Accessibility links

Путин "засиделся на троне"


СМС, которая пришла на прямую линию Владимира Путина

"Вся Россия считает, что вы засиделись на троне". Таких эсэмэсок Владимиру Путину не зачитывали. Почему мнений типа "надоел" оказалось больше обычного? Прямую линию президента РФ комментирует политолог Станислав Белковский. Ведущая Елена Рыковцева

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Завершилось то событие, которого страна ждала с нетерпением. Несколько месяцев оно откладывалось. Поначалу прямая линия с президентом Путиным должна была состояться в апреле, потом прошел май, и наконец-то 15 июня это случилось. Федеральные каналы по минутам отсчитывали дни и часы, оставшиеся до этого времени, все время висел счетчик на экране "Россия-24" и "Россия-1", что вот-вот – и придет этот долгожданный день и, главное, долгожданный час – 12 часов по московскому времени. И он пришел. Правда, впервые за все годы прямых линий не так интересно было слушать Владимира Путина, как смотреть на экран, потому что на этот экран выводили совершенно неожиданные смс-сообщения, которые представить нельзя было в таком объеме в федеральном эфире, все они сводились, одним словом я бы их обозначила – надоел. Вот одно из таких сообщений: "Вся Россия считает, что вы засиделись на троне". Я предлагаю вам посмотреть опрос московских прохожих, согласны ли они с таким утверждением, которое мы сегодня увидели на экранах наших телевизоров.

Елена Рыковцева: Станислав Белковский, с праздником вас.

Станислав Белковский: С каким?

Елена Рыковцева: С прямой линией.

Станислав Белковский: Вы знаете, я смотрел четыре часа подряд, не отрываясь. Я бы никогда не стал этого делать, если бы не мое обязательство перед вами. Потому что это была смертная невыносимая тоска – это главное ощущение. Причем тоскливо было самому бенефицианту, главному герою, эту энергетику тоски он транслировал в зрительный зал, который тоже очень сильно заскучал.

Елена Рыковцева: Я предлагаю игру для нас с вами для того, чтобы всех развеселить. Я уже рассказала, что самым веселым во всей этой линии были вовсе не ответы Владимира Путина, вовсе не вопросы, а эсэмэски, которые друг за другом выводили на экран.

Станислав Белковский: Которые подтверждали, что прямая линия не совсем срежиссирована.

Елена Рыковцева: Что они не могли это контролировать. Конечно, ни одну из эсэмэсок на тему "надоел" ему не зачитали, ему задали вопрос чуть-чуть близкий к этому: кого бы вы видели вместо себя? На что он сказал, что это же народ выбирает, как я могу кого-то видеть. Я, конечно, может быть хотел бы кого-то, но это выберет народ. Я вам сейчас буду читать эсэмэски, а вы представьте, что вы Владимир Путин.

Станислав Белковский: Это мое любимое занятие.

Елена Рыковцева: И как бы на них ответили. Вот первая: "Когда вы перестанете нарушать положение конституции о максимальном президентстве в два срока?"

Станислав Белковский: Конституция запрещает мне занимать президентский пост два срока подряд, слово "подряд" здесь ключевое, не в смысле бригадного подряда или на постройку Керченского моста, а наречие "подряд". Я ничего не нарушал, для этого надо просто внимательно читать законы. Поскольку в нашей стране так повелось, что мои жесточайшие критики и поборники закона сами их не читали и не знают.

Елена Рыковцева: И вдруг ведущий говорит то, чего он никогда не скажет: "Ну фактически вы же занимали подряд, фактически вы же не уходили с поста президента даже во время президентства Дмитрия Медведева, вы же рулили процессом!"

Станислав Белковский: Важнейшей проблемой Российской Федерации является дефицит правового сознания, который проявляется не только во властных структурах, хотя, безусловно, тоже проявляется и в них, но и в оппозиционных кругах, среди людей, которые меня жестко критикуют якобы за нарушение закона. Я не был президентом Российской Федерации, я был председателем правительства, занимался хозяйственными проблемами. Многие важнейшие вопросы президент Дмитрий Медведев решал без меня, и вы можете убедиться, спросив его об этом. И вообще я советовал бы прежде, чем критиковать существующий строй, повышать свой рейтинг за счет высосанных из пальца скандалов, просто прочитать конституцию и законы, особенно тем политикам, которые считают себя юристами, а постоянно совершают действия, приводящие их под уголовные дела и в спецприемники.

Елена Рыковцева: И вдруг сумасшедший ведущий читает ему следующий вопрос: "Три срока президентства – достаточно!"

Станислав Белковский: Я с вами полностью согласен, будь моя воля, я ушел бы завтра. Я чрезвычайно устал от этих обязанностей, у меня нет возможности играть с внуками. Когда я приезжаю в какую-нибудь европейскую страну, то у меня нет возможности даже походить по музеям, по улицам и по набережным. Я приезжаю, встречаюсь с лидерами зарубежных стран, уезжаю обратно. Но президента Российской Федерации избирает народ. Если народ мне скажет, что три срока достаточно, значит, достаточно. Но на сегодняшний день мы видим иную картину.

Елена Рыковцева: Народ меня хочет. Ясно. Следующая эсэмэска: "До свидания, Владимир Владимирович".

Станислав Белковский: Здравствуйте.

Елена Рыковцева: Очередная эсэмэска на эту же тему: "Вся Россия считает, что вы засиделись на троне".

Станислав Белковский: Меня всегда восхищали люди, которые, не пользуясь никакой популярностью и никаким авторитетом, начинают говорить от имени всей России. По всем социологическим опросам, истинность которых признается даже завзятыми оппозиционерами, меня поддерживает более 80% россиян. Я не хочу сказать, что я безгрешен и должен у власти находиться вечно, отнюдь нет, но я прошу все-таки тех, чья точка зрения является крайне непопулярной, не отождествлять меня со всей Россией.

Елена Рыковцева: Следующий вопрос, который мы увидели на экране: "Бессменный наш! Вам не дают покоя лавры Леонида Ильича?"

Станислав Белковский: Вы знаете, если бы мне не давали покоя лавры Леонида Ильича, я был бы уже четырежды героем России, маршалом, кавалером ордена Победы, кроме того у меня было бы соответствующее состояние здоровья просто от груза тех орденов и медалей, которые постоянно находились у меня на парадном белом мундире. Однако я как был полковником, заступив на президентскую должность, так им и остался. Никакой высокой государственной награды, кроме ордена "За заслуги перед Отечеством" первой степени, который является символом моей президентской власти, у меня нет. Поэтому я думаю, что сравнение меня с Леонидом Ильичом при всем уважении к последнему и при определенной положительной оценке некоторых его действий и частично его роли в позднесоветской истории, я считаю, неуместно.

Елена Рыковцева: И тут возникает вопрос, если бы действительно ему, как и вам, было бы легко ответить на эти вопросы, так почему ему не позадавать таких вопросов, почему не почитать ему этих эсэмэсок на тему "надоел", "три срока", "сколько можно"? Ведь это действительно, представьте себе, сколько в процентном отношении их пришло, если они за четыре часа сыпались и сыпались? Их нельзя было даже отфильтровать, в таком количестве они приходили.

Станислав Белковский: Потому что Владимир Путин консерватор. Он считает, что если какая-то технология работала прежде, то она будет работать и сейчас, и впредь. Стандартная фраза консерватора: не сломано – не чини. Не нужно ничего менять, потому что любые радикальные вопросы и радикальные ответы на них будут будоражить народ, увеличится количество суицидов. Потому что часть путинского электората, увидев это все безобразие, умрет в ту же секунду от разрыва коллективного сердца. А Путин заботится о коллективном сердце своего избирателя.

Елена Рыковцева: Еще один вопрос на экране: "Зачем эта игра в выборы? Пустая трата денег и воровство голосов! Верните царя!"

Станислав Белковский: Я думаю, – он бы ответил, – что Россия не созрела для реставрации монархии. Россия современное демократическое государство республиканского толка. Я не вижу в обществе значительного запроса на монархию. Может быть, он появится потом, через 10, 15, 20 лет, но сейчас его нет. А я все-таки привык всегда действовать согласно доминирующему общественному запросу. В этом смысле никто не может обвинить меня в том, что я не демократический лидер. Я никогда не ломал мой народ через колено, не заставлял его делать то, чего он не хочет.

Елена Рыковцева: И последний вопрос: "Правда говорят, что Навальный теперь про вас фильм снимает?"

Станислав Белковский: А кто этот человек, простите, как вы его назвали?

Елена Рыковцева: Алексей Навальный, сказал бы ведущий, это известный оппозиционер, который только что вывел молодежь на улицу.

Станислав Белковский: Мне кажется, это джентльмен, который только что получил 30 суток административного ареста за призывы к несанкционированным акциям, а до этого еще уголовные дела по хищениям.

Елена Рыковцева: Это вы слишком много знаете о Навальном.

Станислав Белковский: Мне говорили просто, я с ним лично не знаком, никогда не испытывал потребности с ним встречаться. Кто какой информационный мусор про кого-то снимает – это мне все равно. Сейчас про меня снял фильм великий голливудский режиссер Оливер Стоун, обладатель нескольких "Оскаров" и кумир нескольких поколений кинозрителей во всем мире и кинокритиков во всем мире. Может быть, этот джентльмен, которого вы упомянули, я все время забываю его фамилию, хочет сказать, что он перебьет Оливера Стоуна и войдет в историю кинематографа более прославленным, более успешным? Дай ему бог здоровья, я не против.

Елена Рыковцева: Хорошо, мы приняли все ваши вопросы, застенографировали и отправили на сайт "Кремлин.ру", чтобы они дополнили свою стенограмму, которая там висит.

Станислав Белковский: Я все-таки тогда попрошу гонорар спичрайтера. У меня гонорар большой – пять тысяч рублей за слово.

Елена Рыковцева: Как же нам с вами поступить? Мы напишем им заявку, хорошо. Технические детали мы обговорим.

Станислав Белковский: В крайнем случае подадим в суд на Кремль и отсудим.

Елена Рыковцева: Запросто, как только они опубликуют нашу стенограмму, мы тут же высуживаем.

Станислав Белковский: Авторское право никто же не отменял.

Елена Рыковцева: Нет. Вы, наверное, не обращаете на это внимания, но журналисты-ведущие этих прямых линий, они меняются, были годы – Екатерина Андреева, Кирилл Клейменов, Брилев, Ситтель, уже ушли эти тяжеловесы, пришли молодые.

Станислав Белковский: Когда они приходили, они не были тяжеловесами, они были молодыми парнями и девушками. На смену им идет новая молодежь. Правильно, потому что лидер должен подпитываться молодой энергетикой, он не может уже общаться с 50–60-летними, как с мальчиками и девочками, как было 20 лет назад.

Елена Рыковцева: И они уже не могут себе позволять…

Станислав Белковский: Они могут себе позволять, иначе они бы не работали на Первом, Втором канале и НТВ.

Елена Рыковцева: Зачем же сажают молоденьких? По его заявкам, вы считаете?

Станислав Белковский: Я думаю, что ему просто нравится общаться с молодыми, с совсем молодыми, больше, чем с опытными журналистами, которые не вызывают у него совсем никаких эмоций и ни малейшего энергетического прилива гормонального фона. Всякий стареющий человек вообще, а тем более лидер, естественно испытывает потребность в молодых.

Елена Рыковцева: Итак, мы поняли из всего этого, что вы считаете, что это он заказывает себе помоложе ведущих, а не то, что каналу уже надоело видеть на этих линиях одних и тех же. Ведущие меняются, а президент один и тот же. Сколько же прямых линий будет за всю его жизнь?

Станислав Белковский: Сколько угодно, он никогда не откажется. Потому что как консервативный политик, человек консервативного психотипа, он приверженец ритуала. И даже если ритуал ему не нравится, совершенно очевидно, что эти ритуалы – прямые линии, послания Федеральному собранию, кажутся ему абсолютно избыточными и скучными, с каждым годом все более скучными и все более избыточными. Все равно соблюдение ритуала для него – это важная часть стабильности властной машины, поэтому он от них не откажется.

Елена Рыковцева: Послушаем Сергея из Ростовской области.

Слушатель: Я такой вопрос ему задавал, он, конечно, не ответил. У нас три вида пенсий существует государственных, к ним относятся госслужащие, губернаторы, мэры и прочие чиновники. У них оклады бывают тысяча и более долларов. Например, губернатор Ростова пятьсот тысяч оклад. Пошел на пенсию – 350 тысяч рублей. Есть силовые структуры, к ним относится армия, МЧС, полиция, гвардия, у них от 30 до 50, но я не умаляю их заслуги. Вся страна держится на трудовых людях, они вынуждены работать за мизер и у них еще отобрали надбавки и индексацию. Верните это!

Елена Рыковцева: Я поняла. Мы эту игру уже закончили, больше Белковский не президент в этом эфире. Теперь он уже комментирует то, что реально сказал Владимир Путин. Артем из Курска, здравствуйте.

Слушатель: Хотел узнать у вас, как вы считаете, Владимир Владимирович осознал после этого прямого эфира, что все-таки ему пора уходить или нет?

Елена Рыковцева: Очень хороший, очень интересный вопрос, осознал ли он, учитывая, что он не видел, что у него на заднике.

Станислав Белковский: Я думаю, все сообщения неполиткорректные, которые появлялись на заднике, так или иначе были допущены туда специально, чтобы как-то разогреть ситуацию смертельной тоски, привлечь какое-то внимание и показать, что прямая линия не является полностью срежиссированной. Нет, никаких новых ощущений у него не возникло, а если возникают, то не в связи с прямыми линиями, которые он считает рядовыми и проходными информационными мероприятиями, нужными, как мы уже сегодня обсуждали, лишь для того, чтобы соблюдать неотменимый ритуал власти.

Елена Рыковцева: Как вы объясняете эту замечательную историю с внуками? Мы смотрим фильм американский Оливера Стоуна, в котором он признается впервые, причем американцу, что он дедушка. Это, конечно, поразительная ситуация, что в этом эфире его поздравляет с этим ведущая, с тем, что он дедушка. Она говорит: "Мы вас понимаем и поздравляем с тем, что вы дедушка". А "понимаем мы" то, что он скрывает имена, пол и возраст своих внуков. Как это объяснить с точки зрения практической целесообразности? Он говорит: я не могу назвать ни пол, ни возраст, ни имя, потому что их идентифицируют, они будут жить в аду, их начнут дергать. Как может пол, возраст и имя повлиять на то, что человека идентифицируют? Почему не сказать – Вова, три года.

Станислав Белковский: Во-первых, человека можно сглазить, на него можно воздействовать практиками вуду, всякими заговорами. Ведь Путин комплексный специалист по безопасности, а концепция безопасности включает в себя систему мер защиты от паранормальных явлений тоже, от колдунов, шаманов. Но в целом это осознание власти как чего-то абсолютно фатального и кровавого. Ведь Дональд Трамп не скрывает своих членов семьи, даже Эммануэль Макрон не скрывает детей своей жены Бриджит и внуков. Потому что в демократическом обществе им ничего не грозит. А в нашем авторитарном обществе с нашими традициями Батыя, Ивана III, Ивана Грозного и так далее, понятно, что под боем находится любой член семьи президента, поскольку президент наделен абсолютной властью, он фактически совмещает полномочия трех ветвей власти и поэтому, например, похитить ребенка – это мощнейший инструмент давления на Российскую Федерацию как государство, которое, конечно, невозможно ни в какой демократической стране. Потому что если несчастье, не дай бог, с кем-нибудь из лидеров развитых демократий случится, это не приведет к обрушению государственного организма, а в России приведет. Поэтому Путин именно так рассуждает, как наследник всех авторитарных традиций и властного менталитета многих сотен лет нашей истории, начиная с монгольского завоевания.

Елена Рыковцева: Я все это понимаю вслед за ведущей, которая сказала, что она его понимает, но я не понимаю одного. Представляете, в Москве тысячи детских садов и три миллиона детей, условно, и вдруг он говорит: Вова, четыре года. Что это дает похитителю?

Станислав Белковский: Похититель же хорошо информирован, за ним может стоять ЦРУ США или другие мощные разведки, которые не ориентируются исключительно на открытые данные, предоставляемые Владимиром Путиным или кем-то еще, поэтому нужно защищать детей по-взрослому.

Елена Рыковцева: То есть они сразу поймут, что это Петя и ему семь?

Станислав Белковский: Нет, они не так следят в понимании Владимира Владимировича. Он же параноидально к этому относится. Конечно, следят. Следят, нельзя ли подложить отравленную кнопку на стол кому-нибудь из родственников Владимира Владимировича, нельзя ли что-нибудь использовать, нельзя ли поставить видеокамеру, которая отследила бы различные перипетии, аспекты личной жизни его сейчас, когда он формально разведен. Нет, это надо пресекать в зародыше, конечно. К тому же он женат на России, на Россию любой, пожалуйста, может полюбоваться в любой точке этого пространства. В этом смысле личная жизнь президента как на ладони.

Елена Рыковцева: Интересно, у них прокручивался барабан дважды, одни и те же вопросы вдруг я увидела, что крутятся дважды. И маниакально редакторы ставили этот вопрос: "Когда у России появится первая леди?" Каждую прямую линию любят задать что-то на эту тему, он как-то отшучивается на эту тему. В этот раз не рискнули ни с задника, ни с передника, никак про это спросить.

Станислав Белковский: Уже ясно, он уже объявил, что женат на России, не будет же он разводиться с Россией. Когда разведется, тогда может быть появится какая-нибудь первая леди. Любимого человека он сегодня назвал и уделил ему семь минут эфира – это очень много. Это Виктор Владимирович Медведчук, бывший руководитель администрации президента Украины и кум нашего президента.

Елена Рыковцева: Это мы позже обсудим. Александр из Химок, здравствуйте.

Слушатель: Я не смотрел сегодняшний эфир чисто из принципа. Потому что, Станислав, вы сказали, что это ваша работа, вы посмотрите и потом перескажете. Мне кажется, что это изнасилование правительственной системы в целом просто. Потому что, грубо говоря, звонить о зарплате, что 10 тысяч получает девушка – это дела профсоюзов в принципе. Профсоюзы должны напрягать государство, чтобы им платили больше.

Елена Рыковцева: Этот вопрос возникает очень много лет каждую прямую линию. Он так удивляется каждый раз. Ему говорят – 7 тысяч. Как 7 тысяч, да не может быть! У нас минимальная зарплата такая-то.

Станислав Белковский: Он сказал, что с 1 июня минимальный размер оплаты труда установлен на уровне 7800, поэтому 7 тысяч быть не может.

Елена Рыковцева: Он все время удивляется: как мало вы получаете. Его нельзя морально подготовить, что да, мало люди получают?

Станислав Белковский: Он к этому морально готов, поскольку он не очень интересуется внутриполитическими и экономическими проблемами. Он весь в мыслях самого могущественного человека в мире, что объяснял нам сначала Фарид Захария по CNN в негативном номинально по отношению к Путину фильме, фактически возвеличивающем его, а потом Оливер Стоун в позитивном по отношению к Путину фильме. Зачем ему интересоваться этими зарплатами? Учительница начальных классов его спрашивает, что у нее зарплата 16 500, он ей отвечает, что это произвол вашего школьного руководства, обращайтесь к нему. Он исходит из того, что счастье общения с ним настолько велико, что ради этого можно потерпеть с ответом на вопрос о низкой зарплате.

Елена Рыковцева: И бесконечные эсэмэски, что квартплата 7, а пенсия 5. Это все уже поняли, как он на это реагирует.

Станислав Белковский: Господь терпел и нам велел.

Елена Рыковцева: Примерно так. У вас же есть я. Как Карлсон говорил: Малыш, зачем тебе собака, у тебя есть я.

Станислав Белковский: Я лучше собаки. Общий пафос Владимира Путина в том, что если он уйдет, будет гораздо хуже.

Елена Рыковцева: Будет не 16 500, а 16. Магомед из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Если пользоваться термином Белковского, Путин – это психотип такого человека, что на острые вопросы он всегда отвечает вопросом. Это говорит о том, что психология этого человека, он доминант, а доминанты не любят никого. Мне кажется, что он пожизненным президентом останется.

Елена Рыковцева: Потому что доминант и не любит диалога, поэтому у него все шансы на всю жизнь?

Станислав Белковский: Он не любит диалога с теми людьми, которые ему неинтересны. А люди, спрашивающие его про низкие зарплаты, высокие тарифы ЖКХ, совершенно точно неинтересны, поскольку в их повиновении он нисколько не сомневается. Их мелкое брюзжание по частным поводам не отвлекает его от решения глобальных задач, которые способен, как объяснили ему уважаемые оппоненты из Соединенных Штатов Америки, решить только он.

Елена Рыковцева: А почему чем меньше зарплата, тем больше любовь к этому вождю?

Станислав Белковский: Владимир Путин объяснил, что все это странно, виноваты региональные и местные власти и даже администрации школ, больниц и так далее, которые воруют и жируют, отбирают у вас кусок хлеба, а я, Владимир Путин, последний редут обороны, я защищаю вас от тех, кто вас обкрадывает.

Елена Рыковцева: Они любят царя за то, что он указывает, кто виноват на самом деле.

Станислав Белковский: Как говорил Николай I, единственный, кто не берет взяток в Российской империи, – это я.

Елена Рыковцева: Там же еще гораздо смешнее со свалкой. Вот текст корреспондента Дмитрия Кайстро: "Сегодня дождь и не очень хорошая видимость, но гигантские мусорные отвалы заметны в самом сердце микрорайона подмосковной Балашихи. Эта свалка существует здесь больше 50 лет. Она отравляет все окружающее, и самосвалы с мусором идут здесь день и ночь. Эта свалка заметна уже из космоса, она примерно 50 гектаров и приближается к окружающим домам.

Мы несколько дней работали здесь, и когда мы подъехали к мусорному полигону, оттуда выехали крепкие молодые люди, они одели "экологические" футболки, на которых было написано "Экологический контроль". И тут же показали нам некую линию по переработке мусора, даже украшенную шариками в цвета российского триколора, – что называется, сработали на опережение". То есть эти люди узнали, что будет прямая линия с президентом, и украсили мусороперерабатывающие мезанизмы. То есть это все в прямом эфире нам рассказывают.

Станислав Белковский: Сама угроза, что ее покажут по федеральному телевидению в выступлении Владимира Владимировича Путина, естественно, возымела эффект. Я думаю, что канал "Россия" предупредил держателей этой свалки о том, что не надо расстраиваться, а надо тщательно подготовиться.

Елена Рыковцева: Представляете, какой будет эффектный ход, когда полвека свалка стояла, мучила своим запахом, отравляла жизнь и вдруг по одному мановению волшебной палочки наконец-то рассосется. Будем следить за этой свалкой. Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: У меня два вопроса к гостю. Первый вопрос: как вы оцениваете один из ответов Путина, а именно насчет смертной казни, когда он ответил, что ее у нас нет, но в тяжелых случаях сами понимаете. Потом он взял паузу. "Сами понимаете" – это был намек на что, на то, что ее надо ввести, чтобы в каких-то особых случаях применять или на то, что можно и не вводить, а так, неофициально, как, например, с Немцовым? Второй вопрос: хотя сценарии сегодняшнего шоу понятно, что были заранее подготовлены, срежиссированы, но все равно то, что было показано сегодня наглядно, свидетельствует о том, что страна действительно доведена до ужасной разрухи, произвола, маразма, особенно периферия страны. Это явно было видно. Эта разруха, которая была показана, этот ужас с больницами, с дорогами, со всем остальным, как вы считаете, это специально было показано? Если да, то с какой целью?

Станислав Белковский: Смертная казнь, Путин касался во время прямой линии этого вопроса два раза. Первый раз, когда говорил о Столыпине и столыпинских галстуках, он намекал тогда фактически, что фактически смертная казнь нужна, но мы на нее не пойдем, и потом, когда говорил, что любой референдум в России покажет массовую поддержку идеи смертной казни. Общий смысл этих высказываний такой, что если бы я действительно был тем популистом, которым вы меня представляете, если бы я действительно во всем потакал звериным низменным инстинктам моего возлюбленного народа, смертная казнь вернулась бы уже давно, а так правительство России единственный европеец. Если в России нет смертной казни, то благодаря мне, Владимиру Путину, хотя с точки зрения внутренней политики мне было бы гораздо выгоднее ее ввести. Демонстрация страшных язв общества, разрушающихся домов, падающих потолков происходит всегда. Это скорее демонстрирует, что в целом все неплохо, есть отдельные уродливые явления. Так было и при советской власти, всегда в программе "Время" один сюжет должен быть посвящен жесткой критике каких-нибудь местных руководителей. Так происходит и сейчас. По контрасту должно показать, что в целом власть стабильна, ей ничего не угрожает. И даже падающий потолок, а Владимир Путин обещал приехать в Ижевск в дом с падающим потолком, я хотел бы узнать, сколько сотрудников ФСО будут держать этот потолок, как атланты небо на каменных руках, чтобы он не свалился, не дай бог, на лидера ни одним своим кусочком. Он тем самым дал понять, что все эти рукотворные чудеса будет продолжать осуществлять, но никакие сюжеты не приводят к политическим требованиям и консолидации людей вокруг политических тезисов и неприятия власти в целом.

Полный текст скоро, звук и видео всей передачи уже здесь

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG