Accessibility links

Рамаз Сакварелидзе: «Конституцию создавал Саакашвили для себя»


Грузинский психолог и политолог Рамаз Сакварелидзе

Грузинский психолог и политолог Рамаз Сакварелидзе

ПРАГА---Продолжаем тему в прямом эфире с психологом, политологом Рамазом Сакварелидзе из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: В свое время предыдущие власти, готовя почву для премьерства Михаила Саакашвили, хорошо постарались, чтобы урезать полномочия президента, а то, что происходит сейчас в отношении Маргвелашвили, похоже на стремление оставить президента вообще без всяких функций. К чему все это может привести и в конституционном плане, и в плане престижа страны? Вообще, как можно уважать страну, в которой правительство не уважает выбранного народом президента?

Рамаз Сакварелидзе: Трудно спорить, что это проблематично, но есть и другой аспект. Дело в том, что Конституцию создавал Саакашвили своей железной рукой и для себя. То есть он, став премьер-министром, смог бы действовать свободно, но хотел сохранить и определенную власть за президентом, потому что в то время не было ясно, на какую сторону выгоднее перейти. Эта конституциональная недоработанность разделения полномочий сейчас дает о себе знать. Поэтому я бы обвинил в первую очередь не отдельных личностей, а обвинил бы Конституцию, которая не разделила четко функции и заставляет людей бороться за свои функции, так сказать, голыми руками.

Кети Бочоришвили: Батоно Рамаз, взять хотя бы тот пример, когда подписать соглашение с Евросоюзом должен был президент, что было четко прописано, а подписал премьер-министр, в таких случаях это ведь явное перетягивание одеяла…

Рамаз Сакварелидзе: Нет, в Конституции не было четко расписано. В Конституции были указаны и премьер, и президент. На обоих возлагалась эта функция – в этом вся проблема. Поэтому обе стороны могли ссылаться на Конституцию.

Кети Бочоришвили: Тем не менее мы видим, что Маргвелашвили не собирается сдавать позиции. Он популярен в народе, много ездит, его хорошо встречают. Это то, чем должен отвечать сейчас президент на такую политику, или ему лучше уйти в тень и не вступать в открытую войну со своим правительством?

Рамаз Сакварелидзе: Честно говоря, мне трудно предсказать, как будут развиваться события, т.е. есть ли у Маргвелашвили юридический потенциал для того, чтобы защитить свои полномочия. Но все-таки та линия, при которой он не входит в конфронтацию – ни словесно, ни действиями, – наверное, наилучшая, а остальное покажет будущее. Во всяком случае, сейчас идет как бы налаживание конституциональных функций, и когда они не налажены юридически, вступают в силу уже психологические и личностные факторы.

XS
SM
MD
LG