Accessibility links

ПРАГА---Через несколько часов после завершения пятничной трехсторонней встречи в Москве между главами МИДов России, Армении и Азербайджана азербайджанские вооруженные силы подвергли обстрелу села Баганис и Коти Тавушской области Армении. Накануне в Баку поступила крупная партия российского оружия. Ситуацию комментирует армянский политолог Степан Сафарян.

Катерина Прокофьева: Степан, чем, по-вашему, обусловлено такое обострение сразу после завершения трехсторонней встречи представителей России, Армении и Азербайджана, да еще после встречи, которую Азербайджан так долго добивался, – он же дважды анонсировал эту встречу еще с января, но Армения отклоняла предложения? Вы считаете, что это было запланировано?

Степан Сафарян: Армянская сторона всегда знала, что у Азербайджана есть четкие намерения, и это возвращение к прежней стратегии, которая заключается в следующем: переговоры, которые сопровождаются инцидентами. Для Азербайджана это имело очень четкую цель – воздействие на политическую волю армянской стороны с целью добиться уступок. Это привело к четырехдневной апрельской войне. После апреля армянская сторона, довольно неожиданно для нас, поставила вопрос: для того чтобы шли переговоры, должны быть обеспечены международные гарантии мира. Об этом была и венская встреча.

К сожалению, два государства – Азербайджан и Россия – не заинтересованы в том, чтобы парадигма и логика переговорного процесса изменились. Потому что для Азербайджана, как я уже сказал, это было выгодно тем, что, не считая внутриполитической выгоды, которую он получил от прежней стратегии, когда нанес ущерб армянской стороне и использовал это для пропаганды – вот, видите, я могу победить, противник не сильнее, как вы думали, и т.д. Но, с другой стороны, помимо этого внутриполитического аспекта, эта прежняя стратегия сопровождения переговорного процесса инцидентами имела еще одну цель – шантаж международного сообщества, что мир на Кавказе нестабилен, конфликт не заморожен, и если вы считаете, что Украина, Ближний Восток, Сирия намного важнее, сейчас я вам покажу, что значит игнорирование такого конфликта, как нагорно-карабахский.

Но Азербайджан не единственное государство, которое заинтересовано в этой логике, в такой парадигме переговорного процесса. Россия тоже заинтересована в таком процессе, потому что иногда это помогает ей создать благоприятные условия для управляемой эскалации, после чего стороны обращаются к Москве и просят урегулировать ситуацию. Встреча в Сочи в 2014 году, а до этого множество трехсторонних встреч были свидетельством тому. Но венская встреча в 2016 году, после апрельской войны, имела целью менять парадигму, менять логику этого процесса, потому что если будут установлены механизмы мониторинга, если будет какой-то механизм исследования инцидентов, то тогда ни Азербайджан, ни Россия не смогут использовать прежнюю логику и получать выгоды. В этом плане неслучайно, что в прошлом году, после венской встречи, состоялась встреча в Санкт-Петербурге.

Катерина Прокофьева: Но пока мы видим, что предусловия, которые Армения выставляет, касающиеся механизмов расследования, вообще ничего не дают.

Степан Сафарян: Не дают. Я поэтому и изложил всю эту историю, потому что Россия не заинтересована в том, чтобы эти механизмы были внедрены, Азербайджан тоже не согласен. Неслучайно, что в прошлом году, когда Россию тоже обвинили в том, что она не заинтересована, Министерство иностранных дел просто переложило все бремя на Азербайджан, сказав, что это они не согласны, и поэтому в Санкт-Петербурге они не сосредоточились на этом, т.к. Азербайджан возражал. К тому же Азербайджан уже сохранял хрупкое перемирие в регионе. Но, в общем, ни Россия, ни Азербайджан не заинтересованы в том, чтобы были внедрены эти механизмы, чтобы они не дали им воспользоваться ситуацией, создать эти управляемые эскалации, использовать свои рычаги влияния на стороны конфликта и т.д. Поэтому Россия и Азербайджан в этом плане действуют в одном лагере.

Катерина Прокофьева: Но, Степан, может быть, тогда Армении не стоило вообще соглашаться на встречу в трехстороннем формате, тем более что накануне в Баку поступила партия российского оружия и это не скрывалось?

Степан Сафарян: Я именно о том и говорю, что Армения допустила грубую ошибку, согласившись пойти на эту встречу, потому что они опять возвращались к прежнему циклу, когда, как в 2013 году, в 2014-м Россия поставляла наступательное вооружение и вооружала Азербайджан, накалялась ситуация на границе Армении с Азербайджаном и Нагорного Карабаха с Азербайджаном. Это была попытка возвращения в прошлую динамику, и Армения должна была осознать все это. Я бы хотел, чтобы армянские власти не согласились на это, но, к сожалению, вы знаете, насколько армянские власти зависимы от России, у них нет политической воли и независимости для того, чтобы просто возражать и отстаивать свою принципиальную позицию, которую они высказали после апреля, когда требовали международных гарантий для мирных переговоров. Фактически они согласились возвращаться в прошлое. Я не хочу сказать, что Азербайджану и России удалось это сделать на сто процентов, но это был один шаг к этому, поэтому Азербайджан продолжает делать то, что делал раньше, – а мы это видим с 2008 года, когда начались трехсторонние встречи под эгидой президента Российской Федерации, и мы опять оказались в том же цикле.

Катерина Прокофьева: Может ли изменить ситуацию вступление в должность нового генсека ОДКБ Юрия Хачатурова?

Степан Сафарян: Очень сомневаюсь, потому что я был одним из тех, кто поднимал вопрос, когда два дня назад опять азербайджанская сторона обстреляла армянские населенные пункты в Тавушском регионе. Армения все-таки получила этот пост после долгого позора и унижения, которые были в рамках ОДКБ. Но опять же, несмотря на то, что Армения уже имеет эту позицию в ОДКБ, это все-таки бесполезная для Армении структура, и никакого заявления об этом не было сделано, особенно когда инцидент произошел после трехсторонней встречи президентов. В этом плане, имея в виду еще личность господина Хачатурова, к которому мы относимся неоднозначно, из-за всех тех деяний, которые он делал во время апрельской войны, когда согласился опять пойти на трехстороннюю встречу без представителей Нагорного Карабаха и даже был готов подписать какой-то новый договор о перемирии, я не уверен, что во время его пребывания в должности что-то изменится в положительную сторону, к сожалению, потому что он все-таки остается больше представителем России, чем Армении.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG