Accessibility links

ПРАГА---На прошедшем саммите «Восточного партнерства» Армения подписала соглашение с ЕС. Долгожданное, уже один раз отложенное. Теперь нужно за него браться. Беседуем об этом с экспертом Армянского центра политических и международных исследований Рубеном Меграбяном.

Катерина Прокофьева: Рубен, вот свершилось подписание Арменией соглашения с ЕС, хотя спекулировали на тему, что не будет оно подписано, армянские власти откажутся. Расскажите, чем, с вашей точки зрения, знаменательно для Армении это соглашение и чем мы обязаны тому, что оно все-таки случилось?

Рубен Меграбян: Спекуляции, которые вы упомянули в вашем вопросе, не такие уж и спекуляции, собственно говоря, потому что подпишет ли Армения или не подпишет, об этом ничего конкретного не говорилось вплоть до самого подписания. К этому еще добавлялся печальный опыт четырехгодичной давности, когда Армения 3 сентября, как мы узнали из визита Сержа Саргсяна в Москву, вдруг внезапно отказалась от уже согласованного в процессе четырехлетних переговоров соглашения об ассоциации с Европейским союзом.

Так что я бы не назвал это спекуляциями, это были совершенно обоснованные опасения, тем более что Россия до самого подписания так и не говорила ничего о том, что у нее есть какие-то возражения, но и не говорила, что этих возражений нет. Россия молчала, но за это время вся российская пропаганда, и особенно те ее подразделения, которые действуют в Армении, – тот же «Спутник-Армения» и иже с ними, – фактически объявили войну этому соглашению, и фактически российская пропаганда сегодня эту войну продолжает. Даже в день подписания мы видим, как Армению поливают помоями на канале ОРТ, причем в прайм-тайм.

Катерина Прокофьева: Высказывания президента Армении о том, что это ни в коей мере не должно настораживать Москву, насколько логично? И должно ли это вообще настораживать Москву или нет?

Рубен Меграбян: В принципе, никаких юридических противоречий между подписанным Арменией соглашением и ее т.н. обязательствами в рамках всех альянсов с Москвой на данный момент нет.

Катерина Прокофьева: Рубен, но из документа изъяты пункты, которые противоречат обязательствам Еревана по Таможенному союзу…

Рубен Меграбян: Да, фактически этим подписанное соглашение и отличается от соглашения об ассоциации образца 2013 года, как раз чтобы снять всякие возражения. Но мы видим, что, оказывается, и этого недостаточно для Москвы. Да, Москва фактически официально никаких возражений не предъявила, но мы видим, что информационная война против этого соглашения продолжается, и она, надеюсь, будет продолжаться. Фактически это соглашение подписано Арменией, но борьба не закончилась, она только начинается.

Я скажу, что для Армении это просто исторического значения документ, этот документ носит в себе также значительный элемент безопасности, причем не только для Армении, но и для всего региона. Позиция Европейского союза по урегулированию нагорно-карабахского конфликта с заключением этого соглашения приобрела юридическую основу. Она заключается в том, что этот конфликт должен быть разрешен исключительно мирным путем, в формате тройного сопредседательства в Минской группе ОБСЕ, в рамках Хельсинских принципов, – этих принципов три, и один из них, в том числе, касается и равноправия, и самоопределения народов. Т.е. это фактически соглашение между Арменией и 28 европейскими странами, тем самым заключение такого соглашения резко повышает политическую цену в случае развязывания войны против Нагорного Карабаха и Армении со стороны Азербайджана. Таким образом, я подвожу к тому, что в плане безопасности это играет очень важную роль.

Второй компонент вопроса безопасности касается соглашения Армении с организацией «Евроатом» и будущего атомной электростанции в Мецаморе. Понятно, что эта атомная станция может действовать не более чем до 2027 года, и там говорится о том, что стороны договариваются о совместном составлении плана действий и дорожной карты по безопасной утилизации в будущем этой станции, а также строительству эквивалентных ей мощностей. Говоря «эквивалентных», речь идет не только о количественной, но и о качественной ее стороне, т.е. дальше уже зависит от Армении, какое заключение и с кем мы заключим, чтобы у нас появилась новая атомная станция. Армения должна оставаться страной с ядерной энергетикой – для нас это вопрос очень важный и в плане международных позиций Армении, и в этом плане «Евроатом» становится партнером Республики Армения, и это тоже очень важно и также содержит в себе компонент безопасности, потому что этот вопрос затрагивает не только вопрос энергетической безопасности.

Катерина Прокофьева: Что касается безопасности, насколько, по-вашему, вероятны опасения, что Армения сейчас проходит тот же путь, что и Украина?

Рубен Меграбян: Знаете, путь Украины может пройти только Украина. У Армении свой путь, и я не считаю корректным сравнивание пути одной страны с путем другой.

Катерина Прокофьева: Я имею в виду Россию.

Рубен Меграбян: С другой стороны, путь постсоветских государств предопределен. Во всяком случае, эти шесть государств являются неотъемлемой частью Европы, и проект объединения Европы, начатый в 1945 году, должен быть завершен – независимо от того, о чем думают или что мерещится хозяевам Кремля. Т.е. этот вопрос, я считаю, исторически предопределен, остальное уже вопрос времени. Одним путем в этом отношении идет Украина, Армения идет другим путем, Грузия идет третьим путем – у каждого свой путь и своя судьба. Но окончательная точка этого пути одна – это объединенная Европа.

С другой стороны, мы видим, что сегодня Европа сама не готова к этому. Более того, мы видим, что этот проект «Европа» стал возможным в силу беспрецедентной поддержки Соединенных Штатов Америки, но мы видим, что сейчас у Америки тоже свои внутренние проблемы, однако я убежден, что эти трудности будут преодолены, причем и Европой, и Соединенными Штатами, и постсоветскими государствами, в том числе, и Арменией. Что будет с Россией, – я не берусь судить, это как бы вопрос раздумий ее руководства и народа, но тем не менее не Россия должна определять судьбу Армении, а армянская нация. Поэтому все эти негативные шлейфы, которые Москва неприкрыто демонстрирует, ничего не решат. Если они и могут что-то задержать, но не смогут повернуть вспять.

Катерина Прокофьева: Сейчас идут разговоры о том, что будет тема и о безвизовом режиме.

Рубен Меграбян: Во всяком случае, об этом разговор тоже шел и говорилось, что диалог на эту тему начнется буквально с началом следующего, 2018 года. Я предполагаю, что это решаемый вопрос.

Катерина Прокофьева: Насколько это вероятно?

Рубен Меграбян: Это будет зависеть от того, насколько Армения выполнит те обязательства, которые необходимы для того, чтобы этот режим работал. Во всяком случае, со стороны Европейского союза мы эту готовность видим, желание со стороны Армении мы также видим, остается уже эти два потока состыковать.

Катерина Прокофьева: А как Армения собирается имплементировать все эти пункты, которые прописаны в соглашении?

Рубен Меграбян: Все будет зависеть от того, насколько граждане Армении осознают, что это договор не Сержа Саргсяна или Эдварда Налбандяна, – это договор для каждого из нас, это договор, подписанный для наших детей, внуков и для нас самих, и мы все являемся бенефициарами этого соглашения, и эта имплементация будет работать на каждого из нас. Если оставлять это только лишь на усмотрение власти, то мы видели, как власть выполняла – причем не только нынешняя, но и предыдущая – свои обязательства касательно Совета Европы. Мы видим, что она выполняла то, что устраивает ее, остальное она имитировала. Общество, конечно, протестовало против этого, причем весьма бурно, дело доходило и до того, что протестующих расстреливали в центре Еревана, мы это тоже видели, это был 2008 год.

Все было, но мы должны понимать, что этот договор позволяет перевести нашу государственность на новый уровень развития. И тут не нужно это соглашение персонифицировать или смотреть на него с конъюнктурной точки зрения. Возможности, которые открывает это соглашение, носят просто фундаментальный характер. Нужно понимать также, что это не все то, что заслужили Армения и армянская нация, – мы заслуживаем большего, и мы, естественно, добьемся большего со временем, но для начала нужно выполнить то, что мы можем выполнить. Я убежден в том, что то соглашение, которое подписали Армения и Европейский союз, и все, что там прописано на более чем трехстах страницах, вполне выполнимо. Это нужно сделать, это просто наш долг, и это предопределит дальнейший путь Армении.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG