Accessibility links

Любимый детектив, нелюбимый Нобель


Давид Каландия

Когда на встрече с избирателями один пронырливый задавака спросил меня, а что я люблю делать на свете больше всего, то я, не задумываясь, ответил: «Лежать на диване, грызть семечки и читать детективы». Насчет дивана и семечек не буду говорить, а расскажу про детективную литературу.

Запамятовал, в каком возрасте я начал читать детективы, может быть, лет в семь или восемь, но прекрасно помню, что моей первой книгой в этом жанре была повесть «Этюд в багровых тонах» сэра Артура Конан Дойля. Великолепный Шерлок Холмс и его друг-простак доктор Ватсон надолго, а может быть, даже навсегда, стали моими спутниками по жизни. Иногда в два-три года раз я перечитываю любимые рассказы про самого знаменитого сыщика всех времен и народов, и мне становится на душе радостно.

Не секрет, что сэр Артур тяготился своим персонажем, считал, что другие его книги значительно важнее и ценнее, чем приключения пытливого сыщика, но люди мира полюбили именно Шерлока. Однажды доведенный до отчаяния Конан Дойль в рассказе «Последнее дело Холмса» убил своего героя, сбросив его вместе с заклятым врагом, профессором Джеймсом Мориарти, в Рейхенбахский водопад, что неподалеку от швейцарского города Майрингена. Но тут запротестовали читатели. Около двадцати тысяч подписчиков отказались от подписки на журнал «Стрэнд», где печатались рассказы про Холмса. Огромные толпы народа с лозунгами «Верните нам Холмса!» стояли вокруг офиса редакции. Артуру Конан Дойлю стали звонить неизвестные с прямыми угрозами, что, если Шерлок Холмс не будет воскрешен из мертвых, его бессердечный автор в скором времени отправится за ним вслед. Все клерки столицы Великобритании по случаю смерти любимого сыщика демонстративно оделись в траур! И даже сама королева Виктория высказала свое мнение: она написала Конан Дойлю письмо, что смерть Шерлока Холмса – это лишь хитрый ход сыщика. И в итоге писателю пришлось «воскресить» свое детище в шикарном рассказе «Пустой дом» и продолжить цикл про неутомимого детектива-консультанта. Через пару лет после этого события была создана самая значительная книжка холмсианы «Собака Баскервилей». Так что народ не зря кипел – оживление Холмса дало великолепный результат.

Сэр Артур Конан Дойль входит в число моих любимых писателей не только из-за своего Шерлока Холмса. Он оставил разножанровое литературное наследство. Кроме детективов, он писал фантастику, юмористические рассказы о наполеоновской войне, готические страшилки, серию про пирата Шарки, бытовые, исторические и приключенческие романы, публицистику, философские произведения, воспоминания. Его исторический роман «Белый отряд», по моему мнению, является одним из самых блестящих образцов в этом жанре. Если кто не читал, рекомендую к прочтению. Уверен, получите большое удовольствие. Конан Дойль также считается родоначальником «динозавровой» тематики, которая получила бешеную популярность в конце ХХ века благодаря писателю Майклу Крайтону и режиссеру Стивену Спилбергу. В повести «Затерянный мир» автор посылает своих героев в Южную Америку, на скалистое недоступное плато в долине реки Амазонки, где сохранились в первозданном виде разные доисторические чудища.

Но все-таки Конан Дойль не смог превзойти популярность Шерлока Холмса никакими другими книгами. Я как-то подсчитал, сколько же раз был экранизирован великий сыщик. Насчитал до ста экранизаций, а потом бросил это занятие. А самым классическим Шерлоком Холмсом считается Василий Ливанов, и он даже был награжден орденом Британской империи «За лучшего сыщика».

Артур Конан Дойль был не первым писателем, который вывел в своем творчестве образ частного сыщика. Официально считается, что это сделал Эдгар Алан По, который придумал сыщика Дюпена и написал с его участием три рассказа. Потом были Уилки Коллинз, Честертон, Габорио... Но все их сыщики не сравнятся по популярности с Шерлоком Холмсом. До Эдгара По можно найти детективную канву в разных произведениях. Лично я считаю, что даже в «Гамлете» прослеживается детектив, когда в течение пяти актов датский принц выясняет, а правда ли дядька Клавдий убил его отца? У него даже есть свой доктор Ватсон – друг Гораций, которому он дает объяснения по поводу своего поведения. Детективами являются книги Достоевского «Преступление и наказание», «Братья Карамазовы», где, кстати, так и не назван реальный убийца папаши Федора Карамазова, а признание Смердякова еще не является доказательством его причастности к убийству. К сожалению, Федор Михайлович не закончил свой знаменитый роман, и мы до сих пор не знаем, а кого он мыслил на роль настоящего убийцы. Такая же интрига присутствует в последнем незавершенном романе Чарлза Диккенса «Тайна Эдвина Друда», который писатель тоже не завершил, и тайна осталось тайной. Детективные мотивы обнаруживаются и в древних религиозных текстах, в «Шехерезаде», в китайской литературе XVIII века и т.д. Но для меня символом детективного жанра, его иконой является все-таки Конан Дойль, а лучшим сыщиком – Шерлок Холмс.

Теперь про другое. На днях объявили лауреатов Нобелевской премии по литературе за 2018 и 2019 гг. За 2018 год премию получила польская писательница и поэтесса Ольга Токарчук с формулировкой «За воображение, с энциклопедической страстью показывающее нарушение границ как способ жить». А за 2019 год нобелиантом стал австрийский писатель Петер Хандке «За влиятельную работу, которая с помощью языковой изобретательности исследовала периферию и специфику человеческого опыта» (хотел бы я посмотреть на того человека, кто придумывает эти витиеватые формулировки. По-моему, он достоин своей, малой Нобелевской премии). Про Токарчук ничего не могу сказать: несмотря на малую во мне толику польской крови, языка я не знаю, а поэзию надо воспринимать только в оригинале. Про ее прозу тоже ничего не слышал, но будет шанс – распробую. А вот Петера Хандке я прочитал. Вернее – попытался прочитать его известную вещь «Учение горы Сен-Виктуар». Ребята, более тягомотной книги я в руках не держал. Я читал и читал, а она все не начиналась и не начиналась. Не знаю, что в этом Хандке нобелиантского. Или я постарел, или к литературе требования изменились, или же что-нибудь еще. А если бы Петер Хандке писал детективную литературу, даже на самом высочайшем уровне, ему бы ничего не дали. Потому что у нобелевского комитета такая политика – развлекательная литература им не по нраву.

Артуру Конан Дойлю премию не дали, он даже ни разу не был представлен к получению этой награды. Но его помнят и любят, и читают до сих пор. Он один из тех, кто оставил глубокий след в литературе. Первую Нобелевскую премию по литературе получил французский поэт и эссеист Сюлли Прудом (Рене Франсуа Арман Прюдом), который, я уверен, сегодня известен только узкому кругу литературоведов. Лично я его ничего не читал, и таких как я – много.

Будь моя воля, я бы сегодня нобелевку вручил выдающемуся писателю современности Стивену Кингу, который каждый год выпускает по новой великолепной книге.

Но ему не дадут, потому что гуманизма в его творчестве нет. А у Петера Хандке оказывается есть гуманизм. В марте 2004 года Петер Хандке подписал обращение от имени художников в защиту Слободана Милошевича (!). Видимо, за это ему и дали премию. Ну, а если же я ошибаюсь, поправьте меня, я люблю, когда меня поправляют. Только без рукоприкладства.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG