Accessibility links

Колючая проволока и озадаченные грузинские власти


По мнению экспертов, пример Гугутианткари показал необходимость скорейшей разработки властями соответствующего плана действий

Грузинские политологи оценивают реакцию властей на уже завершившийся процесс т.н. бордеризации в селе Гугутианткари. Возможно ли было его остановить и что было сделано для этого?

Сегодня, спустя два дня после того, как в селе Гугутианткари закончили устанавливать барьеры, первый комментарий на эту тему сделала президент Грузии Саломе Зурабишвили, которая находится в Вильнюсе и участвует в ежегодной конференции имени президента Валдаса Адамкуса. Еще по прибытии в Литву президент Грузии в привычной ей манере заявила, что будет делать комментарии, когда сама посчитает это необходимым:

«Я не раз делала комментарии. Россия постоянно пытается втянуть нас в этот вопрос, и мы должны это преодолеть. Мы должны продолжить наш путь в направлении Европы, развиваться дальше, чтобы не оглядываться назад и не жить по указке России. По-моему, я семь раз была на линии оккупации, в Рухи, Никози, Гремисхеви. И еду туда тогда, когда сама считаю нужным, а не по чужой повестке дня. Моя задача – вести прямые, официальные и неофициальные разговоры с нашими партнерами, чтобы найти иные пути, новые форматы, которые приведут нас к тому, что мы будем не просто наблюдать за ситуацией, а сможем влиять на нее: убрать линию оккупации и вернуться к своей жизни».

Колючая проволока и озадаченные грузинские власти
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:28 0:00
Скачать

Тот факт, что глава государства хранила молчание несколько недель, да и вся грузинская власть вела себя предельно сдержанно, как утверждают эксперты, говорит о том, что первые лица страны просто «не знают, что делать», считает политолог Корнели Какачия:

«Создается такое впечатление, что у властей нет стратегии относительно т.н. бордеризации. Т.е. у них не разработан план, предусматривающий ответ со стороны центральных властей на брошенные этим процессом вызовы, и это продолжается уже несколько лет. Речь идет о стратегии, которая должна быть разработана совместно с нашими западными партнерами, в которой бы говорилось, что должна делать наша власть в такой ситуации. Именно по этой причине и наблюдается растерянность».

Разработка подобной стратегии входит в компетенцию Национального совета безопасности, говорит соучредитель «Центра стратегического анализа Грузии» Теона Акубардия:

«Согласно закону, совет должен проводить заседания каждые три месяца. Первое заседание состоялось 1 мая, второе должно было состояться 1 августа, даже если бы в стране царил мир. По закону господин Бахтадзе (премьер-министр и председатель Национального совета безопасности) обязан даже раньше назначенного срока созывать совет в случае необходимости - будь то угроза российских экономических санкций, ползучая оккупация или военные учения. В данном случае Бахтадзе нарушил закон. Совет должен был подготовить анализ существующей ситуации, разработать рекомендации, прописать конкретный план действий, после чего все ведомства должны были скоординировать свою работу в этом направлении. Однако Бахтадзе находится вне сферы безопасности, соответственно, каждый министр делает запоздалые заявления».

Учитывая последние заявления полномочного представителя президента самопровозглашенной республики Южная Осетия по вопросам постконфликтного урегулирования Мурата Джиоева о том, что Южная Осетия «продолжит обустройство границы в одностороннем порядке, Теона Акубардия говорит, что пример Гугутианткари показал необходимость скорейшей разработки соответствующего плана действий.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG