Accessibility links

Инвестиции в остающихся


Помимо перечня социальных и инфраструктурных объектов, которые предстоит построить, программа предполагает и усилия по созданию благоприятного инвестиционного климата

Сегодня в Цхинвале состоялось 18-е заседание межправительственной комиссии по социально-экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Южной Осетией. На заседании рассмотрели новую инвестпрограмму на 2018- 2019 годы объемом в 4 миллиарда 100 миллионов рублей. Чем новая инвестпрограмма отличается от прежних, Мурату Гукемухову объяснили российские и югоосетинские эксперты.

По информации пресс-службы правительства Южной Осетии, заместитель председателя правительства РФ Александр Хлопонин дал положительную оценку выполнению инвестиционной программы на 2015-2017 годы. По его словам, 105 из 117 запланированных в рамках программы объектов были приняты в эксплуатацию. Общий объем финансовых средств на реализацию инвестпрограммы 2015-2017 годов составил свыше 7 миллиардов рублей.

Что касается инвестиционной программы на следующие два года, то, по информации пресс-службы правительства Южной Осетии, основные мероприятия уже сформированы. Именно мероприятия, а не объекты, потому что, помимо перечня социальных и инфраструктурных объектов, которые предстоит построить, программа предполагает и какие-то усилия по созданию благоприятного инвестиционного климата, развитию реального сектора экономики, созданию кадрового резерва.

Собственно, этим она и отличается от предыдущих инвестиционных программ, и этим она напоминает внутренние российские программы развития, говорит российский политолог Николай Силаев:

«Разработка и принятие мер по повышению инвестиционной привлекательности в последние годы – это совершенно стандартный элемент стратегического планирования в России, стандартный пункт для федеральных и региональных программ. В этом смысле совершенно нормально воспринимается то, что такие программы теперь принимаются в Южной Осетии. Это естественная постановка задачи, которая заключается в том, что Южная Осетия должна привлекать не только инвестиции из бюджета России, но еще и инвестиции негосударственные, частные. Насколько мне известно, какие-то инвесторы туда уже пришли, но задача в том, чтобы из таких единичных случаев личных договоренностей создать какие-то более благоприятные условия в целом. И это, конечно, требует затрат и отдельной строки в инвестпрограмме».

Пункт инвестиционной программы, касающийся создания кадрового резерва, я попросил прокомментировать начальника Управления по внутренней политике при президенте Южной Осетии Мурата Ванеева.

По словам Мурата Ванеева, на протяжении 20 лет после развала СССР его бывшие территории адаптировались к новым условиям – перестраивали экономическую и политическую системы. Соответственно, это время востребовало людей с совершенно иным уровнем квалификации. Увы, все эти годы Южная Осетия жила в условиях конфликта и изоляции. Многие образованные люди, специалисты в самых разных областях покинули республику в поисках лучшей жизни. Те, кто остался, не росли профессионально из-за того, что в этом не было необходимости: они обеспечивали весьма скудный государственный сервис и узкий перечень вопросов, по которым Южная Осетия контактировала с северным соседом.

В итоге, говорит Мурат Ванеев, мы сегодня имеем успешную диаспору, а в республике – дефицит кадров, отвечающих современным требованиям.

И если до недавнего времени этот дефицит кадров нивелировался, что называется, невеликими делами государства, то за последние пять лет, когда началось интенсивное взаимодействие между российскими и югоосетинскими ведомствами, эти последствия конфликта проявились в полной мере. Тогда и возникла потребность в повышении квалификации кадров, говорит Мурат Ванеев:

«Речь шла о том, что после признания увеличились требования к нашей системе – экономической, правовой, какой угодно, потому что полноценное взаимодействие с российской стороной могло осуществляться только тогда, когда наша законодательная база, скажем так, достаточно объемная, без пробелов, когда правоприменительная практика также на достаточно высоком уровне, когда каждое подразделение правительства знает свою работу и может выстраивать ее в зависимости от поставленных целей».

За это время, говорит Мурат Ванеев, было придумано много разных способов решения кадровой проблемы. Один из последних, когда из России присылали специалистов, которые трудились в различных министерствах и ведомствах республики в чине советников. Наверное, эта практика сыграла свою положительную роль, но этого совершенно не достаточно – нам нужен собственный резерв кадров, говорит Мурат Ванеев:

«Идет определенная ротация кадров, перемещения. Одни учреждения могут создаваться, другие – ликвидироваться. Кто-то уходит на пенсию, и после его ухода открывается вакансия. Поэтому возникла необходимость не только в повышении квалификации действующих кадров, но и создании кадрового резерва. Ничего нового мы не придумали. Не все будут зачисляться в резерв. Будут какие-то промежуточные тесты, те, кого зачислят, будут проходить специальное обучение. Т.е это не просто список, из которого отбираются кадры, это динамичный процесс».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG