Accessibility links

В надежде на личность


Изида Чаниа

Неделю назад три человека начали голодовку на площади Свободы в Сухуме, требуя принятия пакета антикоррупционных законов. Два месяца назад «ДНРровец» Ахра Авидзба организовал штурм здания администрации, чтобы сместить президента страны. А четыре месяца назад на должность генерального прокурора был назначен тридцатидевятилетний Адгур Агрба, и прокуратура начала работать. Эти очень разные события стали поводом для размышлений о роли личности в истории нашей страны.

Об этом спорят с древнейших времен. Отношение к вопросу менялось – фаталистически смотрели на роль личности древние греки и римляне, преклонявшиеся перед многочисленным пантеоном богов, средневековые мыслители ссылались на замысел божий, а Возрождение отметилось трудами Макиавелли, который наделял правителей возможностью влиять на историю. Потом был Гегель, говоривший о личности, которая всего лишь раскрывает неизбежное будущее, и Толстой, обозначивший в «Войне и мире» личность «рабом истории» и так далее. Спорить с учеными мужами я не собираюсь, я не пишу научный трактат, просто пытаюсь понять роль отдельной личности в истории страны, в которой живу.

В надежде на личность
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:47 0:00
Скачать

Я не склонна преувеличивать роль личности, но, очевидно, неспроста некоторые люди вписаны в мировую историю и в историю своих стран. Никто не может отрицать, что Жанна д’Арк, Мартин Лютер, Кромвель или Наполеон и многие другие повлияли на мировую историю, но если говорить о новейшей истории, то я уверена, что грузино-абхазской войны, несмотря на все противоречия между грузинами и абхазами, не было бы, если бы не распался Советский Союз и в Грузии не появился Гамсахурдия, лозунги которого упали на благодатную почву вызревавшего многие годы национализма. По странному совпадению, именно в это время в Абхазию вернулся ученный, хеттолог Владислав Ардзинба, который вроде бы всю жизнь только и делал, что занимался историей и археологией. Но именно его появление на политической арене стало знаковым для нашей страны.

Я почти уверена, что, если бы не было Ардзинба, Абхазия бы исчезла с политической карты мира и об абхазском этносе к сегодняшнему дню говорили бы в прошедшем времени или вообще не говорили. Да, в маленькой стране, в которой по определению достаточно ограничен человеческий ресурс, личностные качества лидера выступают на первое место, и они, без сомнения, меняют историю. Именно поэтому выборы президента всегда вызывают в Абхазии накал страстей, а избиратели пытаются обнаружить у потенциального главы государства качества идеального лидера. Думаю, мы сейчас переживаем именно такой период, так как государственный строй, доставшийся нам в наследство от советской эпохи, изжил себя и катится к закату вместе с политиками, перекочевавшими во власть из прошлого столетия, исчерпавшими свой потенциал, но упорно не желающими уходить с политической сцены. А время давно требует «других песен» и других героев, и состоится ли смена старого на новое в нашей стране, зависит от общества, у которого появился выбор (не президента, а пути развития).

Впрочем, роль личности важна не только на президентском уровне. Мой интерес вызвали недавние решительные действия нового генерального прокурора Адгура Агрба, назначенного на должность в декабре прошлого года. Повторное возбуждение незаконно закрытых уголовных дел, задержание подозреваемых, отпущенных «под домашний арест» или под «подписку о невыезде», задержание «воров в законе», дисциплинарные наказания прокуроров за незаконные прекращения уголовных дел – неполный список весьма кардинальных изменений в работе ведомства.

Назначение Агрба – в принципе, случайность, и о нем можно говорить опять лишь в сослагательном наклонении. За месяц нахождения в Генпрокуратуре им были приняты решения, которые не решался принять его предшественник Зураб Ачба, кандидат от оппозиции, который был назначен генпрокурором в результате соглашения между властью и оппозицией во время политического кризиса 2017 года. Конечно, быть одновременно прокурором от оппозиции и «государевым оком», выдвигаемым президентом, но утверждаемым парламентом, с одной стороны, абсурдно, но с другой стороны – дает определенный уровень профессиональной свободы, так как невозможно угодить всем трем сторонам одновременно. Даже Фигаро мучился, служа двум господам.

И вот еще одно подтверждение. Аккурат в женский день 8 марта был задержан «вор в законе» Тенгиз Лакербая по прозвищу Тегуляш. Два года назад мне как-то довелось попасть на суд, на котором рассматривался хулиганский поступок «вора в законе» Тегуляша, который нанес физическое оскорбление сотруднику российского посольства. На суд пришло столько «болельщиков», что сложно было работать не только журналистам, но и судьям, и прокурору. Однако самое яркое впечатление, которое ярко демонстрировало состояние нашего правосудия, – судья и прокурор разговаривали шепотом, не поднимая глаз. Суд вынес весьма условный обвинительный приговор «ниже низшего предела» – 9 месяцев колонии-поселения, с учетом «смягчающих обстоятельств» и «положительных характеристик». Что такое 9 месяцев колонии поселения в Абхазии, где нет колонии-поселения? Это три месяца в ИВС, где все заключенные содержатся в одинаковых условиях. Прокуратура грозила опротестовать решение суда, но почему-то не опротестовала. А ровно через год опять же в сентябре в отношении того же Тегуляша были возбуждены два уголовных дела – хищение денег и имущества у двух гражданок – Абхазии и России. Но в ноябре уголовное преследование по делу о хищении имущества было прекращено прокуратурой, а выбранная мера пресечения в виде заключения под стражу отменена. Лакербая был отпущен под подписку о невыезде.

И вот 29 февраля нынешнего года Генеральная прокуратура отменила постановление о прекращении уголовного дела и назначила дисциплинарные наказания сотрудникам следственного управления. Взыскание получила и начальник СУ Нонна Смыр.

В Абхазии многие считают, что смелость генпрокурора продиктована отсутствием власти в стране – свергнут президент и не функционирует парламент, и на него некому оказывать давление. Но, на мой взгляд, все проще: главная причина нынешней самостоятельности прокурора, надеюсь, заключается в том, что это не политизированная фигура, и что он представитель другого поколения, и, самое главное, – личность (тьфу-тьфу, не сглазить), которых так не хватает нашему государству. Ведь, как говорил Отто Бисмарк, с плохими законами и хорошими чиновниками можно править страной, а вот при плохих чиновниках не помогут никакие законы. У нас именно такая ситуация, и нам остается уповать только на появление харизматических личностей. Говорят, что они появляются каждые 30 лет. Может быть, время пришло?

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG