Accessibility links

Рамаз Сакварелидзе: «Все тайное станет явным»


Грузинский политолог Рамаз Сакварелидзе

Грузинский политолог Рамаз Сакварелидзе

ПРАГА---Продолжаем тему в прямом эфире. У нас на связи из Тбилиси политолог Рамаз Сакварелидзе.

Дэмис Поландов: Сегодня прошла первая большая пресс-конференция премьер-министра, на которой он ответил на множество вопросов из самых разных областей, но я выделил две темы, которые, на мой взгляд, будут иметь последствия. В первую очередь я говорю о заявлении Ираклия Гарибашвили о сотнях пропавших без вести, многие из которых, по словам премьера, были ликвидированы. Как вы оцениваете эти слова?

Рамаз Сакварелидзе: Дело в том, что, к сожалению, для населения Грузии и вообще для ее истории многое в деятельности этих молодых политиков оставляет криминальный след, и имевшие место правонарушения пока до конца не расследованы. К сожалению, правонарушения заключались не только в том, чтобы отнять имущество или что-либо другое, речь шла и о жизни людей. Поэтому заявление Гарибашвили ассоциируется с вполне конкретными процессами: уйма пропавших во время разгона демонстраций, есть пропавшие во время каких-то имитированных столкновений различных вооруженных групп и т.д. Я надеюсь, что вскоре все тайное станет явным, но в сознании грузинского населения больше ожиданий того, что подтвердятся эти подозрения, чем того, что их опровергнут.


Дэмис Поландов: А почему этот процесс идет так долго? Если речь идет о сотнях пропавших без вести людей, которых ликвидировали, то уже почти полтора года, как «Грузинская мечта» пришла к власти, почему этот вопрос не поднимался раньше?

Рамаз Сакварелидзе: Дело в том, что огромная цепь правонарушений, которая существовала, начиная с прокуратуры, заканчивая полицией, проходит через эти структуры, которые пока остаются практически теми же, что были раньше. Их состав существенно не изменился, и эти изменения происходят медленно. На эту медлительность народ-то реагирует, но, в принципе, понять тоже можно, т.к. в спешке можно наломать много дров и получить такой же результат – новую диктатуру, уже во имя справедливости. Поэтому замедление этого процесса, наверное, можно понять.

Дэмис Поландов: Вторая тема, батоно Рамаз, – это заявление Гарибашвили о Вано Мерабишвили, который, как сказал премьер, «сидит и будет сидеть». Не кажется ли вам, что говорить такие вещи чиновнику во время процесса равносильно оказанию давления на правосудие?

Рамаз Сакварелидзе: Там был иной текст. Дело в контексте, и таких грехов немало в грузинской действительности. Там речь шла о том, что Мерабишвили вывозили из тюрьмы, и просто была фраза вслед за этим, что он и тогда сидел, и сейчас будет сидеть.

Дэмис Поландов: Ну, в принципе, это двусмысленная фраза. Мне кажется, что «Нацдвижение» воспользуется этим и будет говорить об оказании давления.

Рамаз Сакварелидзе: Ну, «Нацдвижению» в активности не откажешь.

Дэмис Поландов: Как вы оцениваете заявление Гарибашвили о том, что «Нацдвижение» он не рассматривает как оппозицию?

Рамаз Сакварелидзе: Я бы на его месте уточнил эту фразу, потому что, соглашусь с вами, остается двусмысленность. Я бы расшифровал эту фразу следующим образом: тут речь идет о нарушениях, а не о политической ориентации, т.е. «Нацдвижение» неприемлемо не потому, что они являются оппонентами, а потому, что они являются нарушителями закона.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG