Accessibility links

Кадыров – будущий глава Ингушетии?


Существует вероятность, что Рамзану Кадырову Ингушетия обещана, и он ее получит в сентябре нынешнего года

Существует вероятность, что Рамзану Кадырову Ингушетия обещана, и он ее получит в сентябре нынешнего года

ПРАГА---Продолжаем тему. В прямом эфире в студии находится главный редактор радио "Эхо Кавказа" Андрей Бабицкий.

Дэмис Поландов: Андрей, российские СМИ утверждают, что в преддверии Олимпиады северокавказские республики ждут большие, глобальные перемены. Речь идет о том, что практически все главы республик Северного Кавказа, кроме Рамзана Кадырова, могут лишиться своих постов. Как вы считаете, имеют ли смысл такие резкие движения за год до Олимпиады?

Андрей Бабицкий: Я считаю, что, конечно, никакого смысла в этом нет, а самое главное – это, в общем, неосуществимо, т.е. это не сделает ситуацию на Северном Кавказе более безопасной. Я очень хорошо понимаю намерения оградить Кавказ стеной, непроницаемой для террористов, чтобы они не двинулись в сторону Сочи. Вместе с тем мне представляется абсолютно невозможным вариант найти для каждой северокавказской республики своего Кадырова. Во-первых, это невозможно потому, что Кадыров – есть дитя войны, ее продукт, и ситуация в Чечне, в общем, – следствие тяжелой многолетней войны. Там установлен военно-полицейский режим, который фактически отрицает и давит все те свободы, которые, в общем, есть у остальных северокавказских субъектов, потому что мы имеем в лице России сегодня такой авторитарный режим, степень мягкости которого варьируется от территории к территории, но, в общем, нельзя сказать, что это какая-то сумасшедшая диктатура, а Чечня - это диктатура, гетто, которое живет по своим внутренним законам. Я могу сказать, что, конечно, народ с таким потенциалом мятежности, как чеченский, видимо, мог быть обездвижен только такими методами – действие равно противодействию. Если сейчас попробовать поменять социально-политический рельеф в соседних республиках, я уверен, что это приведет к катастрофическим последствиям. Люди не согласятся, чтобы их точно так же унижали, чтобы лишали тех элементарных прав, которые они сегодня имеют.


Дэмис Поландов: Андрей, понятно, что вопросы безопасности проведения Олимпиады для России сегодня на первом месте. Если говорить о каких-то серьезных изменениях, то, скорее всего, речь идет о том, что в каких-то конкретных регионах вопросы безопасности не решены – допустим, в Карачаево-Черкесии или в Кабардино-Балкарии есть подполье, которое угрожает Олимпиаде. Или все-таки каким-то образом эта реальность немного изменилась за последние годы, т.е., насколько успешны главы северокавказских республик в решении именно этой проблемы – проблемы террористической активности?

Андрей Бабицкий: В общем, достаточно успешны. Террористическая активность сходит на нет. По итогам каждого года можно смотреть цифры, и это очень хорошо видно. В общем, можно сказать, что на самом деле проблему северокавказского подполья как системного, глобального сопротивления, мне кажется, удалось решить давно. Эта угроза смещена на глубокую периферию, но тем не менее оценивать ее потенциал довольно сложно. Все-таки террористическая деятельность имеет свою специфику, и полностью исключить возможность того, что какой-нибудь террорист-смертник, которого готовит другой террорист-смертник, и информация крайне узка и ограничена для каких-то афилированных с этим участком подполья групп, что он не проникнет и не подорвет какой-то объект на Олимпиаде вместе с людьми, я бы не стал этого гарантировать на 100%. На мой взгляд, любой подрыв – может быть выпущено 20-30 человек, если хотя бы один из них достигнет цели, – будет означать срыв Олимпиады. Это, конечно, для России - катастрофа. Поэтому я понимаю намерения обезопасить, но считаю методы, которые разрабатываются или предлагаются, абсолютно безумными, только ухудшающими ситуацию.

Дэмис Поландов: Что вы имеет в виду под методами? Вы сейчас имеете в виду увольнения губернаторов?

Андрей Бабицкий: Да, я имею в виду попытку найти некий кадыровский типаж, который взял бы в военно-полицейские рукавицы каждую потенциально опасную республику, которая может выслать своих террористов на Олимпийские игры.

Дэмис Поландов: Андрей, а что вы думаете об этих объединительных проектах? На Северном Кавказе любят поговорить о том, что Рамзан Кадыров пытается подмять под себя все регионы Северного Кавказа и создать такую Кавказскую республику. Как вы считаете, насколько серьезны подобные перспективы?

Андрей Бабицкий: Я думаю, что абсолютно несерьезны. Даже Хлопонин, заявление которого имел в виду наш обозреватель Мурат Гукемухов, высказался очень осторожно, сказав об экономическом объединении, наверное, имея в виду, что должны как-то более активно складываться экономические связи между регионами. Я думаю, что если говорится о каких-то объединительных тенденциях, то речь идет, прежде всего, о Чечне и Ингушетии. У меня есть ощущение, что, вполне вероятно, Рамзану Кадырову Ингушетия обещана, и он ее получит в сентябре нынешнего года, когда в Ингушетии пройдут выборы.

Дэмис Поландов: А каким образом это может быть, т.е. Евкурова, допустим, убирают и приводят какого-то другого человека?

Андрей Бабицкий: Я думаю, что какая-то промежуточная фигура, потому что сразу вот так вот – "на, Рамзан, тебе целую республику", такого, конечно, не произойдет. Должен быть какой-то переходный период, должен появиться какой-то местный ингушский руководитель, который этот процесс сближения, а потом и слияния начнет и доведет до конца.

Дэмис Поландов: В этом есть какая-то юридическая процедура, должны быть проведены референдумы. А как вы считаете, если честно проводить эти референдумы, подобное объединение состоялось бы?

Андрей Бабицкий: Очень сложно сказать. Кадырова в Ингушетии и боятся, и вместе с тем есть такая очарованность сильной рукой, этими жесткими методами управления, поскольку очень многим ингушам нравится, что чеченцев убивают сами "кадыровцы", а не какие-то пришлые. Возможно, они хотели бы, чтобы и у них сложился такой же порядок.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG