Accessibility links

Югоосетинская неделя ограничений


Вот уже второй месяц на «Нижнем Зарамаге» таможенники не пропускают на территорию России югоосетинских автовладельцев с двойным гражданством и российской пропиской. Им отказывают во временном ввозе иномарок и требуют оплатить таможенные платежи – это сумма, равная растаможке. В зависимости от марки авто она может составлять и сто тысяч рублей, и миллион, говорит югоосетинский юрист Тимур Кокойты:

«Даже если эти средства у автовладельца будут при себе, то эти условия он все равно выполнить не сможет, потому что ему придется обратиться в банк, внести деньги на счет таможни, получить таможенную расписку и так предоставлять к оформлению временный ввоз.

– Получается, таможня не признает в них иностранцев?

– По факту получается так. Они апеллируют к тому, что у человека постоянная прописка на территории Северной Осетии. Они принимают его за жителя Северной Осетии и на этом основании отказывают в оформлении временного ввоза, хотя с таким статусом, с такими прописками у нас 90% жителей, потому что вся социалка оформляется через прописку: детские пособия, пенсии, страховки и т.п.».

Югоосетинская неделя ограничений
please wait

No media source currently available

0:00 0:10:41 0:00
Скачать

Как происходит выявление двойного гражданина? Автовладелец предъявляет на посту югоосетинский паспорт. Таможенники звонят в североосетинское адресное бюро и запрашивают информацию. Если оказывается, что он обладает еще и российским гражданством (или у него выявляется полный тезка российский гражданин, что в Осетии не редкость), то ему во временном ввозе отказывают. Чтобы избежать подобных разоблачений, автовладельцы стараются пересекать границу в нерабочее время или по выходным, когда адресная служба не работает.

Югоосетинский юрист Тимур Кокойты так объясняет жесткую позицию российских таможенников. Многие жители Северной Осетии – россияне, принимают югоосетинское гражданство только ради того, чтобы обойти драконовские таможенные тарифы. Они ездят на иномарках с югоосетинскими номерами по разрешению на временный ввоз, а североосетинская таможня недополучает миллионы. Видимо, поэтому периодически она устраивает такие обструкции на границе, которые потом улаживаются на уровне руководства республики и российских ведомств.

Получается, считает Тимур Кокойты, что таможенники идут на нарушение российско-югоосетинских соглашений и игнорирование законных льгот югоосетинских автовладельцев:

«В законодательстве Евразийского союза существует понятие «лицо гражданина государства Евразийского союза и иностранное лицо». То есть ни гражданство, ни что иное во внимание не берется. Во внимание принимается именно факт места жительства. Например, если российский гражданин проживает преимущественно за рубежом, значит, он признается иностранцем».

Накануне на своей странице в Facebook Тимур Кокойты предложил жителям Южной Осетии бесплатную юридическую помощь. То есть он предлагает землякам проявить гражданскую позицию, заявить о своих законных правах:

«Цель такова, чтобы жители Южной Осетии, которые на самом деле проживают в Южной Осетии, не сталкивались бы с этой проблемой и не были бы жертвами этих обстоятельств.

– Как вы собираетесь это сделать?

– Нужно просто доказать вышестоящему таможенному органу, что конкретный человек постоянно или преимущественно проживает в Южной Осетии и имеет право на эту льготу. Это не моя задумка. Есть определенный порядок обжалования действий должностных лиц. Этот порядок предусматривает обжалование в вышестоящий орган – это североосетинская таможня. Если там нет успеха, то в территориальное управление по CКФО или далее – в Москву. Если и там нет положительного решения, но я по-прежнему уверен в неправомерности действий таможенников, то можно обжаловать их в суде. Можно параллельно даже обжаловать – и в суд, и в вышестоящую инстанцию.

– Не растянется это выяснение истины на месяцы или годы?

– Не так уж, потому что обговариваются конкретные сроки реагирования на эти жалобы.

– Кто и как будет определять постоянное проживание? Как на выборах – по отметкам на пограничном посту?

– К этим данным нас никто не допустит. Но человек может, например, предоставить справку с места работы или с места жительства о том, что он постоянно проживает в Южной Осетии, ходит каждый день на работу и так далее».

Ленингорский район с прошлой пятницы будоражат вести о новых ограничениях на пункте пропуска «Раздахан», которые власти якобы намерены вводить с 1 сентября. Согласно этой информации, с осени работники бюджетной сферы потеряют право на пересечение границы.По наблюдениям гражданской активистки Тамары Меаракишвили, это не слухи, а неофициальная информация:

«Это не совсем слухи, а, скорее, неофициальная информация, потому что из районной администрации вышли эти разговоры. Почему у нас всерьез восприняли эту информацию? Когда к нам после избрания президентом приехал Анатолий Бибилов, его спросили, сохранится ли свобода передвижения. Тогда он ответил: пусть люди определяются, где они хотят жить и работать. Последние дни все, у кого есть контакты в администрации президента, в министерствах, проверяют эту информацию и находят подтверждение. Вчера даже к главе района Виталию Мамитову обратились местные жители, чтобы он разъяснил им, есть ли основания для подобных слухов. Мамитов ответил сухо: «Я это не решаю». Но при этом он не подтвердил и не опроверг информацию».

Тем, кто наводил справки в Цхинвале, привели следующую аргументацию новых запретов: дескать, люди зарабатывают в Южной Осетии, а аккумулируют средства в Грузии.

Похожие доводы приводили перед запретом на отгонное животноводство, дескать, по семь месяцев в году скот держат на пастбищах в Южной Осетии и лишь пять в Душети, а потом скот продают в Грузии и там же оставляют вырученные деньги. Президент Бибилов обращался к местным животноводам, мол, оставайтесь в республике, создадим все условия для зимовки скота. Он предупредил, что тех, кто уйдет в Грузию, обратно не впустят. Дело было к ноябрю, зима уже наступала, а у фермеров не было ни кормов, ни помещений для зимнего содержания скота, ни ветеринаров, чтобы следить за пятью тысячами овец и двумя тысячами голов крупной скотины. Они сочли предложение нереальным и ушли в Грузию навсегда.

Это было прошлой осенью, а с 11 января этого года границу и вовсе закрыли на карантин по случаю эпидемии гриппа в Грузии. Потом без очевидных причин растянули карантин на два с половиной месяца, но и после его отмены власти выдумывали все новые предлоги для того, чтобы ограничить свободу передвижения через «Раздахан». Зачем-то приняли новые правила пересечения границы для граждан Южной Осетии. Если раньше они могли выезжать в Грузию по югоосетинским паспортам, а не имеющие гражданства – по специальным пропускам, то теперь и граждане республики должны были получить пропуск.

Это было в конце марта. Тогда обещали за пару недель снабдить всех пропусками, но документы выдают до сих пор, и получают их далеко не все желающие. Например, отказали местным начальникам и их заместителям. Пропуски выдавали в основном безработным и рядовым служащим.

То есть, о чем идет речь. Очевидно, что единственная причина, по которой изменили правила пересечения, – чтобы еще какое-то количество людей потеряло возможность выезжать в Грузию. Очевидно также, что югоосетинские власти проводят поэтапное ограничение свободы передвижения через границу для жителей Ленингорского района, не исключено, вплоть до полного перекрытия границы.

В бытность Тибилова запретили выезжать жителям церованской зоны, т.е. западной части района. Со стороны это выглядело как ограничение по этническому принципу, дескать, нечего осетинам шляться в Грузию. А с прошлой осени принялись за восточную часть. Что это, инициатива Москвы или самодеятельность Цхинвала? Политолог Николай Силаев считает, что это местная инициатива:

«Я не думаю, что это Москва просто потому, что вряд ли она вникает в такие детали. К тому же те, кто занимается в Москве Южной Осетией, они занимаются именно Южной Осетией, а не ее отношениями с Грузией. И я бы предположил, что они не стали бы в это дело вмешиваться. Мне кажется, в Цхинвале есть желание, трудно сказать в какой степени осознанное, дистанцироваться от Грузии теми способами, которые под рукой. Для этого предпринимаются такие меры, как ограничение передвижения и прочее».

По словам Тамары Меаракишвили, все это грозит опустением Ленингора, причем уйдут не только грузины, но и осетины. Половина, если не больше, врачей, учителей и других специалистов приезжают в район из Церовани каждое утро. Властям это уже давно не нравится, они много лет грозятся заменить их на специалистов из Цхинвала. Только никто сюда не едет из столицы, разве что поруководить районом, поворовать из бюджета.

Теперь, если будут установлены новые ограничения на проезд, церованские специалисты уедут, как в свое время уехали фермеры, а заменить их будет некем. Гражданская активистка Тамара Меаракишвили говорит, что их можно понять:

«Даже те, кто здесь живет и имеет гражданство, наверное, выберут оставить работу, потому что у нас все семьи разделены – какая-то часть родни здесь живет, какая-то там. Если бы я, к примеру, работала и меня поставили перед таким выбором, что я больше не могу поехать к своему врачу в Тбилиси, к семье моей дочери или к сестре, конечно, я бы выбрала оставить работу. А если оставляешь работу, зачем здесь просто сидеть без средств к существованию? Тогда надо уезжать».

Люди напуганы последними слухами, и чиновники об этом прекрасно осведомлены. В такой ситуации, наверное, было бы уместным провести разъяснительную работу, рассказать людям, что их ждет, считает Тамара Меаракишвили.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG