Accessibility links

Полицейский vs журналист


Согласно статистике неправительственных организаций, за последние два года правонарушений с участием полицейских стало больше

Полицейский, которого журналист телекомпании «Иберия» Георгий Гасвиани обвиняет в избиении, временно отстранен от должности. По словам Гасвиани, служитель правопорядка угрожал оружием и нанес ему телесные повреждения в Боржоми в ночь на 19 декабря.

В город Боржоми Георгий Гасвиани ехал на семинар, посвященный защите прав человека. По дороге туда сам стал жертвой беззакония, говорит он. Его машину занесло, а люди, находившиеся в автомобиле неподалеку, решили, что Гасвиани умышленно попытался в них врезаться. Мужчин было трое, один из них оказался полицейским, рассказывает Георгий Гасвиани:

«Они даже не дали мне объяснить, что произошло с машиной. Он (полицейский) просто вышел из машины и начал меня бить, пока я пытался объяснить, что произошло. Я закрыл голову руками и прижался лицом к рулю, когда почувствовал, что он поднес к моей голове оружие. Потом они вытащили меня из машины и продолжили бить, я оказался на коленях. Я снова попытался объяснить, что я не местный, что ехал из Тбилиси, искал гостиницу и был журналистом».

Узнав об этом, продолжает он, мужчины поначалу немного успокоились, но потом снова продолжили – бить, оскорблять и угрожать. В конечном счете журналиста отпустили, правда, с условием, что он никому не расскажет о случившемся.

Георгий Гасвиани сразу обратился в правоохранительные органы. Дело возбудили по двум статьям – 126-й (насилие) и 333-й (превышение служебных полномочий госслужащим с применением насилия или оружия). Журналист прошел независимую экспертизу и сотрудничает с прокуратурой. Сегодня стало известно о том, что полицейского, которого Гасвиани обвиняет в нападении, временно отстранили от должности.

В офисе Народного защитника Грузии довольны этим решением. Теймураз Коридзе, глава регионального департамента аппарата омбудсмена, говорит, что было бы целесообразным поступать так всегда, когда в деле фигурируют полицейские – отстранять их от службы до завершения расследования. Однако так происходит далеко не всегда. По словам Коридзе, в аналогичных случаях дело, как правило, заводят очень оперативно, буквально по обращению, но дальше, как правило, расследование затягивается.

«Следствие затягивается и в прокуратуре, и в суде – если конкретное дело вообще доходит до суда. Народный защитник призывает прокуратуру как можно оперативнее и обстоятельней расследовать дело, чтобы не осталось никаких вопросов», – говорит Коридзе.

Согласно статистике НПО «Центр по правам человека», за последние два года правонарушений с участием полицейских стало больше. Глава центра Алеко Цкитишвили убежден, что необходимо создать независимый орган для эффективного расследования подобных дел:

«Полицейский не может наказать полицейского. Генеральная инспекция, находящаяся в подчинении у МВД, всегда старается избежать наказания представителей своего ведомства, то есть МВД. Часто о преступлении умалчивают, пытаются скрыть след, ведутся переговоры с пострадавшим. Если есть экспертиза, доказывающая, что пострадавший получил физические повреждения, тогда уже начинается работа над тем, как найти наиболее мягкое наказание для насильника-полицейского», – говорит Цкитишвили.

Другими словами, продолжает он, если полицейский должен был быть отстранен от должности, он получает предупреждение, вместо уголовной он несет административную ответственность.

Часть 3 статьи 333 Уголовного кодекса Грузии, по которой ведется следствие по делу Гасвиани – превышение служебных полномочий с применением насилия или оружия, предусматривает лишение свободы от пяти до восьми лет и запрет на ведение профессиональной деятельности сроком до трех лет.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG