Accessibility links

Давос: «мягкая сила» или трудности перевода


Грузинский сегмент соцсетей взорвался негативными комментариями в адрес главы правительства

Российская «мягкая сила» в действии или некачественный перевод? Слова грузинского премьер-министра в ходе дискуссии на полях Всемирного экономического форума в Давосе вызвали неоднозначную реакцию. По версии российских СМИ, Георгий Квирикашвили, ни много ни мало, отказался от североатлантического курса страны.

Вопрос отношений Тбилиси и Москвы стал провокационным для Грузии на полях Всемирного экономического форума в Давосе. В ходе дискуссии под названием «Стратегическая перспектива: Евразия» премьер-министр страны затронул тему оккупации территорий Грузии. Это, по мнению главы правительства, серьезная проблема, для решения которой нужен конструктивный и принципиальный подход. В частности, Квирикашвили считает, что необходимо найти сферы, которые могли бы стать основой для начала позитивного политического диалога по урегулированию кризиса в отношениях двух стран. К примеру – торговля, туризм, гуманитарные и культурные программы.

Сегодня, по словам главы правительства, российский рынок открыт для Грузии, хоть и не является доминантным. Позитивным фактором можно также назвать и то, что ежегодно в страну приезжает примерно миллион российских туристов. Но при этом Георгий Квирикашвили подчеркнул, что Москва должна принять во внимание позицию Тбилиси:

Давос: «мягкая сила» или трудности перевода
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:21 0:00
Скачать

«Не следует ожидать от грузинского правительства, что оно смирится с «новыми реалиями в регионе», как называют это в России, с новыми независимыми государствами на собственной территории. Переговоры должны быть основаны на уважении нашей территориальной целостности и суверенного выбора – это краеугольный камень всех дискуссий в регионе».

А дальше что-то пошло не так. Во всяком случае, в интерпретации многих российских СМИ, в основном ссылающихся на INTERFAX, слова премьер-министра прозвучали весьма неожиданно:

«Наша стабильность, которая есть сейчас, это наша 5-я статья. Нам не нужна защита НАТО. Гарантом нашей безопасности должны стать хорошие экономические и политические отношения со всеми соседями и игроками. Мы хотим интегрироваться с ЕС и Западом, мы хотим наладить хорошие отношения с Россией и другими сторонами».

Позднее многие СМИ убрали или изменили на корректную наделавшую много шума неверную цитату премьер-министра Грузии, хотя на некоторых ресурсах, к примеру geomigrant.com, она сохранилась.

Однако к тому времени «цитата», что Грузии «не нужна защита НАТО», уже вызвала в стране реакцию. Грузинский сегмент социальной сети «Фейсбук» взорвался негативными комментариями в адрес главы правительства. На самом же деле Квирикашвили сказал совершенно другое, как свидетельствует видеозапись из Давоса, выложенная на официальной странице премьер-министра в соцсети «Фейсбук»:

«Мы обозначили для Грузии в качестве стратегического приоритета европейскую и евроатлантическую интеграцию. И шаг за шагом мы трансформируем нашу страну в по-настоящему европейскую демократию, в страну, которая уникальна с точки зрения открытости. Это и есть наша 5-я статья. У нас нет защиты НАТО. Но партнерство с Западом и добрососедские отношения, постоянные поиски точек соприкосновения и есть формула стабильности в нашем регионе».

В правительстве «трудности перевода» от российских СМИ предпочли не комментировать, сместив акцент к успешным переговорам в экономическом ключе.

По мнению политолога Гелы Васадзе, подобная тактика прокремлевских изданий является ни чем иным, как продолжением российской политики «мягкой силы», но изменить отношение грузинского общества к этим самым «новым реалиям» таким образом не получится:

«Конечно, это было озвучено в контексте российской политики по отношению к Грузии. Но ведь проблема не в том, что мы не хотим развивать отношения с Россией. Нет, мы очень хотим развивать отношения с Россией, причем не только экономические, но и политические. Проблема в другом. Проблема в том, что сама Россия создала такие обстоятельства непреодолимой силы, что мы не можем развивать политические отношения в силу того, что у нас есть фактор оккупированных территорий. То есть позиция такая: ребята, вы признайте независимость вот этих двух оккупированных территорий и тогда все будет хорошо. Но понятно, что эта позиция абсолютно неприемлема для любой власти в Грузии. И поэтому, о какой эффективности политики «мягкой силы» может идти речь? Мы можем вести речь только об условиях освобождения этих территорий».

Но при этом Васадзе отмечает: Москва и дальше будет пытаться с помощью подобных решений сформировать в Грузии «социальный заказ» на сближение с Россией.

«Для того чтобы (России) хоть как-то говорить с грузинскими властями о чем-то, необходимо каким-то образом изменить отношение (граждан Грузии) к российскому государству как к государству, которое оккупировало наши два региона. Как это сделать, как это изменить? Вот, в том числе, и такими информационными вбросами».

И таких примеров немало. Буквально в ноябре прошлого года влиятельное российское издание «Коммерсант» опубликовало статью под заголовком «Европа задумалась о восстановлении визового режима для Грузии», в то время как речь шла о системе «предварительной авторизации» (ETIAS), которую утвердил Комитет Европарламента по вопросам гражданских свобод. О том, что новшество коснется всех стран, граждане которых обладают правом въезда без виз в страны Шенгенской зоны, издание умолчало.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG