Accessibility links

Нодар Чанба вернулся к родным пенатам


Несмотря на то, что Нодар Чанба живет во Франции, он согласился на предложение Минкультуры вновь возглавить капеллу и продолжать работу на родине

Сегодня в Сухуме состоялась пресс-конференция с новым директором государственной хоровой капеллы Республики Абхазия, народным артистом Абхазии Нодаром Чанба и министром культуры и охраны историко-культурного наследия Эльвирой Арсалия о ближайших творческих планах капеллы.

Нодар Викторович был назначен директором капеллы несколько дней назад, 30 июня, но это, можно сказать, было его возвращение к родным пенатам, так как в первый раз он занял эту должность в далеком 1985 году, когда республика называлась еще Абхазской АССР.

Несмотря на то, что известный композитор и дирижер в настоящее время живет с семьей во Франции, он согласился на предложение Министерства культуры Абхазии вновь возглавить капеллу и продолжать работу на родине.

В Википедии о Нодаре Чанба говорится, что он родился в 1955 году в абхазском городе Гудаута, в 1978 году окончил Сухумское музыкальное училище по специальности музыковедение и композиция, а в 1985 году – Московскую государственную консерваторию им. П.И. Чайковского по специальности хоровое дирижирование. С 1992 по 1993 год был министром культуры Республики Абхазия. Является автором многочисленных произведений хоровой, симфонической, инструментальной и фортепианной музыки, а также обработок древних абхазских песен и духовных песнопений. Им опубликованы исследовательские статьи в различных журналах – «Музыкальная жизнь», «Искусство Абхазии». Является организатором различных фестивалей хоровой и симфонической музыки. Работал профессором Сеульского университета Сан Мьен в Республике Корея. Его балеты «Пиноккио» и «Иисус» ставят в Сеуле. В настоящее время проживает во Франции, выступая с известными музыкантами, продолжая сочинять музыку...

Но для абхазского общества, по крайней мере для старшего и среднего поколения, эта информация выглядит весьма неполной. Ведь на рубеже 80-90-х годов прошлого века он был в Абхазии не только молодым, подающим большие надежды музыкантом, но и активным участником абхазского национального движения, одним из лидеров Народного Форума Абхазии «Аидгылара» («Единение»). Да, это, помнится, было общим явлением на пространствах бывшего СССР в позднеперестроечное время: поскольку обычная «политическая смена», то есть комсомол, была, как и партийные работники, в своей массе вышколена в духе марксизма-ленинизма и неукоснительного подчинения вышестоящим партийным комитетам, в политику двинулись писатели и ученые (в Абхазии среди них было особенно много историков), юристы, представители творческих профессий... Помню, как на протяжении 1988 года заседания Совета творческой молодежи Абхазии превратились, по сути, в заседания политического клуба. Обсуждали варианты различных коллективных писем, в частности, в тбилисские СМИ по поводам различных публикаций, спорили...

Но вот закончилась грузино-абхазская война. Многие призванные в политику абхазские деятели науки и культуры остались в ней. Но Нодар Чанба вернулся в профессию, причем оказался востребован не только в маленькой Абхазии, но и далеко за ее пределами. Помню, в первом номере журнала «Абаза», в 1995 году, был опубликован снимок, на котором он и его жена абазинка Людмила Аджиева стоят вместе с немецким политиком Дюром. Фото было сделано в Германии, где Нодар Чанба тогда работал. В те годы блокадного выживания Абхазии в абхазском обществе порой звучали упреки в адрес ее жителей, кто отправился на заработки в Россию и другие страны, но не припомню такого в адрес Нодара Чанба, многое годы проработавшего профессором Сеульского университета в Южной Корее. Наоборот, в высказываниях людей звучала гордость за то, что выходец из нашей страны популяризирует ее имя в столь далеких странах. Особенно в тот момент, когда он организовал в Корее участие в международном фестивале абхазского танцевального ансамбля «Шаратын».

Обычно музыканты любят рассуждать о том, чем отличаются слушательские аудитории в разных странах и городах. Когда я задал ему вопрос на эту тему, Нодар Чанба сказал:

«Ну, естественно, какая-то разница есть – в Корее, во Франции. Но какие-то кардинальные различия я не ощущаю. Потому что, когда музыкант на сцене искренне что-то исповедует, скажем так, через музыку, а не просто воспроизводит музыкальные звуки, ноты, слушатель сопереживает».

Увлекшись, он стал рассказывать о том, как сложно было научить корейский хор исполнять абхазские народные песнопения, ведь корейский язык настолько специфический, что в нем не отличаются даже такие звуки, как «в» и «ф». Но в Корее его приятно удивила схожее с абхазским, но гораздо лучше сохранившееся до наших дней почитание старших.

Жизнь же во Франции, по его словам, сегодня очень отличается от той, о которой у него были представления по книгам. В Париже и его предместьях не удалось найти жилья, которое отвечало бы соображениям безопасности, живет семья на юге страны. Нодар Чанба говорит:

«Мы поехали в ту страну, язык которой вообще не знали, ни один член нашей семьи. Хотя моя жена знает восемь языков, но французского она не знала. И дети не знали, естественно. Но там живет вся родня».

И хотя в свое время он сумел организовать две поездки хоровой капеллы Абхазии в Германию, французов ею ему заинтересовать не удалось.

Нодар Чанба рассказал о том, что, когда в 1985 году он возглавил капеллу, там была очень сложная психологическая обстановка. Но ему удалось не только улучшить ее, но и, полностью изменив репертуар, поменять также манеру пения артистов. Тогда в репертуаре капеллы, помимо произведений мировой классической музыки, появились абхазские духовные песнопения. Сейчас капелла готовится к органному фестивалю, который состоится в Пицунде. В сентябре планируется поездка на фестиваль классической музыки в Москве, где состоится совместный концерт с виолончелистом-виртуозом и другом Нодара Чанба Александром Князевым.

«Весть о предстоящих гастролях вдохновила артистов капеллы», – отметил Чанба.

Он рассказал также о подготовке к концерту в марте 2018 г., который будет посвящен памяти погибших в Отечественной войне народа Абхазии. Капелла будет исполнять «Реквием» Вольфганга Амадея Моцарта.

«Это давняя моя мечта, да и любого музыканта, исполнить этот шедевр. Капелла часто, причем очень хорошо, исполняла отдельные части «Реквиема». Исполнение «Реквиема», помимо прочего, «шлифует» хор», – сказал дирижер.

Эльвира Арсалия с большим удовлетворением отнеслась к тому, что Нодар Чанба нашел время и согласился помочь Министерству культуры и капелле, в целом музыкальному искусству Абхазии:

«Я, со своей стороны, публично заявляю, что мы очень рады тому, что Нодар Чанба согласился на активное сотрудничество. Дело не в должности директора капеллы, которая не так важна и нужна Нодару Викторовичу, а в том, что мы здесь хотим что-то изменить, поменять, развивать, представить нашему слушателю, зрителю какие-то новые работы, творческие планы», – подчеркнула министр.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG