Accessibility links

Дебаты в атмосфере единения


Вчера, в девять вечера, в студии Абхазского телевидения начались и продолжались два часа пятьдесят минут предвыборные дебаты кандидатов в президенты Абхазии. Как я и сказал заранее в своем прошедшем минут за сорок пять до их начала материале на «Эхе Кавказа», участвовало в дебатах, правда, только шесть кандидатов в президенты из девяти.

Вся Абхазия, как говорится, прильнула к экранам телевизоров, и эти почти три часа подтвердили, что не напрасно общественность добивалась проведения дебатов: увидеть кандидатов рядом друг с другом, сопоставить их между собой – это гораздо более эффективный способ для избирателей сделать о них выводы, чем растянувшееся на месяц прослушивание их речей поодиночке. Хотя полноценными дебатами увиденное нами зрелище, конечно, не назовешь…

Запрос на дебаты претендентов на высший государственный пост существовал в республике уже давно, но его долго не удавалось реализовать. На выборах 2011 года кандидаты в президенты Александр Анкваб, Рауль Хаджимба и Сергей Шамба публично дали свое согласие на участие в теледебатах, но в самый канун намеченной даты последний из них попал в небольшую аварию и получил легкие травмы, а остальные решили воздержаться в этой ситуации от участия в дебатах вдвоем. Но через три года, 18 августа 2014 года, накануне еще одних внеочередных президентских выборов теледебаты кандидатов состоялись-таки. Пришли все четверо кандидатов – Рауль Хаджимба, Аслан Бжания, Мираб Кишмария и Леонид Дзапшба. Ведущей тогда была Анна Гуния. И хотя формат передачи во многом повторял то, что зрители видели несколько недель ранее, – традиционные вопросы кандидатам и их ответы, ближе к концу дошли-таки и до вопросов кандидатов друг другу. При этом большинство вопросов адресовалось Аслану Бжания, которому пришлось обороняться от троих «заединщиков».

Перед нынешними дебатами самым обсуждаемым был вопрос: примет ли в них участие действующий президент? И когда начались дебаты, которые проходили и на абхазском, и на русском языках, их участники, перехватив инициативу у ведущих Ланы Абшилава и Саида Барганджия, заговорили о его отсутствии. Первым высказался Алхас Квициния:

«Поймите, у нас мало вопросов друг к другу в принципе, у нас вопросы к главе государства. Нужно, чтобы он присутствовал и другие кандидаты тоже. Ну, что это такое? Это пренебрежение к своему народу, я так считаю. (Шум). Я лично заявляю, что недопустимы такие вещи во время... Зачем тогда мы говорим о законности? Зачем тогда гарант Конституции говорит, что он гарант Конституции, если нормы, прописанные ЦИКом, и вообще нормы выборов нарушаются? Мы тоже можем нарушать, но мы же не нарушаем… Сделайте, чтобы это было подконтрольно кому-то, чтобы такие вещи не нарушались, регламентированные вещи».

Его поддержал Алмас Джапуа:

«Абсолютно соглашусь с Алхасом Алексеевичем в этом вопросе. Честно говоря, меня еще тронуло поведение кандидата Аршба, который пришел, сказал: «Извините, если президента тут нет…» – и ушел. Меня немножко обеспокоило: а мы здесь все что, либо недостойные, либо что-то такое… Это номер раз. Номер два: все мы – кандидаты, которые еще не были президентами и ответственность за страну целиком не несли, а за страну отвечал президент. И вполне естественно, что у нас к нему были вопросы. Тем не менее человек считает, что он может сюда не приходить, и законодательство позволяет ему сюда не приходить. Но насколько это морально оправдано? Правильно или нет, скажите!»

Леонид Дзапшба высказал убежденность:

«Должно быть закреплено. Если не пришел на дебаты, ему нечего делать… ЦИК его должен снимать. А вот что Аршба сделал: президента нет – мне с вами не о чем разговаривать. Это, во-первых, неуважение к нам, лучше не приходил бы».

Почувствовалось, что на основе противостояния действующей власти возникает если не новая коалиция, то сближение весьма далеких ранее друг другу политиков. Алхас Квициния, который несколько дней назад в одном из телеэфиров вспоминал о событиях 5 июля 2016 года и «провокационных действиях» бывшего министра внутренних дел, сейчас сказал:

«Вы знаете, я честно расскажу, в каких отношениях мы раньше с Леонидом Дзапшба были, какие случаи между нами происходили. Вы знаете, в каких разных лагерях, будем так говорить, мы были. Но ради своего народа, ради своего государства мы стоим здесь».

В общем, можно сказать, что дебаты проходили в «теплой, дружественной атмосфере» в отношениях их участников друг к другу. А вот к отсутствовавшим Раулю Хаджимба и Олегу Аршба, за которым, как известно, «стоит» экс-президент Александр Анкваб, не раз была адресована резкая критика. Отсутствовавшего Астамура Тарба не упомянули почему-то ни разу.

Хотя Саид Барганджия сказал в какой-то момент, что кандидатам будет предоставлена возможность задать вопросы друг другу, до этого дело так и не дошло. Основное время снова заняли ответы кандидатов на привычные вопросы ведущих: как они представляют себе развитие экономики страны, социальной сферы, проведение конституционной реформы… На пару минут в середине эфира я отвлекся от телеэкрана и заглянул в «Фейсбук»: друзья-журналисты с сожалением писали, что все это – повторение пройденного и что примерно то же все эти кандидаты говорили за последние недели на обоих абхазских каналах и на обоих языках. У меня возникли схожие мысли, но отмечу, что в любом случае вчера это воспринималось намного интереснее, живее. Порой и дискуссии возникали.

Не все между кандидатами было совсем благостно. Так, Астамур Какалия, который на протяжении всей агиткампании не уставал пропагандировать идею ратификации 20-й статьи Конвенции ООН «О противодействии коррупции», в один из моментов хотел что-то добавить по обсуждаемому вопросу, а Алмас Джапуа не без ехидства поинтересовался: «Это опять про Конвенцию?». «Ну, не такой уж я узколобый», – отрезал на это Какалия.

Несколько раз заходил разговор о неких договоренностях, меморандумах этой шестерки кандидатов. Но Шамиль Адзынба отметил, что он и его команда определят свою позицию по «Черноморэнерго» и ИнгурГЭС только после того, как парламент примет решение по итогам работы комиссии во главе с Джапуа по этому вопросу.

Интересно, что сегодня пять российских СМИ откликнулись на вчерашние дебаты в Абхазии, и все они ограничились цитированием Шамиля Адзынба. Он назвал «мифом» слова о том, что РФ не хочет экономического развития республики, отметив, что если бы это действительно было так, «то у нас не было бы этой многомиллиардной помощи, которую мы так бездарно транжирим».

Артур Анкваб в своем эмоциональном выступлении возмутился многими вещами, в частности, тем, что крестьяне собирали коричнево-мраморного клопа для уничтожения механическим способом:

«А почему мы не говорим об экологической проблеме? На сегодняшний день в Абхазии экологическая катастрофа. Возьмите наши села. Где тот урожай, который мы видели 15-20 лет тому назад? Где? У нас нельзя купить на местном рынке наших яблок, наших груш, наших слив абхазских. Почему? Мы говорим о мраморном клопе, который пожирает все. Государство, глава государства призывали крестьян собирать клопа (мы, мол, будем принимать его за тысячу рублей). Да пусть они сами собирают его».

В целом ощущение было такое, что шестерка острокритически настроенных кандидатов в президенты уже торжествовала победу над уклонившейся от дебатов с ними тройки. Но то, как оно будет на избирательных участках, покажет завтрашний день.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG