Accessibility links

ПРАГА---Очередная трагедия, которая потрясла Грузию, – пожар в пятизвездочной гостинице Батуми. Как случилось, что по недосмотру погибло столько людей? Отразится ли это на туризме? Обсуждаем это с ассоциированным профессором департамента философии Батумского государственного университета Георгием Масалкиным.

Катерина Прокофьева: Георгий, расскажите, как на эту очередную трагедию реагирует грузинское общество – кого винят, и кто должен был следить за противопожарной безопасностью?

Георгий Масалкин: Вопрос оказался, как всегда, очень сложным и со многими измерениями. Несколько лет тому назад в городе-курорте Кобулети произошла страшная трагедия – в гостинице заживо сгорели трое 14-летних ребят. Тогда общество было взбудоражено, конечно, это обсуждалось, состоялся суд, директора этой гостиницы приговорили к заключению. Но потом, как всегда, все забывается. И вот сейчас произошло повторение этой трагедии, уже в большем масштабе: в пятизвездочной гостинице 11 человек – из них 10 молодых батумских ребят, которых любил и знал весь город, – задохнулись от угарного газа.

Почему я сказал, что существуют многие измерения этой проблемы? Первое, это то, что Батуми сейчас интенсивно строится, в город приезжает огромное количество туристов, а также огромное количество «уикендовских» туристов, которые приезжают на субботу-воскресенье тратить деньги в казино. 90 процентов посетителей батумских казино – это представители Израиля, Ирана, Турции, т.е. близлежащих стран, где нет казино. В общем, у нас строятся казино, и при казино потом строятся гостиницы. И поскольку главный доход приносят все-таки казино, то, конечно, меньше внимания обращают на ту же систему безопасности, очень много пластиката, – я думаю, что угарный газ был в основном потому, что горел пластикат, т.е. используются дешевые материалы. Глаз радует, но если покопаться, то почти каждая наша гостиница требует каких-то дополнительных капиталовложений в этом плане. Т.е. дешево и много.

Второе измерение (об этом мало говорят) - в тот день в городе был отключен газ. У нас монополистом газа является азербайджанская компания SOCAR. Газ отключили на целый день, и когда газ отключают, вы знаете, тогда включаются электрические генераторы, все работает на электричестве. В то же время кухню надо на электричество переводить, ресторан, и, наверное, система электричества просто не выдержала и дала где-то короткое замыкание. Третья причина – это то, что все-таки наши технические службы не готовы к пожарам в высотных гостиницах, например, то, что случилось у нас. Т.е. нужны специальные кислородные маски, приборы ночного видения, а также нужно проводить учебные тревоги.

Катерина Прокофьева: Это все-таки пятизвездочный отель, значит, не зря ему было присвоено пять звезд. Теперь люди могут просто побояться ехать в Батуми, отдыхать, раз такое отношение к безопасности, тем более что вице-мэр Батуми заявил о том, что эту гостиницу за несоблюдение противопожарных правил недавно оштрафовали.

Георгий Масалкин: На 100 лари – это 40 долларов, а если они вторично оштрафуют, то это будет всего 300 лари, т.е. совершенно смешные и неадекватные штрафы в этом плане. Здесь играет роль такая политика: главное – инвестиции. Инвестиции, конечно, хорошо для краткосрочных экономических целей, но в долгосрочной политике та же инвестиционная политика без обеспечения других экономических компонентов приводит к тому, что мы строим такие гостиницы, где не все в порядке и где штрафы за несоблюдение правил безопасности такие мизерные и смешные. Т.е. нельзя вычленять из экономической политики в стране только одну составляющую – инвестиции, – главное, чтобы у нас строили гостиницы. Конечно, это хорошо, но нужно это дополнять сопутствующими мерами.

Катерина Прокофьева: А там была эвакуационная лестница? Потом что министр сказал, что ее не было…

Георгий Масалкин: Нам показали кадры, снятые самими постояльцами, – там есть лестница, по которой можно было спуститься. Это, конечно, не та железная лестница, которая выходит на фасад здания, как в Нью-Йорке, – нет, внутренняя лестница была, но она была настолько задымлена, и там абсолютно ничего не было видно. По ней просто не могли спуститься посетители гостиницы, и из-за задымленности туда не смогли войти пожарные, у которых не было специальных кислородных масок. Т.е. тут целый комплект причин этой трагедии, и я не думаю, что история кого-то учит вообще-то, но уверен, что какие-то уроки будут сделаны из того, что произошло, и, возможно, жизни этих одиннадцати человек поспособствуют переосмыслению того, что у нас происходит и в строительстве в целом. Только сейчас, в этом году, начинают ужесточать технический надзор над строительством, но, к сожалению, нужны жертв, чтобы мы еще раз задумались, как всегда.

Катерина Прокофьева: Вы думаете, что родственники погибших будут подавать в суд?

Георгий Масалкин: Знаете, один из погибших – иностранец. Родственники того точно подадут в суд. Но я думаю, что в этих условиях местные семьи тоже подадут в суд, потому что семерых из этих молодых людей нашли задохнувшимися в лифте, а трое погибли в тренажерном зале, из которого не могли выйти. Т.е. если бы система обеспечения безопасности работала более или менее удовлетворительно, то этих жертв можно было бы избежать, потому что огня как такового практически даже многие и не видели – тут не огонь погубил людей. Все говорят: «дым, дым, дым», – откуда этот дым взялся? Естественно, горел, наверное, какой-то пластикат. Т.е. от огня никто не погиб.

Катерина Прокофьева: Да, но когда эти восемь человек были в лифте, они эвакуировались в этом лифте или их там просто застало это задымление?

Георгий Масалкин: Нет, они, конечно, убегали от задымленности, но так как не было ясно, есть ли пожар, т.е. не было специальных сигналов и т.д., они просто решили спуститься на лифте, который еще работал. Все должны понимать, что если бы они точно знали о пожаре, то, наверное, они не стали бы спускаться на лифте. Пока не пройдет следствие, никто ничего не знает, но то, что можно сказать наверняка, это то, что не было соответствующей системы безопасности, материалы, которые используются при строительстве у нас гостиниц, дешевые, – не у всех, конечно. Например, «Хилтон» строили англичане, и там почти каждый месяц проводятся учебные тревоги и т.д.

Катерина Прокофьева: Высказывают такое мнение, что виноваты турки, раз владельцем отеля был турецкий бизнесмен…

Георгий Масалкин: Я бы не хотел особо эту тему затрагивать, но раз уж вы сами ее затронули, то это тоже может вызвать дополнительное недовольство в народе, потому что, да, владелец – турецкая сторона, и плюс ко всему негласно в городе считают, что одним из совладельцев этой гостиницы является бывший председатель Совета министров Аджарии Леван Варшаломидзе, который сейчас представляет «Национальное движение». Естественно, это тоже может вызвать дополнительное недовольство в народе, и, возможно, какие-то стрелки будут переведены: «вот как у нас строят турки, как они о нас не заботятся» и т.д. В общем, опять же мы приходим к тому, что нужна взвешенная, разумная государственная политика – и урбанистическая, и экономическая, и политическая, чтобы не было таких жертв. Все наши проблемы последних двух десятилетий сконцентрировались и нашли свой трагический исход в этом событии. Как строим, как штрафуем, как выстраиваем взаимоотношения с инвесторами, как проводим технадзор, как работают технические службы, как работает пожарная служба и т.д., – весь комплекс проблем, и в результате жертвы.

Катерина Прокофьева: Люди погибают от отравления угарным газом, кстати, в Грузии довольно часто, и это касается не только гостиниц класса люкс. Это действительно проблема для Грузии?

Георгий Масалкин: Это проблема бедной страны. Т.е. часто человек больше внимания уделяет экономии денег, чем безопасности, – авось пронесет. Часто человек покупает просто то, что дешевле. Знаете, еще и проблема профессионализма. В Грузии очень много людей с высшим образованием и т.д., но очень мало настоящих профессионалов-ремесленников технических служб, что никогда не было особо почетным в Грузии, и это продолжает сказываться и сейчас – во время монтажа, установки очень много проблем. Естественно, политика суперлиберализации, которую начал проводить еще (Михаил) Саакашвили – вы знаете, у нас одно время даже технадзор за машинами отменили, – вела к тому, что лишь бы люди строили, лишь бы вкладывали, а техбезопасность была на последнем месте по востребованности. Сейчас это дает свои плоды, конечно.

Я вчера общался с молодыми людьми, они довольно возмущены, говорят, что пора выразить какой-то общественный протест, создать общественное движение. Это действительно затронуло почти всех. Двое из погибших – близкие друзья моих детей, супруга одного из них даже живет в моем доме, т.е. и меня это лично затронуло, и весь город. Мы их хороним во вторник. В общем, город в оцепенении. Давно не было такой трагедии в городе. Знаете, одно дело, когда авария или стихийное бедствие, а тут, когда в пятизвездочной гостинице находишь семь человек в лифте, это совершенно уже дико. Я не знаю, во что это выльется, но молодежь, я думаю, это подстегнет к их большей гражданской активности.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG