Accessibility links

ПРАГА---В Бакинском суде российскому блогеру Александру Лапшину вынесли вердикт – три года лишения свободы за незаконное пересечение азербайджанской границы. Обвинение требовало шести с половиной лет тюрьмы. Лапшин выразил сожаление в связи с несанкционированным официальным Баку посещением Нагорного Карабаха. «Я виноват перед азербайджанским народом лишь в том, что мои действия послужили причиной его духовных страданий. Я понимаю, насколько Карабах важен для Азербайджана. Я ни при каких обстоятельствах не вступал в преступную связь с армянским правительством», – сказал Лапшин.

Парадоксально, но сейчас интерес к делу Лапшина, когда приговор уже вынесен, гораздо меньше, чем при его задержании в Беларуси и требовании экстрадиции. О возможных вариантах дальнейшего развития событий мы беседуем с главой Правозащитного центра Азербайджана Эльдаром Зейналовым.

Катерина Прокофьева: Как бы вы это могли прокомментировать и сейчас каких последствий нам следует ждать? Все-таки это было довольно неожиданным для всех, и для самого (Александра) Лапшина, которого заставили на суде извиняться, и он это сделал, что для него несвойственно. И потом обсуждение ареста вышло на высокий уровень как минимум в четырех странах. Вы думаете, что такой сценарий был заранее согласован?

Эльдар Зейналов: Я не думаю, что с самого начала хотели такую большую волну гнать в этом случае с Лапшиным, но понятно, что пропагандистский компонент этого суда намного больше превалировал над правовым. Приговор, который ему вынесли, в принципе, законный, адекватный статье, но он не единственный, понимаете, – даже по ходу его отсидки в нашей тюрьме и следствия приезжали такие люди, как, например, (Владимир) Соловьев, которые тоже ездили в Карабах без согласования. Они встречались с высшими должностными лицами страны и им даже никто ничего не сказал. Таким образом, Лапшин просто оказался крайним в этой ситуации. Но на сегодняшний день, мне кажется, все дивиденды, которые планировали извлечь из этого дела, уже извлечены. Человек извинился, ему дали срок, все поняли, что шутки могут закончиться такими последствиями, теперь уже пора это заканчивать, и, собственно говоря, сейчас споры идут только о том, каким образом они это закончат. Проблема же в том, что с Израилем нет двусторонней договоренности о передаче осужденных.

Катерина Прокофьева: Т.е. вы исключаете, что он будет отбывать этот срок в Азербайджане, скорее всего, все-таки экстрадируют?

Эльдар Зейналов: Я думаю, он не будет здесь сидеть. Не стоит забывать, что этот приговор еще не вступил в законную силу, он просто вынесен, но он может быть обжалован, и в таком случае он может быть изменен апелляционной инстанцией, которая может, например, заменить отсидку условным сроком, может смягчить наказание, может его прекратить ввиду изменившихся обстоятельств и т.д. Т.е. там есть еще возможность в судебном порядке переиграть этот приговор. Есть и другой вариант, что приговор остается в силе, человека переводят для отбывания наказания в страну гражданства, – а у него три страны гражданства, – и там уже местные власти сами решают, что делать дальше с его приговором. В случае передачи его России, этот приговор могут пересмотреть в порядке помилования, допустим, или пересмотрят судом; в порядке исполнения наказания могут изменить, и человек окажется на свободе. Просто из трех стран, паспорта которых у него есть в кармане, только одна страна реально может сейчас что-то сделать в правовом поле – это Россия. Т.е. с Израилем нет двусторонних договоренностей о передаче осужденных.

Катерина Прокофьева: А с Украиной?

Эльдар Зейналов: С Украиной есть, но она изначально не проявляла интереса к этому делу. Даже, по-моему, было что-то сказано, где-то на раннем этапе этого дела, что Украина вообще не признает его своим гражданином, потому что он без согласования с украинскими властями получил гражданство других стран. Видимо, у Украины такой же порядок получения гражданства, как и в Азербайджане, т.е. одно гражданство мешает другому. В любом случае, Украина не проявляла интереса и не делает этого и сейчас, даже по ходу этого дела никоим образом не комментировала. Остаются только Израиль и Россия. Израиль наиболее активен, насколько я могу судить, но израильтяне на шумные эффекты никогда не рассчитывают, у них многое делается закулисно.

Но на этом этапе вряд ли что может помочь, кроме договоренностей с Россией. России передают, (Владимир) Путин его милует и все, на этом дело заканчивается. Как-то так может это дело закончиться. Или же может закончиться здесь, в Азербайджане, если апелляционный суд примет во внимание, что это его первая судимость, что у него на иждивении находится семья и т.д., что он раскаялся, активно способствовал раскрытию уголовного дела. Т.е. могут закончить и здесь, и в России. Я просто надеюсь, что закончится здесь. Может быть, именно поэтому не слышно ничего насчет апелляции. Был сделан намек, что, может быть, обжалуют, но подали апелляционную жалобу или нет, – это пока неизвестно. Вообще, надо сказать, что даже на этом этапе чувствуется, что интерес к делу Лапшина резко упал. Вроде бы уже финал дела, должна быть наибольшая пропагандистская шумиха, – а ее нет, и его процесс уже в пятерку или десятку самых больших новостей не входит.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG