Accessibility links

ПРАГА---Сегодня гости нашего «Некруглого стола» – эксперт по европейской политике Мамука Жгенти и журналист, главный редактор интернет-портала «Эйлат сегодня» Михаил Елигулашвили.

Кети Бочоришвили: Мамука, первый вопрос у меня к вам, как к эксперту и как к человеку, который временно живет и работает в Молдове – в стране, которая более двух лет назад получила право посещать европейские страны без виз. Что в реальности означает безвизовый режим, значит ли это, что на простого гражданина Грузии сразу обрушится манна небесная, ему нужно будет только купить билет, сесть в самолет и все мечты о хорошей жизни сразу сбудутся?

Мамука Жгенти: Очень интересно то, что случилось, очень хороший шаг в направлении сближения Грузии и Украины с Евросоюзом…

Кети Бочоришвили: Простите, я вас перебью: случилось уже? – многие просто не верят в это. Что-то еще может произойти до этого момента?

Мамука Жгенти: Во всех случаях, я уверен, что на 99,9% это свершится. Поэтому я уверен, что если не с 1 апреля, то, во всяком случае, в 2017 году безвизовый режим между Евросоюзом и Грузией и Украиной вступит в силу и наши граждане смогут пользоваться этой возможностью. Хотя вы правильно ответили в вашем же вопросе, это не значит, что за ночь ситуация и в Грузии, и в Украине радикально изменится и мы начнем жить по-другому. Хороший пример этому та же Молдова, где уже два года, как этот режим действует. Некоторое время назад, как вы знаете, были президентские выборы, на которых победил не тот кандидат, который как раз провозглашал и собирался проводить еще большую интеграцию Молдовы в Евросоюз, – победил пророссийский кандидат. Поэтому из этого тоже видно, что только безвизовый режим не решает тех проблем, которые очень важны для нашего населения.

Поэтому я и два, и четыре года назад, когда мы начали этот процесс, был против того, чтобы мы создавали какие-то ожидания, которые будут нереальными, и в восприятии граждан будут значить какие-то радикальные изменения. Еще раз повторю, что это очень хорошо, это поможет, во-первых, большему пониманию и европейских ценностей, и того, что творится в Западной Европе для наших граждан, но это не значит, что все наши граждане смогут без визы, без каких-либо процедур взять, поехать туда и начать работать, зарабатывать большие деньги, которыми они смогут обеспечить и себя, и свою семью в Грузии. Это обязательно нужно объяснить народу, и я, кстати, уже два года прошу наши власти, чтобы они организовали серьезную кампанию для того, чтобы объяснить, что это значит для граждан, как они могут этим пользоваться, какие последствия повлекут за собой, если, допустим, человек не будет иметь эту информацию и будет допускать ошибки. Но у нас еще есть время, до апреля, во всяком случае. Я еще раз призываю грузинские власти более серьезно этот вопрос взять под свой контроль.

Кети Бочоришвили: Т.е. сама процедура въезда в страны Евросоюза никак не будет облегчена. Точно так же человек должен иметь деньги на счету в банке, может быть, и всей семьей, как и раньше, его не впустят в страну, – все это ведь сохраняется, и любой таможенник сможет завернуть человека, который намерен въехать в страну Евросоюза, не объясняя даже причин…

Мамука Жгенти: Все те документы, которые нужны были гражданину Грузии, чтобы получить шенгенскую визу, с которой он шел в консульство одной из стран Шенгенского договора, эти документы он или она должны иметь при себе, когда будут пересекать границу. Но тут добавляется еще дополнительный фильтр в лице наших собственных таможенников и пограничников, потому что в первую очередь грузинские таможенники и пограничники должны проверять, есть ли у этого гражданина все те документы, который нужны будут ему для того, чтобы пересечь границу с Евросоюзом. Поэтому первый фильтр уже появляется в Тбилиси, т.е. на наших границах, и второй фильтр – это, конечно, таможенники и пограничники Евросоюза. По молдавской практике в процентном отношении очень малому количеству людей было отказано во въезде, которых без обоснования вернули назад, – я могу сказать, что это даже меньше одного процента.

Но еще раз повторю: это не значит, что поголовно всем, кому захочется, если у них нет ресурсов, нужных документов, обратного билета, чтобы вернуться назад, приглашения, если, допустим, он едет проходить какие-то медицинские процедуры и т.д., – вся эта документация обязательна для того, чтобы человеку была дана возможность въехать в Евросоюз. Самое главное, людям нужно объяснить, что это всего на 90 дней в течение 180 дней, т.е. каждые шесть месяцев человек может посещать Евросоюз в течение трех месяцев. Этот визит не дает никакого права там работать, но в то же время, если человек желает там работать и думает, что у него есть ресурс, чтобы его знания или практика были востребованы, он может поехать, за это время договориться, проходить консультации. То же касается и учебы – он может поехать, сдать экзамены и т.д. Но, во всех случаях, ему придется вернуться назад, пройти все процедуры, взять новую визу – рабочую или учебную – и потом уже снова вернуться в страну Евросоюза.

Кети Бочоришвили: Михаил, хочу спросить у вас. Граждане Грузии с марта 2014 года тоже получили право посещать Израиль без виз. О чем говорит двухлетний опыт таких поездок в Израиль?

Михаил Елигулашвили: Давайте так: отмена визового режима между Грузией и Израилем в любом случае – это позитивный шаг, который очень важен для двусторонних отношений. С другой стороны, мы сегодня имеем дело с огромным ростом грузинских туристов, которые приезжают в Израиль, т.е. если говорить о цифрах, то с 2013 года больше чем в два раза увеличился поток туристов из Грузии в Израиль. С другой стороны, мы сегодня имеем дело с тем, что проблема грузинских туристов, проблема тех людей, которые приезжают из Грузии в Израиль и остаются здесь для того, чтобы поработать, заработать денег и, соответственно, посылать эти деньги в Грузию, т.е. кормить семью, стала серьезной государственной проблемой, которая решается уже на уровне не только миграционной службы, но и израильского парламента. Если в 2012 году вообще не было зафиксировано ни одного заявления от граждан Грузии с просьбой остаться в Израиле и получить здесь какой-то статус, то в 2013 году таких заявлений было, по-моему, пять, в 2014-м – 50, а в 2016 году, до конца года таких заявлений, по информации миграционной службы Израиля, ожидается около пяти с половиной тысяч, т.е. это число выросло в десятки раз.

Соответственно, на сегодняшний день та же миграционная служба обратилась к правительству Израиля с просьбой отменить инструкцию, которая разрешает гражданам другой страны оставаться в Израиле, подавать заявления с просьбой о статусе беженца и получать неприкосновенность на весь тот период, пока это заявление рассматривается. Можно понять отношение Израиля к этой проблеме по нескольким фактам. Приведу пример: около полугода назад приехала в Израиль группа грузинских паломников из 50 человек, которые сошли с самолета, сели в автобус, два дня ездили на какие-то экскурсии, были в Иерусалиме, проехались по всем святым местам, и после того, как двухдневная экскурсия закончилась, 45 человек из этих 50-ти напрямую отправились в миграционную службу и подали заявление с просьбой получить в Израиле статус беженца.

Речь идет не только о грузинских, но и об украинских беженцах. Украина и Грузия на сегодняшний день являются основными поставщиками таких заявителей, причем по цифрам граждан Грузии сегодня больше обращается с просьбой о предоставлении статуса беженца, чем граждан Украины, хотя, по идее, должно было быть наоборот. В результате, такая проблема существует, и государству как-то надо ее решать. Единственный путь решения, который мне представляется самым логичным, предложил человек по имени Ицик Моше, который возглавляет грузино-израильскую Торговую палату. Он просто предложил ввести официальные квоты на работу в Израиле для граждан Грузии. Это предложение из категории «если ничего нельзя сделать с проблемой, то надо просто расслабиться и получить удовольствие», – получить выгоду из всего происходящего, т.е. разрешить официально работу гражданам Грузии в Израиле, соответственно, проблема должна быть если не решена, то, как минимум, пригашена немного.

Кети Бочоришвили: Понятно, но пока действует этот закон, его не отменили, каков все-таки процент удовлетворения таких просьб о предоставлении убежища?

Михаил Елигулашвили: У меня нет точных цифр удовлетворения, но если я вам расскажу о самой системе, как это все происходит, то можно даже не дожидаться окончательного решения. Система выглядит так: человек, подающий заявление в миграционную службу о предоставлении статуса беженца, буквально с момента подачи этого заявления получает некоторую неприкосновенность на все время рассмотрения, т.е. до тех пор, пока не будет принято окончательное решение по его вопросу, он имеет право находиться в Израиле, и его никто отсюда не депортирует. Более того, государство прекрасно понимает, что, если человек здесь находится три, четыре, пять месяцев, а это может продолжаться и год, ему все это время нужно на что-то жить, нужно что-то есть и на что-то снимать квартиру, ему на это время дается т.н. виза А-5 (алеф 5), которая дает право на работу. Т.е. человек, подавший заявление, имеет право на работу, он имеет абсолютно официальный статус. Этот процесс происходит в основном или через какие-то посреднические конторы, или через адвокатов, т.е. все равно этим людям приходится платить какие-то деньги за то, чтобы пройти эту процедуру, но, в общем, они как минимум на год свою проблему решают.

Кети Бочоришвили: Мамука, а стоит ли гражданам Грузии надеяться на такие же условия в странах Евросоюза?

Мамука Жгенти: Знаете, есть что-то схожее между Израилем и Евросоюзом. На прошлой неделе были приняты решения насчет механизма приостановления безвизового режима, – это выглядит точно так же, как инициатива, которую миграционная служба внесла в правительство Израиля. Реально Евросоюз уже сталкивается с этой проблемой. Это меньше касается молдаван, хотя за последний год минимум 20 человек уехали в Евросоюз, а потом уже подали аппликацию на то, чтобы остаться и стать беженцем. Но у Евросоюза очень большая проблема с Западными Балканами – Боснией и Герцеговиной, Албанией, где уже давно действует безвизовый режим, и там очень большой процент людей, которые въезжают в Евросоюз, пользуясь безвизовым режимом, и уже находясь на месте, они просят убежища. Когда они просят убежища, там уже вступают в силу и договор Европейской конвенции по правам человека, и внутренние законодательства стран Евросоюза, поэтому там у них нет возможности сразу отправлять этих людей назад. Минимум один год, допустим, в Германии длится рассмотрение вопроса об убежище, поэтому, конечно, эта проблема существует, поэтому были приняты в последнее время эти решения.

Что касается Грузии, конечно, это от нас зависит, потому что если наши граждане будут пользоваться такой возможностью заезжать туда, а потом уже просить убежища, то это повлияет уже на других наших граждан и Евросоюз будет вправе приостановить действие безвизового режима, что в конечном итоге скажется на других наших согражданах. Поэтому это еще один фактор, к которому нам нужно подойти с большей ответственностью, и я думаю, что судьбы наших граждан в этом отношении будут во многом зависеть от нас самих – как правильно мы будем пользоваться этим режимом. Это очень важный вопрос, поэтому на этом этапе, я думаю, эти детали нужно очень хорошо разъяснить нашим гражданам, потому что то, что сейчас является очень хорошей новостью, и то, что даст нашим гражданам пообщаться с друзьями, партнерами, даст возможность больше ездить в Европу, узнавать о ней, о европейских ценностях и т.д., в то же время может обернуться какой-то проблемой уже для других, потому что наши неправильные действия могут в конечном итоге сказаться на других наших гражданах. Поэтому очень важно знать и потом уже правильно использовать все эти правила и процедуры.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG