Accessibility links

Парад в честь Дня Победы в Симферополе в этом году впервые проводился с военной техникой. По проспекту Кирова проехала колонна из ГРАДов, БТР и баллистических ракет. На броне сидели вооруженные солдаты, но в этот раз лиц не скрывали: махали руками и улыбались. По обе стороны дороги за ограждением и полицейским оцеплением стояла толпа, которая шумела волнами с каждой новой бронированной машиной.

"Россия, Россия!" – кричали тонкими голосами женщины, и дети в пилотках и военной форме советских лет тут же подхватывали. "Вот теперь НАТО поймет, что с нами связываться не стоит, правда?" – девушка, не поворачивая головы, говорит своему молодому человеку, обнимающему ее сзади. Он улыбается и молчит.

Мимо проходит пожилая пара. "Столько всего создано для уничтожения..." – задумчиво произносит женщина в красном берете. У многих приколоты значки с георгиевской лентой. Их продают в Симферополе везде, и даже сквозь толпу протискиваются подозрительного вида юноши с картонками, к которым приколоты ряды оранжево-черных значков.

По дороге проходят дети, сначала в форме кадетской школы, потом в песочном камуфляже. За ними в такой же "песчанке" с оружием хмурые мужики, над ними флаг – "Русское единство". В толпе очень нетрезвый мужчина в накидке "Русского единства" начинает свистеть и махать руками, на него ругаются мамы с детьми, и он, пошатываясь и опираясь на чужие плечи, уходит.

По улице Кирова гарцуют несколько казаков, с шашками, молодцевато. Им свистят уже все, снова скандируют: "Россия!" Кони шарахаются, и после на дороге остаются "яблоки", которые размазывает техника. Дети смеются и показательно зажимают носы. "Опозорились на весь город кони", – смеется мальчишка у самой решетки ограждения.

Парад закончился быстро, оцепление сняли, но ограждение не убрали. Зрители стали перелезать через него, вдалеке уже выстраивались колонны шествия "Бессмертный полк". Многие держали в руках плакаты с фотографиями, перечеркнутыми "георгиевской лентой", но, где встать, никто не понимал.

Эй, товарищи, подвиньтесь, не видно же ничего!

​Первая официальная колонна шествия уже пошла по Кирова, завернула на Екатерининскую, когда часть участников только выстраивалась по проспекту. "Эй, товарищи, подвиньтесь, не видно же ничего!" – закричал мужчина с кавказским акцентом полицейским в штатском, которые стояли хмурые перед толпой, часто переговаривались по рации и закрывали обзор на колонну "Бессмертного полка" с детьми в первых рядах. "Это провокатор, – весело сообщила женщина подружкам. – Сейчас он докричится, увидишь, что с ним сделают", – добавила она, уже обращаясь к сыну.

"Бессмертный полк" змеей полз по Екатерининской до здания Госсовета и дальше мимо областной прокуратуры. Шествие казалось бесконечным, через каждую минуту-две участники кричали: "Ура!" На табличках десятки тысяч фотографий. Взгляд выхватывает одну: "Генерал из крымских татар Бахши Михаил". Внизу приписка: "Репрессирован в 1937 году".

Еще одну: "протоиерей". "Как он умер?" – спрашиваю пожилую интеллигентного вида женщину, которая несла портрет священника. Она серьезно смотрит на меня и, не отвечая, идет дальше. В толпе идут десятка полтора семинаристов, в черных рясах, с георгиевскими ленточками, но многие без портретов.

Мужчина с довольным видом толкает перед собой коляску в виде танка, в ней сидит малыш, который мрачно смотрит вокруг. Все стараются сфотографировать картонный танк, мужчина довольно улыбается. Отдельной колонной прошли несколько десятков мужиков в разномастном камуфляже с шевронами народного ополчения Крыма. В руках они несли портреты молодых парней, с датами смерти – 2014 год.

На груди у мужиков болталось по десятку медалей Новороссии. С портретами прошли отдельной колонной коммунисты и полицейские, мужики с бородами с плакатом "Союз офицеров России". Мужчина с длинным хвостом идет в черной майке с портретом Путина. На висок Путина приколота георгиевская лента.

Поток не иссякает полчаса. Машина Первого канала, операторы которого снимали шествие, уезжает, не дождавшись окончания процессии. Весь центр города пешеходный, и люди несут портреты фронтовиков в кафе, где обедают всей семьей. "Иди подойди и поздравь его с победой, поблагодари", – уговаривает мама сына, который смотрит на пожилого мужчину в форме. Мужчине по виду 60 лет, на груди юбилейные медали, в руках цветы. Мальчик стесняется, но потом идет и дарит мужчине красный флажок. Мужчина его благодарит и обнимает.

Толпа на Кирова постепенно расходится после шествия. Крепкий парень громко говорит по телефону: "Да в парк сейчас, там каша на халяву. Праздник же!" Парень в пилотке, как и почти все вокруг. "Одна рюмка – это не снова пить, это за праздник", – выговаривает мужу интеллигентная старушка, которая, судя по направлению, тоже идет в парк Гагарина. Из кафе выходит давешний мужчина с цветами и флажком. К нему подходит парочка молодых людей, потом женщина. Все благодарят, дарят цветы. Все радуются и, обнимаясь, фотографируются на телефон.

Дождь начал капать гораздо позже, уже к позднему вечеру, но наблюдать салют многие все равно предпочли на улице. До этого в парках на лавочках и вообще везде небольшими группками люди в пилотках отмечали главный праздник Советского Союза. Полицейские бродили между лавочек, не обращая внимания на прозрачные пузырьки. В этот раз никого не задерживали.

Антон Наумлюк

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG