Accessibility links

ПРАГА---Ведущему независимому информационному агентству Азербайджана Turan, существующему с 1990 года, грозит закрытие, власти заморозили счета предприятия. Его руководитель Мехман Алиев задержан по подозрению в уклонении от уплаты налогов и злоупотреблении должностными полномочиями. Общая сумма неуплаченных налогов, которую ему вменяют в вину, 22 тысячи долларов, ему предъявлены обвинения по трем уголовным статьям. Правозащитники назвали его арест политическим и призвали немедленно освободить Мехмана. Сегодня мы разговариваем с его адвокатом, представляющим интересы Turan в суде, Фуадом Агаевым.

Катерина Прокофьева: Расскажите, Фуад, что произошло с Мехманом Алиевым, почему вдруг обвинение в неуплате налогов, что случилось? Столько лет агентство работало нормально, и тоже были налоговые проверки и трудности, но такого грубого задержания руководителя не было. Это в преддверии выборов или как это понимать?

Фуад Агаев: Об истинных причинах мы можем только догадываться, но тут надо иметь в виду, что Мехман Алиев и возглавляемое им информационное агентство на протяжении более чем 20 лет являлось ведущим информационным агентством и пока что остается таковым. Естественно, на протяжении этого времени на него много раз оказывалось давление, с тем чтобы изменить информационную политику его агентства, но Мехман Алиев всегда придерживался всех норм и правил истинной журналистики, и всегда он представлял позиции разных сторон, разные мнения, оставаясь при этом истинным журналистом, и не поддавался ни на какие провокации. Естественно, в связи с этим его информационное агентство испытывало большие трудности, он сам лично испытывал большие трудности.

Надо иметь в виду, что он является единоличным собственником этого агентства, и ему приходилось самому как бы субсидировать, дотировать свое агентство из собственных средств. При этом его материальное положение в общем-то оставляет желать лучшего. К сожалению, таково положение настоящего журналиста в Азербайджане нынешних времен. А то, что произошло, это вопиющие, чудовищные нарушения прав человека. Представьте себе, что не было выездной проверки вообще, вернее, эта проверка только началась, и нет акта проверки, а тем временем возбуждено уголовное дело, и Мехман Алиев привлечен за уклонение от налогообложения, в том числе. Такого даже в нынешнем Азербайджане я еще не видел. Нет документа, подтверждающего какую-либо налоговую ответственность информационного агентства Turan, не говоря уже о руководителе этого агентства. Более того, имеется иск, поданный в административно-экономический суд по поводу налоговых проверок, их законности и действительности.

Катерина Прокофьева: Если я не ошибаюсь, агентство в последние годы работает без прибыли, поэтому о налогах на прибыль не может быть речи. На что же тогда оно существует?

Фуад Агаев: Агентство получало доходы, и большая часть этих доходов уходила на покрытие затрат, расходов на заработную плату, расходов, связанных с содержанием агентства. Я вам сказал, что это агентство, в отличие от опекаемых правительством агентств или проправительственных агентств, не имело каких-либо иных источников дохода, за исключением тех, которые оно получало именно за осуществление функций средства массовой информации. Плюс Мехман Алиев несколько раз сам вносил определенные платежи, с тем чтобы продлить функционирование этого агентства как можно дольше.

Катерина Прокофьева: А, собственно, зачем именно сейчас понадобилось парализовать работу агентства?

Фуад Агаев: Уже будет ответ, скорее всего, не юриста, а политика. Следует полагать, что в будущем году нам предстоят выборы, и, возможно, кое-кто решил зачистить поле массмедиа от тех лиц, которые неподконтрольны власть придержащим. Определенные косвенные подтверждения этому есть. Надо иметь в виду, что Мехман Алиев не только опытный и очень грамотный журналист, в его агентстве пока что продолжают работать, я бы сказал, одни из лучших специалистов нынешнего Азербайджана, а общий уровень настоящей журналистики оставляет желать лучшего. Более того, насколько я знаю, Азербайджан, пожалуй, единственная страна, где журналистов, придерживающихся провластных взглядов, массово одаривают квартирами, т.е. уже столько квартир подарили журналистам или лицам, относящим себя к работникам этой области, что я, честно говоря, сомневаюсь, что в Азербайджане вообще существует такое количество журналистов.

Катерина Прокофьева: Вот, вы говорите – выборы… Но агентство существует с 90-х годов, а выборов уже было много – 2008, 2013. Я не могу понять, почему именно сейчас?

Фуад Агаев: Единственное, я могу сказать, что ситуация, по сравнению с 90-ми годами, началом 2000-х, отличается коренным образом. То количество массовых нарушений прав человека, включая в области свободы слова, которое сейчас имеет место быть, не было никогда. Я даже иногда думаю, что остался всего лишь один шаг до начала репрессий массово-пыточного характера, которые имели место в СССР в 30-е годы прошлого века.

Катерина Прокофьева: Но все-таки волнообразно идут эти репрессии – выпустили Лейлу и Арифа Юнус, Хадиджу Исмаил, Расула Джафарова, Рауфа Миркадырова, и вдруг все опять начинается…

Фуад Агаев: Знаете, сегодня звонил Ильгар Мамадов – председатель движения ReAL, политзаключенный, в отношении которого имеется решение Европейского суда и где-то 11 или 12 решений Комитета министров Совета Европы о том, что Азербайджан обязан исполнить решение о его незамедлительном освобождении из-под стражи. Тем не менее власти это не исполняют. Так вот сегодня Ильгар Мамадов высказал свое предположение, что имеет место очередной отлов политзаключенных для последующего торга с Западом, с международными организациями. Я склонен считать, что его мнение основывается на достаточно серьезном материале.

Катерина Прокофьева: Намерены ли журналисты поддерживать работу агентства, пока Мехман Алиев находится в заключении?

Фуад Агаев: Однозначно. Журналисты намерены поддерживать работу агентства, но дело в том, что на счета агентства уже наложен арест, и все, что поступает, списывается. Поэтому я слышал, что, возможно, агентство не то что прекратит свое функционирование, но, во всяком случае, собирается приостановить свою деятельность. Мехман Алиев тоже высказывал такое мнение, т.к. в противном случае долги организации могут возрастать.

Катерина Прокофьева: То, что агентство подало в суд на департамент и Министерство налогов, по-вашему, может дать какой-нибудь эффект?

Фуад Агаев: Знаете, в Азербайджане судов практически не существует, когда речь касается таких щепетильных, на взгляд властей, дел. Нам остается только пожелать, чтобы ситуация изменилась в лучшую сторону, а право на справедливое судебное разбирательство под большим вопросом в Азербайджане – и порядок формирования судов, и порядок их фактической подчиненности, зависимости от органов исполнительной власти, – это дает очень благоприятную возможность исполнительным органам манипулировать их решениями. Поэтому, конечно, мы воспользовались тем формально-юридическим средством, которое имеется в нашем распоряжении, но особых иллюзий относительно законности принимаемых решений мы не испытываем.

Я бы еще хотел обратить внимание на то, что Мехману Алиеву предъявлено обвинение также по статье 192.2 Уголовного кодекса Азербайджанской Республики – эта статья называется «Незаконное предпринимательство». Т.е. то, что агентство пользовалось грантами, следственный орган счел также нарушением именно этой статьи. Я хотел бы пояснить, что эта статья применима только в том случае, если агентство не состояло на учете в качестве коммерческой организации или занималось лицензированным видом деятельности. Ни того ни другого в нашем случае нет, т.е. даже с формально юридической точки зрения о каких-либо признаках этой статьи говорить не приходится.

К тому же ему предъявлено обвинение в злоупотреблении своих полномочий, и это применительно к организации, которая на сто процентов является его собственностью. Абсурдность действий властей, конечно, не может не удивлять, и я думаю, что таким путем они фактически только вредят себе. Тот человек или та группа, которая придумала весь этот механизм по устранению агентства Turan из сферы медиа и по лишению Мехмана Алиева заниматься профессиональной деятельностью и лишению его свободы, они, я думаю, оказали медвежью услугу руководству страны.

Катерина Прокофьева: Вы кого имеете в виду? Все, что связано с медиа, происходит под контролем администрации президента?

Фуад Агаев: Разумеется.

Катерина Прокофьева: Вот вы цитировали сейчас Ильгара Мамадова и говорите, что Азербайджан таким образом заигрывает с Европой, придумывая себе какие-то рычаги. А поддержка от международных организаций – Human Right Watch, «Репортеры без границ» и прочие, они уже высказали свое отношение к этому, это возымеет какой-то эффект, может сыграть теоретически какую-то роль?

Фуад Агаев: Любая поддержка нам необходима. В какой-то степени, естественно, подобные заявления играют роль, но в какой степени это повлияет на власти, – об этом нам остается только гадать.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG