Accessibility links

Тенгиз Джопуа: «У нас нет институтов, которым может доверять общество»


Председатель политической партии «Айнар», адвокат Тенгиз Джопуа

Председатель политической партии «Айнар», адвокат Тенгиз Джопуа

В Абхазии вновь активизировались споры вокруг соглашения о создании российско-абхазского Информационно-координационного центр органов внутренних дел. Документ, уже поступивший в парламент республики, вызвал серьезные опасения в обществе. Свои претензии к проекту имеются у партии «Айнар», лидера которой – адвоката Тенгиза Джопуа – мы пригласили в нашу рубрику «Гость недели».

Изида Чаниа: Тенгиз, что вас смущает?

Тенгиз Джопуа: Что вообще произошло с этим документом... Этот документ, в принципе, обо всем и одновременно ни о чем. Они убрали острые моменты, причем они их умело спрятали.

Изида Чаниа: Какие?

Тенгиз Джопуа: В данном случае, привилегии были спрятаны под ссылку на Венскую конвенцию. Бог с ними, с привилегиями, – у нас во всех соглашениях с Россией Венская конвенция распространяется на должностных лиц подразделений, которые создаются, и на членов их семей. Помимо этого, сложные вопросы были в отношении количества – 20 человек. Они указали предельную численность личного состава этого центра. Сложности были и в отношении оперативно-розыскной работы.

Изида Чаниа: Давайте по порядку. Сложности по поводу численного состава: первоначально предполагалось 700 человек, потом было 400 человек и в конечном итоге дошли в результате торгов до 20-ти.

Тенгиз Джопуа: Да, 20 человек, но в этом соглашении есть такой пункт – 11-я статья, которая позволяет органам внутренних дел Российской Федерации и органам внутренних дел Республики Абхазия самостоятельно, без вмешательства парламента принимать дополнительные протоколы и расширять функционал этого соглашения. Статья 11 гласит: «По взаимному согласию сторон в настоящее соглашение могут вноситься изменения, которые оформляются отдельными протоколами и являются его неотъемлемой частью». Это первая часть статьи 11, т.е. это означает, что статьи этого соглашения на данный момент носят несколько декларативный характер. В последующем эти статьи могут быть детализированы, и будут вноситься изменения в само соглашение уже без ведома парламента. Т.е. если в соглашении указано, что предельная численность личного состава этого центра составляет 20 человек, то через год неожиданно для нас между МВД России и Абхазии может быть подписан дополнительный протокол, в котором они укажут, что в целях реализации оперативных задач на территории Республики Абхазия необходимо расширить штат, и он может дойти до 30, 40, 50-ти.

Изида Чаниа: Насколько расширить?

Тенгиз Джопуа: Это они уже сами решат, без нас.

Изида Чаниа: Кто «они» без нас решат – это решат совместно структуры МВД Абхазии и МВД России?

Тенгиз Джопуа: МВД России.

Изида Чаниа: А под «нами» вы понимаете парламент?

Тенгиз Джопуа: Под «нами» я понимаю общество или парламент. Мы не против этой статьи – единственное, что мы просим, чтобы любые изменения, которые будут вноситься в настоящее соглашение, проходили соответствующие процедуры в парламенте.

Изида Чаниа: У кого просите?

Тенгиз Джопуа: Мы просим парламент.

Изида Чаниа: Т.е. вы обращались к парламенту?

Тенгиз Джопуа: Нет, мы не успели обратиться к парламенту. Проблема заключается в том, что в день последнего обсуждения, если вы помните, были назначены парламентские слушания по этому документу. Мы туда пришли, я лично там присутствовал, были и представители других организаций, у нас были готовы некоторые поправки, предложения, но неожиданно для нас эта тема была перенесена, хотя изначально спикер заявил, что сегодня на повестке дня стоят два вопроса: первый вопрос был по паспортизации, тогда присутствовал министр внутренних дел, и второй вопрос по ИКЦ. Но после нашего прихода, не знаю, по каким необъяснимым причинам, вопрос отложили. К тому моменту у нас были готовы дополнения – я бы даже не сказал поправки, они были просто дополнениями.

Изида Чаниа: К положению или соглашению?

Тенгиз Джопуа: И к самому соглашению, и к положению тоже.

Изида Чаниа: Но вы их не оставили депутатам парламента...

Тенгиз Джопуа: Мы их там не оставили. К этому моменту вопрос был перенесен, и мы посчитали, что нет необходимости там их озвучивать. Когда будут последующие слушания, мы думаем там высказать свою позицию. У нас принципиальная позиция фактически по двум вопросам. В положении нас смущает один момент: основные задачи центра – это 2-й раздел или 2-я статья. В самом Положении «Основные задачи центра», пункт 2.

Изида Чаниа: «Основные задачи центра», и что там?

Тенгиз Джопуа: «Основные задачи центра», статья 7-я, пункт «В»: «Основными задачами является сбор, обобщение, анализ информации в области борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений». Дело в том, что сама оперативно-розыскная деятельность – это, по сути, сбор, обобщение и анализ оперативной информации. Мы согласны со всем перечнем этих задач, но мероприятия по реализации пункта «В» мы хотели бы несколько ограничить, чтобы у нас в последующем не возникло каких-либо проблем в ситуации, что реализация этого пункта перейдет за грань, когда уже их мероприятия превратятся в оперативно-розыскную деятельность.

Изида Чаниа: Каким образом они могут превратиться в розыскную деятельность? Сбор, обобщение, анализ...

Тенгиз Джопуа: Ну, сбором, обобщением, анализом информации занимаются также и журналисты. Но, с другой стороны, когда этим занимаются оперативные подразделения, там очень сложно сохранить грань между сбором, обобщением информации, которая не вмешивается в компетенцию законной оперативной деятельности. Потому что основные приемы оперативно-розыскной деятельности, по сути, и являются сбором и обобщением информации – это опросы, наведение справок, осуществление запросов и т.д. По сути, все приемы, которые там изложены, и есть сбор информации, просто различными способами вы их собираете. Если это сбор и обобщение, анализ информации, которую этот центр получает от других правоохранительных органов Республики Абхазия, обобщает ее и анализирует, тогда мы с этим согласны.

Изида Чаниа: Т.е. вы предлагаете и сюда внести какую-то поправку. Какую?

Тенгиз Джопуа: Да, небольшое дополнение, что реализация указанных задач не должна выходить за определенные рамки и попадать под компетенцию закона Республики Абхазия «Об оперативно-розыскной деятельности». Т.е. мы здесь хотим добавить, что реализация этих задач не означает, что данный центр обладает правом реализации оперативно-розыскной деятельности на территории Республики Абхазия. Это некий такой защитный механизм для общества. Если в последующем кто-то будет собираться вносить изменения в этот документ, эти поправки, я думаю, можно просто провести через парламент. Но в том варианте, в котором он сейчас, это дополнение, на наш взгляд, просто необходимо. Вот это наши две основные принципиальные позиции по этому вопросу. Были еще и дополнительные: у нас были некоторые вопросы по имуществу – не очень принципиальные, а также у нас были вопросы в отношении закона о государственной тайне. Фактически мы внутри страны даем возможность допуска к информации иностранному органу, – насколько этот вопрос тоже будет урегулирован. Как бы иронично к этому ни подходили, тем не менее, если они делают запрос в правоохранительные органы – неважно какие: органы Госбезопасности или Министерство внутренних дел, – у нас есть закон Республики Абхазия, который ограничивает распространение информации. Какую информацию можно дать этому центру, а какую информацию нельзя давать, – это тоже вопрос не совсем выясненный.

Изида Чаниа: Может быть, это регламентируют какие-то другие законы?

Тенгиз Джопуа: Нет, в самом соглашении ничего не указано, а у нас национальное законодательство, которое регламентирует это, практически отсутствует. И еще один момент, на который мы хотели бы обратить внимание – я тоже считаю его очень важным: дело в том, что вся правоохранительная деятельность на территории Республики Абхазия осуществляется под надзором органов прокуратуры. Это важная вещь, потому что оперативно-розыскные мероприятия связаны с ограничением законных прав и интересов наших граждан. В некоторых случаях некоторые мероприятия правоохранительные органы не могут проводить без разрешения суда. Надзор у нас осуществляется прокуратурой. Создание почти что правоохранительного органа – наднационального, – если над ним отсутствуют какие-либо надзорные органы, мы считаем не совсем правильным. Мы не просим, чтобы прокуратура осуществляла надзор за деятельностью этого центра, а предлагаем дать эту возможность нашему парламенту, чтобы он время от времени, когда возникает в этом необходимость, мог затребовать информацию о деятельности этого центра. Судя по этому соглашению, этот центр готовит ежегодные отчеты, и на наш взгляд, тоже было бы вполне разумно, если бы центр эти отчеты предоставлял парламенту. Таким образом, парламент хотя бы понимал целесообразность существования этого центра, насколько его работа эффективна и т.д. Это основные вопросы, которые нас беспокоят. По сути, их фактически три: это дополнения в статью 11, связанные с отдельными протоколами; дополнения в протокол в части задач центра, где четко нужно указать, что центр не обладает правом реализации оперативно-розыскных мероприятий; и, третье, дать возможность надзора за деятельностью этого центра парламенту страны.

Изида Чаниа: Почему вы уверены, что парламент проигнорирует все эти три пункта, если вы еще не подавали их в парламент, если вы не обращались в парламент с этим?

Тенгиз Джопуа: Почему у нас возникло такое опасение? Дело в том, что мы подготовили, вполне цивилизованно, свои предложения в день этого обсуждения. Обсуждение было открытым – так было заявлено, и мы посчитали возможным прийти на это обсуждение. Я считаю, что это вполне цивилизованный подход. Там были представители «Айнара» и еще одного общественно-политического движения, но жаль, что не было других политических партий, организаций, потому что это очень важный вопрос и каждый мог высказать свое мнение. Возможно, мы высказали бы какие-то аргументы, может быть, нас услышали, может быть, нет, – в любом случае было бы обсуждение. Когда мы пришли, неожиданно для нас повестка дня резко изменилась, и у нас возникли некоторые опасения. К сожалению, мы уже немного научены горьким опытом с этими соглашениями и подумали, что, возможно, это новая попытка протащить этот документ, если говорить честно и откровенно.

Изида Чаниа: Т.е., по сути дела, вы говорите просто об элементарном недоверии: мы не доверяем исполнительной власти, мы не доверяем депутатам, мы не доверяем прокуратуре и МВД, журналистам, оппозиции – всем не доверяем. Получается так.

Тенгиз Джопуа: Почему эти дополнения вносим... Потому что у нас, если говорить честно, нет доверия фактически к МВД. Если бы у нас было абсолютно полное доверие к госструктурам и, в частности, к МВД, – над МВД осуществляют надзор органы прокуратуры, следовательно, не надо было бы вносить изменения по парламенту, если бы мы им доверяли в полной мере и были бы уверены, что не будет никаких сползаний в сторону старого варианта документа, то мы не требовали бы...

Изида Чаниа: Значит, МВД вы не доверяете, а парламенту доверяете?

Тенгиз Джопуа: Очень сложный вопрос...

Изида Чаниа: А вообще, есть у нас структура, которой вы доверяете?

Тенгиз Джопуа: Я думаю, что в данный момент у нас в стране нет таких институтов, которым может доверять наше общество. К сожалению, это факт. У нас официальные, формальные институты государства – органы государственной власти, и к ним доверия нет.

Изида Чаниа: К оппозиции тоже нет...

Тенгиз Джопуа: К оппозиции, политическим институтам тоже доверия нет.

Изида Чаниа: К общественным организациям – нет, к НПО – нет. Это проблема.

Тенгиз Джопуа: Да, это большая проблема.

Изида Чаниа: Т.е. наше общество, получается, не доверяет самому себе.

Тенгиз Джопуа: Нет, недоверие к тем институтам, которые регулируют...

Изида Чаниа: Но эти институты – это мы сами...

Тенгиз Джопуа: Поэтому мы говорим, что в стране системный кризис. Я бы не сказал, что общество – это те же институты. Общество вообще на данный момент несколько отстранилось от деятельности. Институты стали более чем ангажированными. У нас даже неформальные институты – Совет старейшин Абхазии, церковь – тоже в какой-то связи с политикой. Это проблема. Поэтому у нас нет авторитетов в обществе.

Изида Чаниа: Ну, их нет, а есть ли выход?

Тенгиз Джопуа: Выход всегда есть. Мы думаем, что нам нужно будет переформатировать, во-первых, политическую систему страны, и это обязательное условие. У нас других вариантов решения проблемы нет, потому что нельзя концентрировать власть в одних руках. У нас это большая проблема.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG