Accessibility links

«Армия вне политики должна быть»


По мнению некоторых югоосетинских военнослужащих, создание Военного совета является предвыборным ходом

По мнению некоторых югоосетинских военнослужащих, создание Военного совета является предвыборным ходом

В Южной Осетии создан Военный совет при Министерстве обороны. Соответствующий указ подписал президент Леонид Тибилов. Председателем совета назначен исполняющий обязанности министра обороны Ибрагим Гассеев.

Как сообщает пресс-служба Минобороны Южной Осетии, уже утвержден состав нового коллегиального органа. В Военный совет вошли заместители министра обороны, командиры подразделений, начальники управлений и служб. Всего в совете будет 13 членов – 11 от Минобороны и по одному представителю президента и правительства республики.

Председатель Военного совета Ибрагим Гассеев отметил, что им предстоит «определять важнейшие вопросы, касающиеся вооруженных сил МО РЮО, он должен способствовать повышению боеготовности, боеспособности органов управления и подразделений вооруженных сил, максимально содействовать выполнению предназначенных задач по обороне и обеспечению безопасности государства».

Моих собеседников из числа военнослужащих Минобороны Южной Осетии новость застигла врасплох и вызвала некоторое недоумение. Те, с кем мне удалось поговорить, скептически отнеслись и к самому совету, и к фигуре его председателя. Ибрагиму Гассееву 38 лет. Карьерному взлету он обязан экс-президенту Эдуарду Кокойты, отправившему Гассеева на учебу в Россию и одарившему званием генерала, едва тому исполнилось 30 лет. В кресле заместителя министра обороны Гассеев сидит с 2004 года. После отставки Валерия Яхновца в декабре 2015 года Гассеев исполняет обязанности главы оборонного ведомства.

По мнению некоторых моих собеседников, создание Военного совета – предвыборный ход. «Экс-президент Кокойты и Тибилов заключили предвыборный альянс, и в реализации интересов Кокойты и Тибилова фигура Гассеева – одна из ключевых», – считают они.

Мои собеседники отмечают, что в разгар дискуссий, разгоревшихся вокруг подписания дополнительного соглашения по линии Минобороны, Ибрагим Гассеев выступал против объединения вооруженных сил РЮО с российскими, настаивая на сохранении «маленькой, но боеспособной югоосетинской армии».

Участники обороны Цхинвала в 2008 году рассказали мне, что, «кроме неуемных амбиций, за плечами Гасееева нет опыта ведения боевых действий, он не является боевым офицером, и среди воевавших в 2008 году сотрудников подразделений Минобороны к Гассееву отношение не самое серьезное». «Оставив военнослужащих в августе 2008 года в Цхинвале, сам Гассеев благополучно перебрался в Джаву вместе с Кокойты. Максимум, на что он способен, – это проводить парады и произносить пафосные речи в генеральском мундире. Ничего конкретного в жизни офицерского состава он не изменил в лучшую сторону, наоборот, все сводится к его личным амбициям», – сообщили мне сотрудники Минобороны на условиях анонимности.

Мои собеседники вспомнили и скандальную историю, когда в 2011 году Гассеев со своими подчиненными окружил здание парламента республики и требовал от спикера Станислава Кочиева изменить Конституцию «под Кокойты», чтобы политик смог баллотироваться в президенты в третий раз. Вызывает вопросы и деятельность возглавляемого Гассеевым фонда «Патриот», созданного в июле 2010 года, куда были вложены миллионы рублей. Председателем фонда «Патриот» был избран Ибрагим Гассеев, а почетным председателем – Эдуард Кокойты. Тогда Ибрагим Гассеев, рассказывая о целях и задачах фонда, также говорил о повышении боеспособности югоосетинской армии, объяснив необходимость создания фонда сокращениями в рядах вооруженных сил:

«Вооруженные силы Южной Осетии в настоящее время находятся в состоянии реформирования и перехода на новые организационно-штатные структуры... Некоторые военнослужащие, достигшие предельного возраста пребывания на военной службе, будут уволены из рядов вооруженных сил, и фонд «Патриот» создается с целью оказания всесторонней помощи всем военнослужащим, семьям погибших».

Сегодня я созвонилась с экс-министром обороны и бывшим секретарем Совбеза Южной Осетии Анатолием Баранкевичем. Он принимал активное участие в отражении грузинской агрессии в августе 2008 года. Генерал-лейтенант ВС РЮО пояснил мне, что в Министерстве обороны России и в военных округах всегда создавались военные советы. По его мнению, «задачи, перечисленные югоосетинскими военными, позаимствованы из российского опыта, вопрос в том, как они будут использовать этот опыт». Говорит Анатолий Баранкевич:

«Задачи Военного совета – укрепление вооруженных сил. Заседания совета проводятся постоянно, рассматриваются вопросы становления, развития вооруженных сил. В ведение Военного совета входят вопросы финансирования, обеспечения, кадровый подбор, боевая подготовка. Много вопросов можно решать, вызывать на Военный совет, воспитывать военнослужащего, обучать, направлять в нужное русло – вот этим должен заниматься Военный совет. Идти ли военным в политику? Армия вне политики должна быть. Военный совет должен заниматься по своему плану, укреплять войска».

Анатолий Баранкевич считает, что сложившаяся в Южной Осетии ситуация позволяет вырабатывать совместные решения и «коллегиальность – это хорошо»:

«Один человек не должен принимать решения. Обязательно в Минобороны должен быть такой совет, это подспорье. Когда-то было нужно, чтобы была твердая командирская направленность, обстановка вынуждала, чтобы не было никаких разночтений, а сейчас вырабатываются совместные решения, ситуация пока позволяет, и это нужно для развития вооруженных сил».

Эксперты обращают внимание на то, что ничего не сообщается об источниках финансирования Военного совета: предусмотрены ли средства в республиканском бюджете или все расходы, связанные с его деятельностью, опять будут возложены на плечи российского налогоплательщика.

Лидер Компартии Южной Осетии Станислав Кочиев сомневается, что у республики есть собственные средства на новый военный орган:

«Есть ли у республики собственные деньги на армию? Денег, конечно, нет, но я думаю, видимо, руководство, которое приняло это решение и учредило этот совет, знает, откуда будет финансировать этот Военный совет».

В ближайших планах совета – учреждение медали Героя Южной Осетии имени первого министра обороны республики Валерия Хубулова. Члены Военного совета уже обсудили, каким должен быть знак отличия, который разрабатывается Министерством обороны.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG