Accessibility links

ПРАГА---День назад пришла сенсационная новость – крупнейший банк Азербайджана МБА заявил о банкротстве. Что означает этот крах для экономики Азербайджана? Окажется ли под ударом и главный энергетический гигант страны, связанный с МБА? И какие шаги предпримет правительство, чтобы спасти ситуацию? Обсуждаем это с азербайджанским экономистом Натигом Джафарли.

Катерина Прокофьева: Натиг, насколько серьезен крах банкротства Международного банка Азербайджана, можно ли это воспринимать как начало конца азербайджанской экономики, тем более что банк связан с правительством и SOCAR?

Натиг Джафарли: Честно говоря, проблемы Межбанка начались не сегодня и даже не вчера. Это продолжалось уже несколько лет, но последние месяцы государство всячески пыталось помочь долгам этого банка, и приблизительно 10 миллиардов манатов внутри страны были выделены на то, чтобы погасить задолженности банка и вывести токсичные кредиты из баланса банка, чтобы как-то очистить работу банка. Но, видимо, не получается полностью очистить все токсичные кредиты, особенно зарубежные – около 3 миллиардов 300 миллионов долларов, и внешнюю задолженность. Получается так, что сегодня уже Межбанк не может выполнить свои международные обязательства, поэтому было обращение в Нью-Йоркский суд, чтобы хотя бы не было перечислений по процентам этих займов и чтобы в будущем кредиторы не отобрали то имущество, которое есть у государства за границей, в том числе у Межбанка. Т.е. обращение к Нью-Йоркскому суду было именно с этой целью, чтобы в будущем предотвратить отъем недвижимости, которая числится в зарубежных активах этого банка.

Вся финансовая, банковская система страны не в лучшем состоянии, чем Межбанк, честно говоря. Межбанк является государственным банком, но коммерческие банки тоже находятся в очень плачевном состоянии, у некоторых банков даже 50% невозвратных кредитов. Официально объявили около 10%, но Moody’s и Fitch Ratings в своих последних отчетах объявили о минимум 25 процентах токсичных кредитов. Я думаю, что в реальности это даже в два раза больше, чем объявили эти международные финансовые рейтинговые институты. Т.е. финансовая система в плачевном состоянии, и то, что сейчас творится с Межбанком, – это, образно говоря, первая ласточка того, что происходит в финансовой системе. Что касается коммерческих банков, которые имеют внешние задолженности, либо государство будет вынуждено помочь им и взять на себя обязательства по кредитам, или же некоторые, уже коммерческие банки, могут объявить банкротом уже в ближайшие месяцы.

Катерина Прокофьева: К тому же еще SOCAR вовлечен в коррупционный скандал на Мальте…

Натиг Джафарли: У SOCAR есть еще другие проблемы. У SOCAR есть большая внешняя задолженность – около 8 миллиардов долларов, и все эти кредиты взяты под государственный залог. Т.е. в этом плане у SOCAR состояние не очень хорошее. Есть незаконченные проекты, и SOCAR сейчас усиленно ищет как минимум еще 4-5 миллиардов долларов, чтобы закончить некоторые свои проекты. У SOCAR имеются кредиты также и в Межбанке, и, скорее всего, эти кредиты тоже будут списаны, потому что SOCAR не в состоянии сейчас вернуть внутренние кредиты, потому что сам ищет, как я уже сказал, внешние кредиты. Но я не думаю, что государство позволит основной компании, т.е. компании, которая является, можно сказать, локомотивом экономики страны, превратиться в банкрота, который не смог бы расплатиться с внешними долгами. Поэтому SOCAR всячески будут помогать, и банкротство SOCAR в ближайшее время я не ожидаю, и думаю, что этого просто не допустят, и не только из-за имиджа страны, а потому, что SOCAR является основным локомотивом экономики, и банкротство SOCAR приведет к всеобщему коллапсу всей экономической системы.

И так у нас большие проблемы, и бюджет уменьшается, и доходы уменьшаются с каждым годом. Бюджет 2017 года в долларовом выражении – самый маленький бюджет за последние десять лет, т.е. мы вернулись фактически к 2007 году в долларовом выражении. Т.е. экономика страны, мягко говоря, в очень нехорошем состоянии, и для ее оздоровления нужны структурные, институциональные реформы, но, к сожалению, правительство страны не идет на это, потому что в основном нужны реформы в системе управления, а пока что правительство именно в этом направлении ничего конкретного делать не хочет. Никаких шагов сделано не было, и, честно говоря, не думаю, что в ближайшее время будет, потому что всякая реформа системы управления может привести к недовольству внутривластных группировок, а это чревато большими проблемами для правительства и властей страны.

Катерина Прокофьева: Ну, чревата для правительства, для клана Алиевых уже эта ситуация, которая сложилась, и сейчас внутри страны время от времени появляются сообщения о будто бы сотрудничестве с армянской разведкой, затем в Тбилиси какая-то группировка готовит переворот в Баку. Ничего не уточняется, все как-то смутно мелькает в прессе, но кем-то эти вбросы о заговорах инициируются…

Натиг Джафарли: Скорее всего, все эти слухи и вбросы информации – это внутривластная борьба, а не между оппозицией и властью, к сожалению. Создается такое впечатление, что именно внутри власти есть определенные группы, которые друг против друга сливают определенную информацию. В этом плане, конечно же, последние события заставляют задуматься. Пока официального подтверждения или какой-то информации очень мало по поводу того, что происходит вообще в связи с этой информацией, но, думаю, это, скорее всего, результат того, что внутри власти идет какая-то война компроматов.

Катерина Прокофьева: Это ухудшение в экономике уже повлекло за собой давление, и, как мы знаем, закрыты Азадлыг, «Туран ТВ» и «Мейдан ТВ». Что дальше: надо ли ожидать какого-то изменения баланса во внешней политике, каких-то очередных столкновений в Карабахе, – каковы ваши прогнозы?

Натиг Джафарли: Честно говоря, то, что сайты блокируются, – это позор для страны, потому что в XXI веке блокировать сайты практически невозможно. Человек, который до сих пор читал эти сайты, скорее всего, найдет способы и сегодня зайти и прочитать ту информацию, которую он хочет получить. Т.е. это какой-то типично советский подход, и не думаю, что будет эффективность этого шага, но в любом случае – это большой удар по имиджу страны. Всем понятно, для чего это все делается, потому что чем хуже экономическая ситуация в стране, тем жестче политика, к сожалению. Наоборот, должно быть послабление по всем направлениям, должны быть очень серьезные структурные, экономические, политические реформы, но вместо этого идет «закручивание гаек».

К сожалению, в такой обстановке все может случиться: могут быть новые волны арестов, может быть обострение ситуации в прифронтовой зоне – все что угодно можно ожидать. В том направлении, в котором должна двигаться страна, она, к сожалению, не идет. Власти всячески хотят не говорить о проблемах, но, не говоря о проблемах, они не исчезают. К сожалению, такую философскую истину наши власти почему-то не понимают, они думают, что если никто не будет писать, говорить о проблемах, они сами по себе исчезнут. Но они не исчезают, а становятся все больше и больше, потому что стране нужна экономика, нужны очень сильные экономические и политические структурные реформы, особенно судебной реформы, потому что любому инвестору и бизнесмену первым делом нужно знать о том, как работает финансовая система страны и как работает юридическая система страны. Сейчас и в финансовой, и в юридической системе страны большие проблемы, поэтому те шаги, которые якобы предпринимаются в экономике, не дают никаких реальных результатов.

Катерина Прокофьева: На этом фоне и Исламиаду, которая проходит в Баку, тоже можно считать отвлекающим маневром?

Натиг Джафарли: Когда принимали решение по Исламиаде, по Европейским играм, по Формуле-1, – это было несколько лет назад, тогда нефть стоила 120 долларов, и в Азербайджане почему-то власти думали, что так будет всегда. Поэтому отказ от таких соревнований они посчитали бы для себя потерей имиджа властей, правительства страны. Но то, что очень мало интереса к этим соревнованиям, можно уже сегодня с уверенностью сказать. Откровенно говоря, Европейские игры вызывали намного больше интереса даже у населения. Сейчас эти Игры практически никакого нормального, живого интереса у населения страны не вызывают.

Катерина Прокофьева: У населения страны – это в общем-то понятно, но к тому же ни один из лидеров исламских стран, которые были приглашены, просто не приехали, проигнорировали это.

Натиг Джафарли: Это тоже очень странный момент. Честно говоря, никакого нормального объяснения до сих пор не было, почему это произошло, но думаю, что даже у тех стран, которые были приглашены в Азербайджан, есть свои проблемы. В мусульманском мире уйма проблем – и в экономике, и терроризм, и другие аспекты. Скорее всего, эти Игры, по сути своей, не вызывают какого-то большого интереса даже со стороны тех стран, которые там участвуют. Даже число участников этих спортивных соревнований тоже говорит за себя: большие страны прислали в Азербайджан очень малое количество спортсменов. Из принимающих участие около трех тысяч спортсменов, больше 500 – представители Азербайджана. Эти цифры сами за себя много о чем говорят.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG