Accessibility links

«Охота на ведьм» всегда в тренде


По ходу никак не утихающих дискуссий в соцсетях стала очевидной в позиции многих комментаторов групповщина, основанная на межличностных симпатиях и антипатиях

Поднявшийся в последние дни «девятый вал» обличительных публикаций в абхазских соцсетях, направленных против группы известных абхазских писателей, руководителей некоторых НПО, а затем и против ряда журналистов, не мог не вернуть меня к воспоминаниям о своей публикации на «Эхе Кавказа» 15 мая «Грузино-абхазский фотокомпромат». Рассказал в ней о буре негативных эмоций и брани в грузинском интернет-сообществе, которую вызвал попавший в Сеть фотоснимок группы участников сельскохозяйственной выставки в Китае, включая руководителей Партнерского фонда Грузии Давида Саганелидзе и абхазского «Международного фонда Апсны» Сонера Гогуа.

Как известно, представителям Республики Абхазия не так часто удается пробиться на подобные международные экономические форумы, причем это стало происходить только в последние годы. И именно в последние годы непременным атрибутом подобных встреч стало выкладывание во Всемирную паутину сопутствующих фотоснимков, что может сделать любой из их многочисленных участников. Саганелидзе божился после этого, что даже не подозревал о присутствии в группе с ним «представителя сепаратистов», но и, несмотря на это, как только ни обозвали его в своих комментариях грузинские блюстители принципа территориальной целостности. А как тут не вспомнить скандал, который разразился в отношениях Грузии и Армении, когда на одном снимке с руководством последней во время празднования юбилейной даты в Нагорном Карабахе оказались представители Абхазии!

«Охота на ведьм» всегда в тренде
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:28 0:00
Скачать

Нечто подобное, словно в зеркальном отражении, но гораздо чаще и уже не одно десятилетие, наблюдается, увы, и в абхазском обществе, когда речь идет о двусторонних встречах под эгидой и на средства международных НПО, Совета Европы и т.п., например, совместных семинарах. Или, скажем, о трехсторонних встречах с участием также южных осетин. Это было еще и в доинтернетовскую эпоху и началось сразу после того, как неправительственные организации пришли в Абхазию (российские структуры тогда, в девяностые, блокадные для РА годы, за редчайшим исключением игнорировали ее). Подобные встречи, наоборот, в грузинском обществе воспринимаются, судя по всему, как некий успех своей стороны и даже предполагаемый, возможно, «шаг к интеграции». Правда, никого из «сепаратистов» за двадцать с лишним лет в «свою веру» им обратить так и не удалось. В абхазском же обществе люди, склонные к «охоте на ведьм», а такие встречаются абсолютно везде, привыкли с настороженностью и подозрением смотреть на участие в них «своих». Помню, был у меня знакомый с подобным складом мышления, который просто зубами скрежетал: ладно, представители власти, мол, обязаны встречаться с «ними», ведя переговорный процесс, но эти «энпэошники» куда лезут со своей народной дипломатией? А, может, подначивал я его порой, ты переживаешь, что тебя не приглашают на эти встречи, считая не дотягивающим по интеллектуальному уровню?

С тех пор кто только не переездил на эти зарубежные встречи! Были и такие, где одновременно участвовали представители госструктур, неправительственного сектора, журналисты и др. Были такие, где обсуждались перспективы грузино-абхазского урегулирования (но это, как правило, до 2006 года), и где эта тема не присутствовала, а была, скажем, профессиональная учеба. Мне тоже не раз доводилось участвовать в международных встречах, и всегда подробно описывал их потом в СМИ. Но одновременно здравствует и неумирающее племя «обличителей».

Сегодняшний скандал в соцсетях разразился после того, как некий аноним опубликовал пространный пост под заголовком «Бизнес или предательство Апсны?», в котором рассказал, как с подачи своего друга из Молдавии познакомился с материалами, свободно размещенными в интернете о реализуемом с начала 2016 года проекте под названием «Сохранение абхазского языка абхазцами и грузинами» (сокращенно – PALAG). Публикация анонима, надо отдать ей должное, была выстроена тщательно и для очень многих интернет-пользователей, судя по их комментариям, включая и уважаемых мной людей, показалась вполне убедительной. Перечисляются участники встреч с грузинской и абхазской сторон, в том числе ведущие писатели и лингвисты, представители молодежи, называются страны, где эти встречи проходили, выкладываются подробный бюджет проекта, снимок, сделанный на недавней встрече в Черногории, где грузины и абхазы сидят под плакатом с картой Грузии в границах Грузинской ССР... И как приговор формулируется вывод: «Главной задачей проекта PALAG является втягивание абхазской общественности во взаимоотношения с Грузией, оказание выгодного грузинам и их заокеанским хозяевам влияния на абхазскую молодежь, которая в перспективе будет определять будущее нашей с вами страны!»

Вот тут мне представляется очень важным отметить: а кто, собственно, спорит, что это является подспудной целью (может, несколько иными словами сформулированной) грузинской стороны не только в ходе реализации этого, но и многих других двусторонних и трехсторонних проектов? Разве они это когда-нибудь отрицали? Так же понятно и то, что западноевропейские организаторы этих встреч и проектов, поддерживая все тот же принцип территориальной целостности, подспудно рассчитывают на данную перспективу. Но совершенно другой вопрос: а чего они добились в этом плане за двадцать с лишним лет? И неужели абхазская сторона должна, как предлагают иные, замкнуться в своей скорлупе, избегать любых контактов, шарахаться от любых диалогов, отказаться от всех подобных проектов, хотя некоторые из них способны принести объективную пользу республике?

Как пишет в опубликованном сегодня тексте сотрудник Центра гуманитарных программ Лиана Кварчелия, «печально не только то, что сегодня абхазских писателей и лингвистов в духе сталинских судилищ обвиняют в предательстве, но и то, что в основном «разоблачениями» занимаются люди, которые не сделали для абхазской культуры и сотой доли того, что сделали те, на кого они выливают ушаты грязи». Собственно, характерна сама ситуация, когда против людей с именем выступают люди без имени, которые к тому же явно страшатся оказаться «без забрала».

Конечно, участие многих в развернувшейся травле можно было бы объяснить такими широко распространенными человеческими качествами, как зависть и злорадство, но это было бы упрощением. Во-первых, как обычно, любое движение многослойно. Во-вторых, все, не сомневаюсь, «обличители» убеждены, что ими движут исключительно патриотизм и чувство справедливости.

Догадываюсь, что участники обсуждаемого проекта решили не афишировать его, как раз опасаясь реакции таких критиков. Но, как показала жизнь, это было их ошибкой и обернулось против них. Так же, например, как и то, что они должны были проявить принципиальность и не участвовать во встрече в помещении на фоне упомянутого плаката.

По ходу завязавшихся и никак не утихающих дискуссий в соцсетях стала, увы, очевидной в позиции многих комментаторов групповщина, основанная на межличностных симпатиях и антипатиях. Как пишет та же Лиана Кварчелия: «Неужели кто-то рассчитывает иметь свободу для отдельно взятых «своих», для «междусобойчика»? Неужели надо объяснять, какова цена такой «свободы»?»

Мне, кстати, очень забавно было читать одного автора, который в данном случае, по родственным соображениям, с жаром вступился за участников обсуждаемого проекта, хотя ранее время от времени, по поводу и без повода, «обличал» журналистов, работающих на радио «Эхо Кавказа».

А затем в ходе обсуждений кое-кто постарался перевести «стрелки», направление осуждения на последних.

Тут мне придется снова сделать маленький исторический экскурс. Еще до того, как в конце 2009 года заработал этот проект Радио Свобода, вещающий на Грузию, Абхазию и Южную Осетию, а только появилась информация о нем, в абхазском обществе сформировалось два противоположных подхода к данному медиа-ресурсу, выразившихся в двух публикациях ГИА «Апсныпресс». Автор одной из них, тогдашний министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба, приветствовал появление этого ресурса, поскольку благодаря ему можно было бы, в частности, излагать и отстаивать позицию Абхазии. Автор второй, работавший в администрации президента Кристиан Бжания, напротив, резко возражал, считая, что, поскольку Радио Свобода финансируется Конгрессом США, его редакционная политика не может не быть направлена против Республики Абхазия.

Я, не имевший в то время никакого отношения к «Эху Кавказа», придерживался первой позиции. В частности, потому, что незадолго до этого был участником очередной встречи журналистов с представителями властей РА, на которой в очередной раз звучали мечтания о создании медиа-ресурса, с помощью которого мы могли бы доносить абхазскую точку зрения до международной общественности. Если это и не пустые разговоры, подумалось мне, то будет ли, во-первых создание такого ресурса финансово подъемным для республики, а во-вторых, каков будет его КПД, учитывая, что аудиторию надо еще завоевать? Почему же не воспользоваться уже созданной медиа-трибуной?

И в дальнейшем убедился в верности первой из изложенных позиций... Не раз спрашивал у собеседников, которые придерживаются второго подхода: вы что, представляете дело так, будто некто от Конгресса контролирует работу проекта и заставляет авторов придерживаться принципа территориальной целостности Грузии? Что за абсурд? В таком случае проект просто изначально не мог бы существовать. Но он основан на другом принципе: возможности свободного изложения и соревнования разных взглядов.

И характерно, что спустя несколько месяцев после начала работы «Эха Кавказа» поднялась волна негативной реакции на него в Тбилиси. Помню ряд статей, в которых их авторы негодовали: «Как это так, сепаратисты на деньги Конгресса США ведут свою пропаганду, и мы должны это, отвратительное нам, слушать и читать?» (Хотя, кстати, помню, что в том же Конгрессе есть люди, которые выступали за независимость Абхазии и Южной Осетии).

Негодующие по поводу «Эха Кавказа» есть в Грузии и сейчас, никуда не делись. И также живут и здравствуют их «близнецы-братья» по складу мышления в Абхазии и Южной Осетии. Вот, скажем, пост несколько месяцев назад в абхазском сегменте интернета, где шли рассуждения про некую «политику упоминаний», когда на «Эхе Кавказа» «журналист обязан в каждой своей публикации упоминать определенные фигуры, определенную проблему, конкретный внутригосударственный конфликт или ситуацию, что называется «ведение политической деятельности иностранным агентом». Что за бредятина, подумалось. За семь с половиной лет моего сотрудничества с «Эхом Кавказа» не слышал ни о какой «политике упоминаний». Заодно разочарую некоторых, кто рассуждает о каких-то встречах и поездках (ну, примерно, как самые оголтелые критики Трампа сейчас в США): с нами никто и никогда не проводил никаких семинаров на «Эхе Кавказа», а «инструктаж» по электронной почте ограничивался тем, как пересылать звуковые файлы.

Никто и никогда не корректировал мои публикации, не просил сгладить острые углы, когда я критически реагировал на высказывания представителей Грузии, на политику всего грузинского руководства по отношению к Абхазии, когда излагал абхазское видение исторических событий.

Мне нравится, что темы для выступлений на «Эхе Кавказа» мы, авторы на местах, выбираем сами, их никто не навязывает, и так было всегда.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG