Accessibility links

«Грузинские власти не послушают европейцев»


Глава миссии ЕС в Тбилиси Филипп Димитров

Глава миссии ЕС в Тбилиси Филипп Димитров

ПРАГА---У нас на линии прямого эфира из Тбилиси член Республиканской партии Грузии Леван Бердзенишвили.

Кети Бочоришвили: Я бы хотела спросить у вас вот о чем: ведь в первую очередь по рекомендации Брюсселя Тбилиси должен наладить деятельное сотрудничество с властями де-факто республик. Как вы думаете, в какой форме это должно выражаться, и пойдет ли на это Тбилиси?

Леван Бердзенишвили: Я должен сказать, что Тбилиси, конечно, в разное время по-разному подходил к этому вопросу, я имею в виду официальные заявления. Но в данном случае, когда на носу выборы в парламент Грузии, я не уверен, что грузинские власти будут гибко относиться ко всяким рекомендациям. И я думаю, что они будут держаться жесткой линии, в том числе и в требовании принятия грузинского гражданства со стороны лиц, которые пользуются, так сказать, медицинскими услугами в Тбилиси. Так как это выгодно в экономическом плане, но я не уверен, что у нас лучшая медицина в мире. Но, по крайней мере, я абсолютно уверен, что рекомендации ЕС не будут выполнены в ближайшее время ни в каких направлениях. К сожалению, грузинские власти раньше тоже говорили Леван Бердзенишвили

Леван Бердзенишвили

о мирном решении конфликта, а думали о войне. И я сам был очень удивлен, будучи членом грузинского парламента, когда мне в лицо говорили члены большинства, что то, что отнято войной, невозможно вернуть мирным путем. Так что они готовили войну очень давно. Я абсолютно уверен, что грузинские власти не послушают европейцев, по крайней мере, в течение пяти месяцев.



Кети Бочоришвили: Батоно Леван, а что касается торговли и свободного передвижения. Ведь совсем недавно страсти бушевали даже вокруг непонятно как возродившейся темы реанимации эргнетского рынка, и вы знаете, что за этим последовало. То есть она жива, эта тема. На ваш взгляд, есть ли возможность наладить цивилизованную, а не контрабандную, конечно, торговлю между конфликтующими частями Грузии?

Леван Бердзенишвили: Такая возможность, конечно, есть. Просто грузинские власти во время выборов, или перед ними не готовы на конструктивные шаги. После – может быть, но сейчас будет националистическая риторика, и в этом отношении, я не уверен, что что-то будет сделано с точки зрения восстановления торговых связей. Особенно это касается Южной Осетии, потому что с абхазской стороны вообще никаких перспектив в данный момент не предвидится. А что касается эргнетского…

Кети Бочоришвили: Хотя, простите, Анкваб говорил о том, что, в общем, не исключена торговля.

Леван Бердзенишвили: Я знаю, что говорил господин Анкваб, но я также знаю, что говорил господин Саакашвили, который, кстати, сказал, что его не должны хоронить, как доброго христианина, а должны сжечь и развеять на грузино-абхазской границе. Так что это никак не похоже на то, что он готов на переговоры или какие-то отношения с Анквабом. Я должен сказать, что это очень хорошие рекомендации, но моя партия рекомендовала то же самое десять лет тому назад, и нас никто тогда не слушал. К сожалению, европейские рекомендации, выраженные даже в такой мягкой форме, как это искусно сделал господин Филипп Димитров, его критические замечания по поводу грузинских так называемых независимых судей, его критические замечания по поводу грузинской прессы и т.д., не будут услышаны. (Кстати, господин Димитров завтра будет выступать в Тбилисском университете, у него будет много встреч, он очень активизировался в последнее время.) Но я абсолютно уверен, что грузинские власти сейчас не готовы на конструктивный диалог.

Кети Бочоришвили: То есть этому документу грозит судьба остаться простой формальной бумажкой, какова судьба, собственно, была у многих подобных предыдущих документов.

Леван Бердзенишвили: Знаете, не только этому документу, который, я думаю, не самый важный, который мы когда-либо читали. Даже такого важнейшего документа Европейского союза и всей Европы, каким является работа госпожи Тальявини, в Грузии ожидало полное неприятие и полный отказ, так сказать. Потом объяснили, что там не то написано, а совсем другое и т.д. А господин Димитров никогда не был замечен в острых, критических выступлениях против грузинских властей. Он человек мягкий, дипломатичный, бывший, так сказать, чиновник, бывший премьер-министр Болгарии и т.д. Очень хороший и добрый человек. Вот ему и скажут, что «ты хороший, мы это все услышали, мы, конечно, это и сделаем, но не сейчас».
XS
SM
MD
LG