая вероятность.

Катерина Прокофьева: Гарник, как вообще обстоят дела на таможенной границе Армении: действительно ли много контрабанды и бюджет не получает прибыли? Эксперты говорят, что для того, чтобы гарантировать эту прибыль, таможенные поступления обеспечивают за счет неприкрытых импортеров и, напротив, охраняют товары, которые имеют монопольных импортеров.

Гарник Геворгян: Ну, это один из важнейших синдромов проблем армянской экономики, т.е. монополия, которая отчасти основана на этом явлении. Это, конечно, есть, я не знаю конкретных цифр, сколько государственный бюджет недополучает из-за контрабанды, но это явление, конечно, есть. Хотя новое правительство очень часто говорит, что осуществляет реформы в таможенной системе, ужесточает таможенный контроль и т.д., но все-таки это явление есть.

Катерина Прокофьева: Общественности известны имена бизнесменов, которые имеют квоты на контрабанду от чиновников?

Гарник Геворгян: В принципе, да. Мы не знаем второй эшелон чиновников, но, в принципе, или имена, или системные адреса известны: это таможенники, чиновники Службы национальной безопасности, других правоохранительных структур, т.е. некая неформальная иерархия, конечно, существует.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG