Accessibility links

Почувствуйте разницу, или Цены глазами медсестры


Давид Каландия

«Страна нищая, зато цены мировые», думал я, живя в своей стране, и с тоской бродил по предновогодним магазинным ценам. Скидки, которые были выставлены, в действительности были не скидки, а замаскированными старыми ценами. Ну, иногда на не очень ходовые товары и правда снизили цены, но это так, для галочки. Чтобы потом было бы чем отчитаться перед Всевышним; когда придет пора ответа, когда на вопрос господа: «А снижал ли ты цены на Новые года?», хитрован-торговец, бия себя кулаченками по впалой груди, смог бы ответить: «Клянусь мамой, снижал, вот, гляньте» – и представит предновогоднюю скидку на кардан от УАЗа. И Всевышний разум, ворча и ругаясь, приоткроет торговцу дверь от рая.

Это было лирико-мистическое вступление.

25 ноября, после объявления т.н. «черной пятницы», я понял, что клиента в очередной раз надувают. Но клиент ничего, «схавал», и в те дни в магазинах было не протолкнуться. Рядом со мной есть одно торговое заведение, где в течение всего года на разные товары лежит одна и та же скидка – 30%. Видимо, таким образом привлекают покупателей, мол, смотрите, какие мы добрые, отрываем от сердца, торгуем себе в убыток, скидываем 30 процентов, лишь бы вы были довольны. И так продолжается уже целый год. Несмотря на эту скидку, товары там все равно недешевые. Периодически я туда захожу, присматриваюсь к ценам, но ничего позволить себе не могу. Дорого. Народ тоже редко там появлялся. Но в «черную пятницу» я на всякий случай заглянул внутрь. Подумал, если к тридцати процентам еще столько же добавят, тогда я себе приобрету тумбочку. Нужна мне тумбочка около кровати, куда я бы книги складывал, которые перед сном я пролистываю сразу по несколько штук. Окрыленный надежной, я зашел в магазин, вижу – огромный плакат: «У нас «черная пятница», мировые скидки, приходите, покупайте только у нас и нигде и никогда и ни у кого больше!» Что-то вроде этого было написано. Прошелся по залу – а цены все те же, с надписью – 30%. И моя тумбочка не подешевела ни на один сантик. То есть ничего не изменилось, зато народ давился около касс и покупал, и покупал, и покупал. Вот что значит внушение. Вот что значит очищающая сила «черной пятницы». Было сказано, что будут «сейлы», и народ повалил.

Так вот, хочу я поговорить про цены.

Цены у нас, в благословенной Грузии, очень высокие. Да-да, это, к сожалению, так. Приехал знакомый иностранец, прошвырнулся по магазинам, вернулся обескураженный. Говорит, у вас неимоверная дороговизна стульев для трудящихся всех стран. Я было взбрыкнулся, хотел ему сказать: «ты на свой нос посмотри!», но потом поубавил прыть и стал сопоставлять. Будучи пару лет тому назад в городе Лондоне и не имея при себе много местных денег, я экономил на всем. Самый дешевый гамбургер в лондонском Гайд-парке стоил пять фунтов. Я сразу переводил это на нашу валюту, и получалось около 20 лари. «Ничего себе дороговизна, – с восторгом думал я, – и как только бедные лондонцы такое выдерживают и не начинают борьбу с мироедами?» Но лондонцы борьбу не начинали, а мило покупали пятифунтовые гамбургеры, и тщательно пережевывая фастфуд, помогали обществу поднимать экономику.

Вспомнив про дорогие гамбургеры, я заглянул в английскую статистику: средняя зарплата англичан в возрасте от 30 до 60 лет колеблется между 3000-3500 фунтами стерлингов в месяц. Учитель получает в год около 40 тысяч, медсестра – 33 тысячи, электрик – 32 тысячи. Получается, что медсестра в месяц имеет около 2 500 фунтов. И вот медсестра в выходной день идет насладиться покоем в Гайд-парк, проголодавшись, она покупает себе гамбургер за пять фунтов, что составляет пятую часть одного процента ее зарплаты, и чувствует себя мирно и сыто. Она может себе это позволить.

А у нас медсестра (которая гордо именуется ассистентом врача) в среднем получает в месяц 300 лари. Гамбургер скромной паршивости в наших объектах пищеторга стоит ларов пять. Это около полутора процентов ее зарплаты. Как говорится, почувствуйте разницу. Нет, я не сравниваю Великобританию и Грузию, сравнивать просто глупо, но, когда говорят, что в Англии заоблачные цены, то это не совсем так. Заоблачные цены у нас, если их сопоставить с нашими заработками. Мой друг, который играет по контракту на кларнете в ливерпульском Большом симфоническом оркестре им. Альберта Стаббинса, приехал на Новый год к себе на историческую родину в Тбилиси и захотел сделать подарок родителям. А самый хороший подарок – это телевизор. Любящий сын решил купить самый большой телевизор, чтобы соседи обзавидовались. Тем более что его папенька очень любит смотреть теннис и другие спортивные заморочки, а мать увлечена слезливыми турецкими сериалами. И все это на большом экране смотрится гораздо весомее, чем на маленьком.

Найдя в одном торговом центре большущий телевизор, друг-кларнетист с удивлением увидел цену – около 11 тысячи лари. Быстро прогуглив, он обнаружил, что точно такой же телевизор в богатой Англии стоит 1000 фунтов, т.е. около четырех тысяч лари. Почувствуйте разницу.

Дальше – интереснее. Я, как имеющий дурной вкус, люблю пролетарский растворимый кофе. По-моему, все растворимые сорта одинаковые на вкус, но бывает среди них чуть похуже и очень невкусный. Так вот, у нас более или менее вкусный кофе (не буду заниматься рекламой и называть его) стоит около 25 лари. Я попросил свою дщерь на Новый год сделать мне подарок, привезти из Голландии баночку хорошего растворимого кофе. Она мне его привезла и в торжественной обстановке передала. Играл оркестр, кричали женщины ура и в воздух кофейные чашки бросали. Решил я осторожно поинтересоваться, сколько же стоит в дорогущей Голландии банка 200-граммового вкусного кофе? Оказалось – три евро. В пересчете на наши деньги – около 10 лари. Минимальная зарплата в Голландии около 1700 евро. А это значит, что самый низкооплачиваемый голландский работяга может банку кофе купить за ноль целых две десятые процента от зарплаты. А наша медсестра (300 лари в месяц) на это тратит почти восемь процентов своей получки. Почувствуйте разницу.

Пошли еще дальше. Да, можно жить без гамбургеров, можно жить без кофе (трудно, но можно), но без мяса многим гражданам жить нельзя. Особенно мне, так как я злостный мясоед. Приехала моя старая подруга Ирэн А. из Италии. Мы с ней сели, она мне рассказывала про Кватроченто, про Буонаротти, про Ватиканскую библиотеку и про тематику тяжелых романов интеллектуального Умберто Эко. А я спросил:

– А почем у вас самое дешевое мясо в магазине? Говядина с косточками?

Подруга Ирэн А. долго хмурила свой многообещающий лобик и потом выдала:

– Около шести евро за кг. В магазине для небогатых людей.

Подруга Ирэн А. работает медсестрой (назовем это так. Она ухаживает за пожилыми людьми – работа, которой занимаются многие наши соотечественницы в Италии) и получает в среднем около 1200 евро. Килограмм мяса ей обходится в полпроцента ее зарплаты. У нас на рынке самое дешевое мясо стоит 15 лари. Значит, нашей медсестре килограмм обойдется в пять процентов. Почувствуйте разницу, туды ее в качель.

Может, кто скажет, что я занимаюсь ерундистикой, глупыми подсчетами и сравнениями? Может, оно и так. Но я все никак не оставляю надежду зажить лучше, хотя надежда давно перестала быть моим компасом земным, и удача тоже отвернулась от меня. Да и не только от меня.

Почему у нас все так дорого, несмотря на мизерные доходы? Ну, понятно, что экономика у нас очень слабая. Экономический рост есть, но он настолько мизерный, что мое поколение точно не доживет. Не доживет до сытой старости. Даже не сытой, а неголодной старости. Если у кого нет детей-внуков, то на пенсию в 220 лари трудно выжить. Все бабки пойдут только на простую еду и на валокордин. Даже не валокордин (который дорогой, потому что немецкий), а на корвалол, который то же самое, но он в пять раз дешевле, так как местного производства и в нем нет масла хмеля. На остальное – коммуналку, вай-фай, газеты-журналы и мороженое – пенсии не хватит.

Спросил я знакомого экономиста, а где же все-таки зарыта собака? Почему все так у нас дорого, по сравнению с богатыми странами? Экономист ответил, что, кроме вялой экономики, виноваты еще и монополии, картельные соглашения и отсутствие конкуренции. Экономист еще много каких-то новых слов мне говорил, которые я не понял. Антимонопольный совет у нас существует, только он ни хрена не работает. А если бы работал, наверное, я бы его спросил, почему во всех аптеках одни цены (разница в копейку-полкопейки), почему на всех заправках тоже одни цены (разница такая же), почему во всех кинотеатрах идут одни и те же фильмы и почему в политике одни и те же лица уже около тридцати лет?

Если антимонопольный совет задумается и начнет искать ответы на вопросы, будет хорошо. Будет еще лучше, если начнет он с последнего вопроса, насчет лиц в политике, хотя это я уже пытаюсь вяло ерничать.

А ведь по сути своего дела, антимонопольная политика составляет неотъемлемую часть государственной экономической политики. Вот только она не работает. А может быть, и работает, может, ее члены работают в поле под прикрытием, изучают вопросы, дабы потом семерых единым махом!

Вы в это верите? Я – нет!

Так что наша серая жизнь продолжает свое вялое существование, вот только медсестер жалко!

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG